Выберите регион

Смотрим на

«Манхэттенский проект». Атомная гонка: действующие лица

«Манхэттенский проект» – кодовое название программы по созданию ядерного оружия в США. Над реализацией проекта, который курировало военное ведомство США, работали выдающиеся европейские ученые, эмигрировавшие в Америку. Официальный старт Манхэттенскому проекту был дан осенью 1941 г. Несмотря на вступление США во Вторую мировую войну, Белый дом вскоре выделил огромное финансирование на атомные работы: общее финансирование проекта за все годы составило свыше 2 млрд. американских долларов (по ценам того времени). В проекте участвовали лаборатории, заводы, предприятия, размещенные на территории 19 американских штатов и в Канаде, где было занято 130 000 рабочих и инженеров. Все это позволило США за 4 года создать колоссальное по своей разрушительной силе оружие массового поражения. Первая атомная бомба «Тринити» была испытана на полигоне в Нью-Мексико в июле 1945 года. Атомная бомбардировка Хиросимы состоялась 6 августа 1945 – на город был сброшен урановый «Малыш». Бомба, взорванная 9 августа 1945 года над Нагасаки, была плутониевой и называлась «Толстяк». Общее число жертв бомбардировок превысило 450 тысяч человек, а выжившие десятилетия страдали от заболеваний, вызванных радиационным облучением.

Так США продемонстрировали всему миру свою силу. Однако предсказания военного куратора Манхэттенского проекта о 15-летней атомной монополии США не сбылись.

В предвоенные годы развитие ядерной физики в ряде стран, и прежде всего в Германии, Англии, Франции, США и Советском Союзе, шло быстрыми темпами. Многие ученые понимали принципиальную важность этих исследований как для мирного, так и для военного применения.

Ученые Германии раньше всех осознали перспективы создания мощного оружия. Исследованиями в области ядерной физики в третьем Рейхе занимались выдающиеся физики ХХ века: Вернер Гейзенберг, Карл Фридрих фон Вайцзеккер, Ханс Вильгельм Гейгер, Вальтер Боте и другие.

Фото: В. Гейзенберг. Источник: Экспозиция Ф-1. НИЦ КИ

Фото: В. Боте. Источник: Экспозиция Ф-1. НИЦ КИ

В. Гейзенберг писал:

«В сентябре 1941 года мы увидели открывшийся перед нами путь. Он вел нас к атомной бомбе».

Однако ученые не смогли убедить в важности и срочности своих исследований руководство страны. 

Фото: А. Шпеер. Источник: Экспозиция Ф-1. НИЦ КИ

Рейхсминистр вооружений и боеприпасов Альберт Шпеер вспоминал позже, уже будучи узником Шпандау:

«У меня сложилось впечатление, что для дальнейшего хода боевых действий атомная бомба не будет иметь значения. Моя информация о беседе с физиками утвердила Гитлера в том, что нет смысла заниматься этим более энергично; тем более, что профессор Гейзенберг не дал окончательного ответа на мой вопрос о том, удастся ли удержать высвобождаемую расщеплением ядра энергию под контролем или же пойдет непрерывная цепная реакция». 

В руководстве Германии возобладали настроения о необходимости сосредоточения научных, производственных и финансовых ресурсов только на проектах, дающих моментальную отдачу в виде новых видов оружия. Фюрер свое предпочтение отдал работам по созданию управляемых самолетов-снарядов, боевых ракет ФАУ. Урановый проект Рейха был передан от приоритетной военной науки в гражданскую, что сделало невозможным его реализацию в годы войны. 

В Советском Союзе ещё в предвоенные годы была сформирована сильная научная школа: Физико-технический институт во главе с академиком А.Ф. Иоффе и ядерной лабораторией И.В. Курчатова; Институт химической физики, возглавляемый Н.Н. Семеновым; Радиевый институт под руководством академика В.Г. Хлопина; ФИАН во главе с С.И. Вавиловым; в Харькове – ХФТИ с ядерными лабораториями К.Д. Синельникова, А.К. Вальтера и А.И. Лейпунского. К началу 1941 г. в СССР была утверждена урановая программа, шел поиск эффективных способов выделения активного изотопа (урана-235), исследования различных замедлителей (тяжелой воды, гелия, углерода), необходимых для организации регулируемой ядерной реакции. Война приостановила эти работы

Фото: А.Ф. Иоффе

Фото: Н.Н. Семенов

Фото: В.Г. Хлопин

Фото: С.И. Вавилов

Фото: А.И. Лейпунский

Фото: И.В. Курчатов

Фото: К.Д. Синельников

Фото: А.К. Вальтер

По мнению президента НИЦ «Курчатовский институт» М.В. Ковальчука, «если бы руководство СССР, благодаря группе ученых и данным разведки, не занялось атомным проектом в тяжелейшую для страны осень 1942 года, возобновив урановые исследования и через полгода организовав Лабораторию № 2, под руководством Игоря Курчатова, само существование СССР оказалось бы под угрозой. Правильный выбор приоритетов предопределяет будущее не только отдельных людей, но и целых стран, ход истории». (См. публикации: «Возобновить работы по урановой проблеме», «Силовое поле истории», «Ставка больше, чем жизнь»).

 

Продолжение – в следующих публикациях.

Читайте также