Выберите регион

Смотрим на

Парад в запасной столице

7 октября – годовщина Октябрьской революции. В тяжелейшем 1941 году, несмотря ни на что, Ставка решила отметить ее парадами в Москве, Воронеже и особым – в Куйбышеве (ныне – Самаре). Почему сегодня там открыли мемориальную табличку на здании, где располагался Наркомат иностранных дел, что рассекречено только теперь?

7 октября – годовщина Октябрьской революции. В тяжелейшем 1941 году, несмотря ни на что, Ставка решила отметить ее парадами в Москве, Воронеже и особым – в Куйбышеве (ныне – Самаре). Почему сегодня там открыли мемориальную табличку на здании, где располагался Наркомат иностранных дел, что рассекречено только теперь?

Протяжное "Ура!" разносится по главной площади Куйбышева. Ноябрьское утро 1941-го. Пасмурно, бесснежно, но очень холодно – минус 15. В парадные "коробки" построены больше двадцати тысяч красноармейцев, краснофлотцев и их командиров.

К этому моменту Куйбышев – запасная столица в тылу. Сюда эвакуировали наркоматы и иностранные посольства, военные атташаты и официальные представительства спецслужб. У трибуны – офицеры не только из воюющих Британии, Франции, Китая, Чехословакии и Польши, но даже из Болгарии – страны, дружественной Германии, но не находившейся с Советским Союзом в состоянии войны, а также из давно нейтральной Швеции и пока еще нейтральных США и Японии.

Из рассекреченных документов теперь известно, что мимо дипломатов из Токио маршировали те самые части, которые еще недавно сдерживали Японскую империю на Дальнем Востоке. Благодаря информации, полученной от Рихарда Зорге, Москва смогла перебросить эти подразделения через всю страну на Запад.

"Гитлер о Москву сломает не только свои хищные зубы, но и хребет" – эту речь маршала Клима Ворошилова даже иностранцы в своих мемуарах называют "воодушевляющей". И правда на лицах участников парада, юных и не очень, по-крестьянски суровых и совсем по-мальчишески открытых, нет ни страха, ни тревоги. Ни на построении, ни тем более потом, на торжественном марше.

Академику РАН, вице-адмиралу Саркисову – 96 лет девяносто шесть. А в 17 он – курсант первого курса эвакуированного на Волгу Ленинградского военно-морского училища. Досрочное присвоение звания старшины, включение в состав морской стрелковой бригады – и вот он в парадном расчете на площади Куйбышева.

"Была полная внутренняя убежденность, что мы в самое ближайшее время, в течение нескольких месяцев одолеем противника, хотя до нас доходили уже сведения о том, что он прорвал фронт и находится на подступах к Москве", – вспоминает Саркисов.

Иностранцы от холода стучат нога об ногу. Но взгляды от происходящего не отрывают – скакуна, на котором принимал парад Ворошилов, один из западных военных позже в мемуарах назвал "великолепным арабским жеребцом". Ошибся – конь был донской породы.

Если московский парад продолжался 25 минут, то куйбышевский – полтора часа. Показали в первую очередь, конечно, дипкорпусу. Лучшее, что было в тылу. Танки Т-38 и Т-26, тягачи с 45-миллиметровыми пушками, подразделения противовоздушной обороны, так называемый прожекторный батальон и – главное – авиацию. А ведь гитлеровская пропаганда утверждала, что большая часть советских самолетов уже уничтожена.

"Для меня волны самолетов Ил, которые пролетали, казались огромной армадой, мощной, которая показывала, что у нас есть колоссальная сила", – говорит Ашот Саркисов.

Воздушный парад в Куйбышеве – единственный за всю войну и крупнейший за всю историю Вооруженных сил. 233 самолета – рекорд не побит до сих пор.

После парада дипкорпус пригласили на концерт артистов Большого театра, выступала в том числе и прославленная балерина Ольга Лепешинская. И балет в своих воспоминаниях гости отмечали особо. Но о военных перспективах СССР в своих дневниках иностранные дипломаты отзывались скупо. А Советский Союз взял и выстоял, хотя до Победы и оставалось еще более трех лет.

Читайте также

Видео по теме