Выберите регион

Смотрим на

Путин ответил на острые вопросы и пошутил

Автор: Дмитрий Киселёв

Давно Путин не высказывался столь подробно по всему кругу острых международных и внутрироссийских проблем. 22 октября – встреча с участниками Международного дискуссионного клуба "Валдай", объединяющего видных политологов и журналистов из разных стран. Для всех, не постесняюсь заметить, это был шанс оценить явные успехи России в решении проблем, которые неподъемны для стран, считающих себя заведомо передовыми. Понятно, что тема года – коронавирус.

"Жизнь показала, что дело не только в уровне развития медицинской науки с ее подчас фантастическими достижениями. Оказалось, что не менее, а может, и гораздо важнее другое, – организация и доступность системы массового здравоохранения. Ценности взаимопомощи, служения и самопожертвования, объединяющие людей, – вот что оказалось важно. Ответственность, собранность и честность власти, ее готовность воспринять запрос общества и одновременно четко, аргументированно объяснить логику и последовательность принимаемых мер, чтобы не дать страху побороть и разобщить общество, а, напротив, вселить уверенность, что как бы ни было трудно, мы вместе преодолеем все испытания", – заявил Владимир Путин.

Президент с явным удовлетворением и с явной гордостью говорит о состоянии российского общества и российского государства – о России, которая, да, располагая меньшими средствами, чем более богатые страны, оказалась куда более стойкой и бережливой к человеческой жизни.

"Борьба с угрозой коронавируса показала, что эффективно действовать в кризисной ситуации может только дееспособное государство. Мы всегда считали сильное государство базовым условием развития России. И вновь убедились, что были правы, когда кропотливо занимались восстановлением и укреплением государственных институтов после упадка, а порой и полного разрушения в 90-е годы. Конечно, стоит вопрос: что такое сильное государство? В чем его сила? Разумеется, не в тотальном контроле или жесткости правоохранительных органов. Не в вытеснении частной инициативы или ущемлении гражданской активности. Даже не в мощи Вооруженных сил и оборонного потенциала. Сила государства прежде всего в доверии к нему со стороны граждан – вот в чем сила государства", – подчеркнул президент.

Путин говорит о крепости построенного в России государства, о том, что и общество чувствует себя в нем вполне гармонично. Вот она, наша российская модель.

"Настоящую демократию и гражданское общество невозможно импортировать. Много раз об этом говорил. Они не могут являться продуктом деятельности иностранных "доброжелателей", даже если те якобы хотят как лучше. Мы видим, как функционируют такие "завозные" модели демократии. Это просто оболочка, фикция, как правило, лишенная внутреннего содержания, даже подобия суверенитета. У народа там, где реализуется подобная схема, реально ничего не спрашивают. А соответствующие руководители – это не более чем вассалы", – сказал глава государства.

Здесь, понятно, что про Украину и ее опыт. И Путин настаивает на отечественной модели. "Сильное, свободное, самостоятельное гражданское общество по определению национально ориентированно и суверенно", – сказал он.

А модель сложившегося в XXI веке российского государства вышла столь крепкой, что Путин с позиции превосходства еще шутит: "Глядя на то, что происходит в мире, в других странах, хочу сказать тем, кто еще ждет постепенного затухания России: нас в этом случае беспокоит только одно – как бы не простудиться на ваших похоронах".

С одной стороны, это была довольно резкая шутка, "как бы не простудиться на ваших похоронах". А с другой, – еще и довольно мягко, если учесть все то, что в адрес России Путину приходиться слушать и читать. На "Валдае", правда, все было вполне корректно, что, впрочем, не исключало и острых вопросов. Так ведущий сессии с президентом Федор Лукьянов прямо спросил об инициативе Минфина сократить штат силовиков в государстве – а это армия и полиция – на сто тысяч человек.

"Министерство финансов предлагает это постоянно. Есть кризис, нет кризиса – Министерство финансов постоянно выступает за то, чтобы оптимизировать расходы. В целом так поступают практически все министерства финансов во всех странах. Ничего здесь оригинального Министерство финансов Российской Федерации не предлагает. Никаких решений пока у нас не планируется", – заверил Путин.

"Отлично. Уже один результат есть от нашего заседания – военнослужащие могут перевести дух", – сказал Лукьянов.

Острым на Западе считается и вопрос о действиях России в Интернете, что якобы вмешательство в чьи-то выборы. У Путина и здесь ответ четкий: "Надо немедленно сесть и договариваться. Ну, что здесь плохого? Мы ведь не предлагаем ничего такого, что не соответствует интересам наших партнеров. Если кто-то считает, что кто-то другой вмешивается в их дела, давайте установим общие правила и выработаем инструменты верификации, контроля за тем, как мы исполняем наши договоренности. Я даже, честно говоря, не понимаю этого упорства".

Понятно, что в условиях, когда мир вот-вот лишится последних сдерживающих договоров, возникает вопрос, есть ли у них будущее?

"На мой взгляд, у мира не будет будущего, если не будет каких-то ограничений в сфере гонки вооружений. Всем же хорошо известны выход из системы противоракетной обороны, из Договора по ракетам меньшей и средней дальности, по открытому небу выхода еще нет, но в Америке заявили, что они начали процедуру выхода из этого договора. Почему, на каком основании, даже не объясняют. Просто не объясняют, почему. Нам европейцы говорят: пускай они выходят, а вы не выходите. Я говорю: вот кино хорошее, вы же все члены НАТО, значит, вы будете летать, передавать американцам всю эту информацию, а мы не сможем этого делать, потому что мы останемся в этом договоре, поэтому давайте дурака не будем валять, а давайте будем разговаривать по-честному друг с другом", – сказал Путин.

Главный вопрос сегодня – судьба российско-американского Договора по стратегическим наступательным вооружениям – СНВ-3, что прекращает свое действие уже 4 февраля будущего года.

"Мы же, когда заключали и вели переговоры по этим вопросам, учитывали все проблемы. Без учета осталось только одно – то, что появилось у России в ответ на выход Соединенных Штатов из договора по ПРО, именно в ответ на выход, а именно наши новейшие системы высокоточного гиперзвукового оружия. Да, пока таких систем действительно у США нет, как и у других стран. И нам говорят, мы слышим: у вас это появилось, у нас пока нет, надо это учесть. Мы не против, давайте учтем. И в количестве носителей, и в количестве боеголовок. Мы же не возражаем. Ведь в чем фокус заключается? Ведь до сих пор мы предметно практически не разговаривали. Наши партнеры просто, если прямо сказать, уклонялись от этого прямого предметного профессионального разговора. Но все дошло до того, что в феврале следующего года это все истекает. Вопрос, что лучше сохранить действующий договор как он есть и начать все-таки предметно об этом говорить, в течение года постараться найти какой-то компромисс или утратить вообще этот договор и оставить и нас, США и Россию, и весь мир вообще практически безо всякой правовой базы, ограничивающей гонку вооружений? Я думаю, что второй вариант гораздо хуже первого. На мой взгляд, он просто неприемлем", – уверен Путин.

Понятно, что Карабах – война там – как тема был неминуем. У Путина прямо спросили, кого поддержит Россия? А Путин ответил неожиданно: "Для нас Армения и Азербайджан – равные партнеры".

"У России всегда были особые связи с Арменией. Но у нас всегда были особые связи и с Азербайджаном. В России проживают более двух миллионов армян и около двух миллионов азербайджанцев. Миллиарды долларов они направляют на поддержку своих семей, работая в России. У всех этих людей очень устойчивые, близкие связи в России на гуманитарном уровне, межличностные, деловые, гуманитарные, семейные. Поэтому для нас и Армения, и Азербайджан – равные партнеры. И для нас огромная трагедия, когда там гибнут люди. Мы хотим выстраивать полноценные отношения как с Арменией, так и с Азербайджаном. В то же время мы понимаем, что такая ситуация, при которой значительная часть территории Азербайджана страной утрачена, не может продолжаться вечно. На протяжении многих-многих лет мы предлагали самые разные варианты урегулирования этого кризиса, чтобы стабилизировать ситуацию на длительную историческую перспективу. В какие-то моменты казалось, что еще чуть-чуть, еще немного, еще один шаг – и мы найдем решение. К сожалению, этого не произошло, и сегодня мы имеем конфликт в самом худшем его варианте. И трагедия заключается в том, что люди гибнут. Много потерь с обеих сторон. По нашим данным, с обеих сторон более двух тысяч погибших – с одной стороны и с другой. Общее число погибших приближается уже к пяти тысячам. Это происходит в широком смысле с нашими людьми, с нашими друзьями, с нашими родственниками. Поэтому мы занимаем такую позицию, которая позволила бы нам пользоваться доверием как у одной, так и у другой стороны и играть существенную роль в качестве посредников в урегулировании этого конфликта по сближению позиций. Мне бы очень хотелось, чтобы этот компромисс был найден. Как вы знаете, я в очень тесном контакте нахожусь и с президентом Алиевым, и с премьер-министром Пашиняном. В день по нескольку раз говорю с ними по телефону. Наши министры иностранных дел, министры обороны, руководители спецслужб находятся в постоянном контакте", – подчеркнул российский президент.

Неожиданными со стороны Путина в сегодняшнем контексте были и уверенные слова по Турции: "Как бы жестко ни выглядела позиция президента Эрдогана, я знаю, что он при всем при том человек гибкий, с ним можно найти общий язык. Поэтому рассчитываю на то, что ситуация и здесь нормализуется".

"Очень многие эксперты полагают, что Эрдоган фактически проводит политику расширения зоны влияния до границ прежней Османской империи. А это очень обширные границы, как мы знаем, куда много чего попадало. В общем, в эту сферу попадал и Крым когда-то. Давно, но тем не менее. Нам не надо опасаться, что если это будет последовательная линия, то возникнут некоторые разночтения с Анкарой?" – поинтересовался Федор Лукьянов.

"Россия ничего не опасается. Мы сегодня, слава богу, не в таком положении, когда мы должны чего-то бояться. Я не знаю по поводу того, что планирует президент Эрдоган, как он относится к османскому наследию. Это вы у него спросите. Я знаю, что сегодня объем торгового оборота у нас свыше 20 миллиардов долларов. Знаю, что Турция реально заинтересована в том, чтобы это сотрудничество продолжалось. Знаю, что президент Эрдоган проводит независимую внешнюю политику. Несмотря ни на какое давление, мы с ним в достаточно короткие сроки реализовали проект "Турецкий поток". Мы с Европой до сих пор не можем, годами жуем эту тему, Европа никак не может проявить какую-то элементарную самостоятельность и суверенитет, чтобы реализовать абсолютно выгодный для нее проект "Северный поток-2". Но с Турцией мы сделали это достаточно быстро, несмотря ни на какие окрики. Так же, как и в других областях, например, в сфере военно-технического сотрудничества. Решила Турция, что им нужна современная система ПВО, а наилучшая система в мире сегодня – это С-400, триумф российского производства, сказал и купил. С таким партнером не просто приятно, с таким партнером надежно работается. Что касается каких-то устремлений по поводу Крыма, еще что-то, я этого не знаю, мне это неинтересно. Потому что интересы России надежно защищены, и в этом вы можете даже ни на секунду не сомневаться. Я уверен, что и другие партнеры наши это тоже прекрасно понимают и отдают себе в этом отчет", – заявил Владимир Путин.

Обращаем внимание, сколь уверен Путин в безопасности России вообще и Крыма в частности. И опять же, уверен Путин, Турция, и "другие партнеры это тоже прекрасно понимают". Это ровно про наше оружие – гиперзвуковые ракетные комплексы "Авангард", "Кинжал" и "Циркон". А что касается мнений, то у любой страны они могут быть свои. Трагедии здесь нет. Хорошо, если бы была хотя бы логика.

"Что касается позиции Турции по поводу непризнания Крыма российским. Что ж, у нас с ней далеко не все совпадает. Но мы знаем и позицию Европы, США, они все вроде демократы такие записные, а то, что проведен референдум народом Крыма – это высшая степень проявления демократии, то, что народ пришел, проголосовал, это никого не интересует. Я уже говорил, вводят санкции против крымчан. Если это аннексия, то значит, они жертвы, за что же против них вводят санкции? А если они проголосовали, то значит, это проявление демократии, как же можно наказывать за демократию? Бред, чушь собачья! Но это происходит. Так что, на Эрдогана пальцем показывать? Смотрите, что в других странах делается", – отметил глава государства.

Важный вопрос о целях политики России на постсоветском пространстве задал ректор МГИМО академик Анатолий Торкунов. Может, надеялся расслышать про "собирание земель" или что-то в этом роде, а ответ был про хрупкость и деликатность.

"Надо дать возможность людям самим аккуратно строить эти отношения внутри общества, просто показывая примеры, но не лезть, как слон в посудной лавке, со своими предложениями и своими миллионами в один или другой адрес, поддерживать то одну, то другую сторону", – считает президент.

О блогере Навальном, который на отдыхе в горах Германии, немец Иоахим Шпангер не мог не спросить.

"Если бы фигуранта, о котором вы говорите, власти хотели бы кого-то отравить, вряд ли отравили бы его на лечение в Германию. Не так ли? Сразу же, как только жена этого гражданина обратилась ко мне, я тут же дал поручение прокуратуре проверить возможность выезда его за границу на лечение, имея в виду, что могли бы ведь не выпускать, потому что у него были ограничения, связанные с судебным следствием и уголовным делом. У него были ограничения на выезд. Я сразу попросил Генеральную прокуратуру разрешить это сделать. Он уехал", – напомнил Путин.

Зачем бы это было делать Путину, уж если травить блогера? На этом нестыковки не кончились.

"Хорошо, сказали, там нашли следы "Новичка". Потом все было передано в ОЗХО, Международную организацию по запрещению химического оружия. И вдруг нам говорят: Это не "Новичок", это что-то другое". Так это "Новичок" или не "Новичок"? Уже возникают сомнения в том, что было сказано вначале. Ну, давайте это вместе расследуем. Я и сейчас это говорю, если это так, то мы, безусловно, это следствие проведем. К сожалению, у нас были случаи, когда покушались на общественных деятелей, на бизнесменов. И это все расследовано в России, найдены виновные и наказаны, что важно, все наказаны. Мы и в данном случае готовы работать с полной отдачей", – заверил президент.

Уже к концу третьего часа ведущий дискуссии Федор Лукьянов удивился, сколь умиротворенно звучит Путин на все темы, тогда как на Западе его считают чуть ли не убийцей, санкции вводят против ближайших сотрудников, требуют оправдываться все время за что-то. Мол, неужели это не раздражает? "Какое-то всепрощение прямо звучит в ваших устах", – сказал Лукьянов.

"А к подобным выпадам я привык давно, еще начиная с 2000 года, когда мы активно боролись с бандами международных террористов на Кавказе. Там я чего только ни слышал и чего только ни видел. Как меня только ни изображали: и с клыками, и так, и сяк, во всяких ракурсах. Так что меня это не колышет", – подчеркнул глава государства.

А чуть позже Путин еще и добавил. Совсем чеканно. "Я работаю на укрепление страны. В этом моя главная цель и смысл жизни", – заявил президент.

Китай. Всегда интересно. И от вопрос о том, о чем долго молчали. "А можно ли вообразить военный союз Китая и России?" – спросил Лукьянов.

"Вообразить все можно. Мы всегда исходили из того, что наши отношения достигли такой степени взаимодействия и доверия, что мы в этом не нуждаемся, но теоретически вполне можно себе такое представить", – ответил Владимир Путин. Кратко и емко. Все довольны. Смысл в том, что де-факто военный союз с Китаем уже есть. Просто, как говорится, не на бумаге.

Если вернуться к внутрироссийской повестке, то без вопроса про пандемию коронавируса и вероятность нового карантина обойтись было никак нельзя. Тема волнует всех. Путин дал исчерпывающий и совершенно определенный ответ: "В целом ситуация такова, что на сегодняшний день нет необходимости возвращаться, во всяком случае у нас, к таким ограничительным методам, как это было весной этого года. Нет такой необходимости еще и потому, что наша медицина сработала достаточно эффективно. Есть необходимость скорректировать поддержку отдельных отраслей, скажем, малого и среднего бизнеса. Есть необходимость внимательнее посмотреть на перевозки, на транспорт, на сферу обслуживания. Мы это все знаем, все видим и будем продолжать работать по этим направлениям, как бы ни было трудно, как я уже много раз говорил, вместе, опираясь на поддержку и доверие народа, мы пройдем этот сложный период".

Вот, собственно, и все главные темы почти трехчасового выступления Путина на Международном дискуссионном клубе "Валдай". "Опираясь на поддержку, мы пройдем этот сложный период" – это про коронавирус.

Читайте также

Видео по теме