Выберите регион

Смотрим на

Наводнение в Сибири: затопленные судьбы

  • Кадр из программы "Андрей Малахов. Прямой эфир". Наводнение в Сибири: затопленные судьбы
    Кадр из программы "Андрей Малахов. Прямой эфир". Наводнение в Сибири: затопленные судьбы
  • Кадр из программы "Андрей Малахов. Прямой эфир". Наводнение в Сибири: затопленные судьбы
    Кадр из программы "Андрей Малахов. Прямой эфир". Наводнение в Сибири: затопленные судьбы
  • Кадр из программы "Андрей Малахов. Прямой эфир". Наводнение в Сибири: затопленные судьбы
  • Кадр из программы "Андрей Малахов. Прямой эфир". Наводнение в Сибири: затопленные судьбы

Одна из главных тем недели – разрушительные наводнения в Иркутской области. Тысячи людей остались без крова. Есть погибшие, пропавшие без вести. Стихия не отступает: в ближайшие сутки прогнозируют подъем воды в реках Иркут, Китой и Ока. Наводнение застало всех врасплох. Те, кто не смог выбраться, ждали спасателей, стоя на крышах. Те, кто спаслись, со слезами смотрели на свои дома, которые уносила вода и разбивала о мост. Люди потеряли нажитое годами. Как им жить дальше? Кто и как им поможет? Что сделать, чтобы трагедия не повторилась? Корреспонденты "Прямого эфира" на месте катастрофы неделю искали ответы на эти вопросы.

У Оксаны Козик из города Тулуна наводнение отняло все – дом, скотину, четвероногого друга. Она с семьей осталась на улице. Женщина показывает висящие под потолком настенные часы: "В тридцать пять восьмого наше время остановилось. Я не знаю, как нам жить. Детей куда?" Она сама собрала в мешки то, что осталось от хозяйства – тушки бройлеров и несушек ("Сколько вложено сил, сколько работы!") – и труп собаки ("Мы ее отвязали, но она, сторож, свой пост не бросила, не ушла никуда").

Народный артист РФ Александр Клюквин, уроженец Иркутска, не может смотреть репортажи с места событий без слез. Но и без негодования тоже: "Мы очень сильны потом горевать, потом помогать, а что до этого? Покажите мне чиновника, пострадавшего от наводнения".

Вместо этого гостям студии показали ролик, в котором за сутки до разгула стихии региональное правительство предупреждает жителей нескольких населенных пунктов о грядущем подъеме воды. Однако ни слова о необходимости эвакуации в ролике нет. Большинство же населения вообще не слышало никакого предупреждения и называет все утверждения властей о якобы курсировавших автомобилях, оповещавших людей, враньем. Утверждают, что мэр Тулуна, наоборот, уверял, что ничего не случится. Пострадавшим до сих пор не хватает информации: "Где наш мэр? Где наше начальство? Мы четыре дня сидим на крышах и еще никого из них не видели!"

"Мэр Тулуна Юрий Карих в 2014 году был осужден за мошенничество, два года им занималось следствие. Победу на выборах принес ему перевес всего в 37 голосов. Вступив в должность, он заморозил все строительство и программу переселения из ветхого жилья, поднял себе зарплату и теперь жалуется, что нет денег на систему оповещения, – сообщил Андрей Малахов. – А мэр Нижнеудинска в разгар трагедии использовал технику для благоустройства своего участка".

Иркутский губернатор Сергей Левченко винит в трагедии неправильный прогноз и обещает за счет казны предоставлять пострадавшим несколько вариантов жилья в ближайших районах или выдавать жилищные сертификаты, которые будут действительны на всей территории области.

Журналист и телеведущий Эрнест Мацкявичус обратил внимание гостей на то, что местные власти рассчитывали на Тулунскую дамбу. Ее построили после наводнения в Тулуне 2006 года и сдали в 2009-м: обещали, что она простоит 100 лет.  Но рухнула она через десять. Местные жители не удивлены: еще во время строительства они жаловались, что вместо камней и глины объект насыпают из… мусора, который свозят со всей округи!

Тимофей Баженов указал, что люди живут в опасной пойме 40 лет: по его словам, именно тогда прекратился государственный контроль за застройкой. Тележурналист и ведущий уверен, что подавляющее большинство домов в Тулуне – незарегистрированный самострой без официального разрешения. И построить дамбу, которая создавала иллюзию безопасности, было дешевле – и выгоднее, – чем расселять людей.

Корреспондент "Прямого эфира" вышел на связь со студией из Тулуна с последней статистикой беды: 33 тысячи пострадавших, вода в реке Ия – на отметке 633 см (это в два с лишним раза ниже, чем в ночь на 29 июня). В город приехал зампред федерального правительства по вопросам строительства и регионального развития Виталий Мутко. Он осматривает территорию, социальные объекты, общается с жителями и руководством.

Что спровоцировало наводнение – таяние ледника, экстремальные осадки или незаконная вырубка леса? Почему мэр Тулуна отговаривал горожан от эвакуации, был ли в его поведении политический мотив? Действительно ли дамба лишь усугубила ситуацию? Кто был подрядчиком ее строительства и куда делись выделенные на него 54 миллиона – неужели на мусор? Говорят, что паводок развивался по катастрофическому сценарию; его и правда нельзя было спрогнозировать? Виноваты ли сами люди, живущие в зоне риска, в том, что были не готовы спасаться? Как помогают пострадавшим и ждать ли эпидемий? Ответы – в "Прямом эфире".

Читайте также