Выберите регион

Смотрим на

Киселев прокомментировал проблемы недовольных своим набором хромосом

Автор: Дмитрий Киселёв

Давно пора ввести в "Вестях недели" "Культурную страничку", ведь в современной культуре происходят столь масштабные перемены, да еще столь стремительно, что не поспеть.

Вот, например, вновь вспыхнула дискуссия о роли мужчин в женских видах спорта. Повод дал один дядя из глухой канадской провинции, который решил не заморачиваться на всякие там операции по смене пола, а просто представился женщиной с библейским именем Ракель или Рэйчел, сел на велосипед и стал чемпионом мира среди женщин на треке.

Канадец под женским именем никого не обманул. Все по-честному. В трусах у Ракель вполне себе мужское хозяйство, но по действующим правилам МОК в трусы теперь не заглядывают — неполиткорректно. Собственно, канадец этим и воспользовался.

В канун собственного 30-летия он решил, что в жизни сможет большего добиться в женском теле, а не в мужском. Тело при этом менять не нужно. По действующим правилам Международного олимпийского комитета (МОК) мужчине достаточно лишь представить себя женщиной, ощутить. И ты становишься трансгендером.

Трансгендер неровня транссексуалу. Если транссексуал меняет свой пол с помощью хирурга, то трансгендер — без этого вульгарного материализма, с помощью мысли, плюс препараты по изменению гормонального фона. Для МОК тестостерон надо снизить до 10 наномолей на литр. То есть формальный показатель есть. Все — ради справедливости, честного спорта и прав человека.

Когда в данном контексте говорят о правах человека, то обычная нормальная женщина под защиту не попадает. Ведь в западном культурном мейнстриме в моде сегодня тирания меньшинств. Трансгендерная женщина, то есть вообще-то мужчина, возомнивший себя женщиной, — это ценность. А женщина, чувствующая себя женщиной традиционной ориентации, — это уже не ценность даже для феминизма. Феминизм в своем развитии женщину, ее интересы и заботы давно "проскочил".

С ужасом ждем летней Олимпиаде в Токио, которая обещает стать мужским триумфом в обоих разрядах — как в мужском, так и в женском. Почему именно в Токио? А потому, что решение по трансгендерам МОК принял в ноябре 2015 года. А по нему заявление (декларация) о принадлежности спортсмена к тому или иному полу не должно меняться чаще, чем раз в четыре года. То есть те спортсмены-мужчины, которые успели заявить о своем переходе в женский разряд зимой 2015-2016 годов, как раз и смогут заявиться на Токио-2020. Кто не успел, тот опоздал.

Если хотите мое мнение, то все это унизительно — как для женщин, которым предлагают соревноваться и проигрывать заведомо сильным мужчинам, так и для трансгендеров, победы которых будут обесценены слабой конкуренцией со стороны женщин. А поскольку у нас "Культурная страничка", то заглянем в прошлое и поищем ответы на современные вопросы в истории культуры.

Вот, например, что писал великий итальянский композитор, автор "Севильского цирюльника" Джоаккино Россини на партитуре финального произведения своей жизни с ироничным названием "Маленькая торжественная месса": "Маленькая торжественная месса для четырех вокальных партий с аккомпанементом двух фортепиано и гармониума. Сочинена для моего загородного дома в Пасси. Двенадцати певцов трех полов — мужчин, женщин, кастратов — будет достаточно для ее исполнения".

Россини писал эти строки полторы сотни лет назад. Кастратов выделил в отдельный пол — третий. Тогда это было уже глубоко уходящей культурной традицией, по которой Россини явно ностальгировал. После Россини арии для певцов-кастратов уже никто не писал. Эпоха европейского романтизма сменила традицию итальянского барокко, где высшим музыкальным достижением стали именно арии в исполнении мужчин — некогда кастрированных мальчиков.

Художественная идея была в том, чтобы за счет прекращения выработки тестостерона сохранить утонченность природного аппарата звукоизвлечения у мальчиков, соединив его с мощью мужского организма — большим объемом легких и силой дыхания. Цель — добиться подвижного, звонкого сопрано, периоды звучания которого между вдохами были бы значительно дольше, чем всегда у женщин, а значит, и интонация могла стать куда богаче. Разумеется, и тембр от женского отличался при той же высоте голоса.

Наверное, самым известным певцом-кастратом в XVIII веке был Фаринелли. Музыкальный диапазон голоса – гигантский: три с половиной октавы. История жизни Фаринелли, хотя и несколько вольно, отображена в шикарной картине Жерара Корбье "Фаринелли-кастрат", отснятой почти 25 лет назад. Премия "Золотой глобус".

Божественно. Завораживающе. Неземное звучание. Не хочу разочаровывать, но голос, который зрители слышат в фильме, в природе не существует. Это искусственно воспроизведенный тембр, в котором за основу взят один мужской голос — контртенор — и один женский — сопрано. Наслоили и модифицировали... Это результат скрупулезной и долгой работы высококлассных звукорежиссеров. Монтаж буквально по одной ноте. Цель — воссоздание, реконструкция голоса и возможностей дыхания лучших итальянских певцов-кастратов эпохи барокко в XVII-XVIII веках.

Если у мальчика 8-10 лет тогда где-нибудь в Болонье, Неаполе или Риме были прекрасный голос и безупречный слух, то его обязательно -с согласия родителей — кастрировали ради будущей певческой карьеры. Вынимали тестикулы — железы, вырабатывающие мужской гормон тестостерон. Важно было успеть до пубертатного возраста, когда голос у мальчиков начинает ломаться.

Культурный запрос на необычные голоса граничил с ажиотажем. И в Италии XVII века в среднем кастрировали 4 тысячи мальчиков в год. Католическая Церковь приветствовала операции, ведь ангельским голосам предстояло звучать в храмах, а женщинам там петь тогда запрещалось. Красота, однако, требовала жертв. Когда хирург знал свое дело, то умирал после операции лишь один из десяти мальчиков. Если ребенка клали под нож проходимца, а и таких было в достатке, то смертность достигала 80%. Кастрацию Папа Римский запретил лишь к концу XIX века.

Сейчас высокие мужские голоса вновь входят в европейскую моду. Контртенор — нарасхват, а на партии некогда написанные для третьего пола — кастратов — в XXI веке замахиваются женщины. Вот, например, лауреат премии "Грэмми" Чечилия Бартолли записала целый альбом с партиями кастратов — Sacrificium ("Жертвоприношение"}. Голос роскошный, с огромным диапазоном — более трех октав — но женский. Да оно и понятно. Чечилия Бартолли — женщина. Женщиной остается. И счастлива в своем теле. В иное, насколько известно, "переезжать" не собирается.

Но сегодня мы говорим о другом культурном явлении — о тех, кто своим хромосомным набором недоволен. Так зачем всех мучить? Может, действительно в международном спорте ввести третий пол, как в музыке эпохи барокко? И как у Россини? Если трех кому-то покажется мало, то позже число можно увеличить. Под лозунгом: "Все — для меньшинств!" Так будет чище и справедливее. Да и права большинства тоже будут соблюдены. Вздохнем с облегчением!

Читайте также

Видео по теме