Выберите регион

Смотрим на

Удар циклона: машины приморцев до сих пор в ледяной скорлупе

Автор: Павел Мельник

Вторую неделю российское Приморье живет в обстановке ЧС. С таким ударом стихии Владивосток еще не сталкивался. Ледяной дождь буквально парализовал регион. Тысячи людей до сих пор сидят без света и тепла. Наиболее тяжелое положение – на острове Русский, который оказался отрезан от большой земли. Самый длинный в мире вантовый мостовой пролет альпинисты еще очищают от ледяной коросты. Связь – лишь через паром. А жители Владивостока вышли на субботник.

Двумя руками – за ванты, чтобы не улететь в море. Ветер разбушевался в самый неподходящий момент. Промышленные альпинисты – уже неделю на Русском мосту. И только страховочный трос не дает уйти в свободный полет.

Ледяную скорлупу счищают руками, балансируя прямо в воздухе. Лавина из замерзших осадков обрушивается на проезжую часть. Пролет в 1104 метра – самая длинная мостовая балка в мире, а после ледяного дождя еще и самая опасная.

Это не обычный автомобиль – настоящая броня для самых экстремальных условий. Карьерный самосвал усилен стальными панелями. Именно на этом грузовике группе специалистов предстоит преодолеть самый опасный участок Русского моста. Пилоны, с которых валятся сотни килограммов наледи.

Когда мостовики попросили о помощи, альпинисты откликнулись безвозмездно. Валентин Никитин – 14-й год в облаках. Но даже специалисту со стажем стихия не оставляет выбора. "Мы начинаем работу на верхушке пилона. Нужно пройти вдоль этой ледяной стены и зафиксироваться на ванте. Спуститься и прочистить вант целиком, остановиться и вернуться назад просто нет возможности", – рассказал Валентин. Минус 150-200 тонн льда каждые сутки. Мост все чувствует.

На том берегу – больше тысячи людей без света и тепла. На Русский остров уже завезли военные вездеходы. Даже лесники подключились. Линии электропередачи – в непроходимой тайге.

На время перебоев с электроэнергией многие жители уезжают во Владивосток. Очередь на паром начинается на сопке. Девять раз в сутки. И всегда битком. В первую очередь на грузовую палубу загоняют оперативные автомобили. Например, этот многофункциональный вездеход. С трапа он сразу же отправится в работу. Чтобы обеспечить надежный транспортный коридор, паром "Босфор Восточный" работает по 20 часов в сутки.

Приморцы не сдаются, хотя ледяной плен уже и вымотал всех. Жильцы одного из садоводств под Владивостоком пришли энергетикам на помощь. Вязли бензопилы в руки – и на просеку. Дома – кромешная тьма.

Прокуратура Владивостока начала проверку, были ли оперативные службы готовы к непогоде. О надвигающихся тропических зарядах было известно заранее. Ледяной шторм с Желтого моря закрутил, завалил, заморозил.

Прошла уже неделя, как циклон ударил по Приморью, а машины до сих пор в ледяной скорлупе. Если сейчас не попытаться разморозить автомобиль, в таком виде он простоит, скорее всего, до весны.

Аномальное обледенение даже на проводах – корка толщиной до полутора сантиметров. Более 200 тысяч жителей края погрузились во мрак. Согреться и приготовить горячий ужин жители Первомайского района Владивостока смогли только спустя неделю испытаний.

Для медицинских учреждений циклон оказался самым настоящим стресс-тестом. Во 2-й краевой детской клинической больнице Владивостока до сих пор не смотали удлинители. В эти дни генераторы спасли не одну жизнь.

Чтобы стало светло и тепло, оперативно созданная рабочая группа круглосуточно решала вопросы в ручном режиме.

"Была оказана помощь и из государственного резерва, и из ведомственных резервов. Стихия была беспрецедентной, но самый развитый город Дальнего Востока России должен в будущем иметь более высокий уровень готовности к подобным катаклизмам", – отметил Алексей Чекунов, министр по развитию Дальнего Востока и Арктики.

На Русском мосту сейчас ждут разработчиков вантовой системы из Франции, чтобы вместе понять, как не повторить ошибок этой осени. По зарубежной технологии нужно просто дождаться, пока все оттает. Но у отрезанного проливом Босфор Восточный острова такого времени нет.

Читайте также

Видео по теме