Выберите регион

Смотрим на

Большой театр чествует артиста балета Владимира Васильева


Большой театр чествует Владимира Викторовича Васильева. В апреле был разгар эпидемии, и отметить его юбилей не удалось. Удалось сыграть в Казанском театре оперы и балета — успели сыграть поставленный там Васильевым спектакль «И воссияет вечный свет». В эти минуты он идёт в Большом театре, на фестивале в его честь. Спектакль, созданный Васильевым, с Васильевым на сцене.

Творческие люди некоторых вещей панически боятся. Одна из них именуется «выгоранием». Иногда говорят о «творческой пустоте», которую то ли нечем заполнить, то ли сил нет заполнить. И с возрастом это не связано, можно ждать в любой момент. Если ждать. Владимир Васильев и к своим восьмидесяти ничего такого не ждёт, он, возможно, и не знает, что всё это такое, не говоря уже об опережающем испуге перед творческой пустотой. Он работает. Елена Ворошилова видела, как он работает.

Этот шаг от Баха к Моцарту Владимир Васильев сделал стремительно. Еще недавно труппа Татарского театра оперы и балета показывала спектакль на музыку «Высокой мессы си минор» Баха. Теперь — исповедь Васильева под «Реквием» Моцарта.

Васильев словно ведет диалог с великими художниками о творчестве и вдохновении. Но в этих размышлениях много личного. Кажется, что он до сих пор не смирился с уходом своей жены и музы Екатерины Максимовой. Он скорбит по друзьям, которые не пережили пандемию.

Строчка из Реквиема «И воссияет вечный свет» дала название спектаклю, на который Татарский театр оперы и балета бросил все свои силы. Двести человек: хор, оркестр, певцы, балет.

«С одной стороны, это элитарные произведения, но по форме и содержанию он делает доступным их для громадного количества людей. Он находит сценическую версию, где работает все, наряду с музыкальными средствами, все остальное — и видеоряд, и пластика», — отметил директор Татарского театра оперы и балета им. М. Джалиля Рауфаль Мухаметзянов.

В начале спектакля Васильев рассказывает о своей юности, надеждах, экспериментах, о временах оттепели — и все это под легкий джаз Евгения Борца. А это — взгляд уже другого Васильева, который знает, что такое терять, отпускать, прощать и молча страдать от невыносимой легкости бытия.

Владимир Васильев: «Сыграть себя невозможно на сцене. Можно блистательно быть в образе своих героев. Но если я выхожу на сцену как я, то я должен просто жить».

Не игра — жизнь, про которую Васильев говорит в своих стихах. Многие он прочтет со сцены. А еще — видеопроекция, сделанная на его акварелях. Всю пандемию он рисовал. В этом спектакле все его — слово, живопись, танец.

«Владимир Викторович видит много воспоминаний и образов. Мы не обозначаем каких-то людей. Для нас нужно воплотить музыкально», — признался премьер Татарского театра оперы и балета им. М. Джалиля Михаил Тимаев.

«И главное — в движении, каждое движение — прыжок, руки, он добавляет мысль, эмоции», — восхищается балерина Татарского театра оперы и балета им. М. Джалиля Аманда Гомес.

Премьера дважды переносилась. Вначале апрель, потом сентябрь. Но театр приехал в Москву. В этот вечер труппа танцует на сцене Большого в честь Владимира Васильева — хореографа, режиссера, художника.


Елена Ворошилова
Новости культуры
 

Читайте также

Видео по теме