Выберите регион

Смотрим на

Скопинский маньяк изобразил раскаяние

Эксклюзивное интервью со скопинским маньяком, который отсидел более 16 лет за истязание двух девушек и вышел на свободу.

Скопинский маньяк вышел на свободу. Вот эти уникальные кадры – они появились в распоряжении телеграм-канала "Честный детектив". Последние секунды почти семнадцатилетнего срока за решеткой. Виктор Мохов подписывает документы и делает решительный шаг на волю. Почти четыре года он держал в плену двух девушек, соорудил для них специальный подземный бункер. И вот, теперь он снова свободен. Куда он отправится? И, главное, раскаялся ли насильник?

Исправительная колония №4 на окраине небольшого городка Пугачев Саратовской области. Именно здесь отбывал наказание Виктор Мохов, более известный как скопинский маньяк. И вот, спустя 16 лет и 10 месяцев, зверь, который наводил ужас, выходит из клетки на свободу.

Точное время, когда Виктор Мохов покинет исправительное учреждение, до последнего держалось в секрете по соображениям безопасности. Очевидно, опасались, чтобы кто-то не устроил самосуд.

В колонии Виктора Мохова якобы не раз пытались навестить журналисты. Однако от общения со СМИ скопинский маньяк категорически отказывался.

На последний КПП перед выходом на волю Виктор Мохов бредет в старом потрепанном спортивном костюме, в руках дорожная сумка с пожитками. Лицо прячут от мира медицинская маска и шапка.

При виде телекамеры этот сгорбленный седой старик заметно приободряется: уголки глаз сужаются в хитром прищуре. Наша съемочная группа первая и единственная, которой удалось пообщаться с маньяком.

– Здравствуйте. Подходим вот сюда, на вопросы отвечаем четко.

– Мохов Виктор Васильевич, 22 июня 1950 года рождения, осужден Скопинским судом районным или городским.

Надевая очки, Мохов склоняется над документами. Формальности. Несколько подписей и он на свободе. Потом Мохов долго и скрупулезно пересчитывает деньги. Тщательно перебирает документы и делает вид, что не узнает свой диплом.

– А это что такое?

– Свидетельство ваше об окончании обучения.

Мохов словно дождался звездного часа. Движения плавные и неторопливые, улыбка, косые взгляды в камеру. Седой старик откровенно позирует.

– А что у вас руки дрожат?

– Переживаю по освобождению, как же, на волю выхожу.

– Вы понимаете, что вы девушкам жизнь испортили?

– Ну так, да. Я свою вину осознал.

"Вину осознал, раскаиваюсь". Есть ли хоть одна капля искренности в этих стандартных, заученных фразах – знать только Мохову.

Сказать, что похититель и насильник выходит на свободу с чистой совестью, язык не поворачивается.

– А что вы так медленно идете? У вас проблемы с ногами?

– Да нет, куда спешить.

Спешить Мохову действительно некуда. Его нигде никто не ждет. Даже в родном доме, который он на несколько долгих лет превратил в пыточную для двух девушек.

О скопинском маньяке и его узницах подробно рассказывал в своем фильме журналист Эдуард Петров "Пленницы подземелья".

Две девушки, Катя Мартынова и Лена Самохина, пробыли в подземном бункере 3 года и 7 месяцев. 1296 дней в плену у изверга. Он морил девушек голодом, насиловал, держал без света, бил резиновым шлангом, распылял по комнате слезоточивый газ.

Сколько бы еще он издевался над беззащитными девушками, неизвестно, но весной 2004 года оперативникам Скопинского отдела поступила информация о том, что неизвестный мужчина примерно 50 лет ищет сильнодействующий яд и предлагает за него приличные деньги.

Позже сыщики установили личность этого человека. Им оказался рабочий местного агрегатного завода Виктор Мохов. Оперативники были крайне удивлены тем, что тихий законопослушный гражданин собирается кого-то отравить и поначалу не придавали этому значения.

Спустя некоторое время в дежурную часть Скопинского ОВД пришла студентка местного медучилища. Она передала милиционерам необычную записку. Детским почерком было написано: "Мы заложницы, освободите нас".

Оказалось, что студентка, передавшая записку, снимала комнату в доме, где жили мать-пенсионерка и ее 50-летний сын Виктор Мохов – тот самый, который искал яд. Так оперативники вышли на скопинского маньяка.

"При первом допросе Мохов все отрицал, никаких показаний не давал, делал округленные глаза, что ничего этого не было", – рассказал Александр Серовский, в 2004 году заместитель начальника УБОП УВД Рязанской области.

Бункер шесть метров в глубину и два в ширину, бетонные перекрытия, железные люки. Сверху железная коробка гаража. Без шансов на спасение. Кричи не кричи, никто не услышит. Мохов продумал все детали. Тюрьму для девушек он копал три года: вывез вагон земли, провел в бункер электричество и создал там примитивную систему вентиляции.

Так называемый вход в бункер находился со стороны огорода.

Кадры оперативной съемки, момент освобождения пленниц.

– Девчонки, вы живы там?

– Скоро?

– Скоро, скоро. Потерпите чуть-чуть.

– Мы уже перестали волноваться.

– Сколько вы здесь находитесь?

– С 30 сентября 2000 года.

– 4 года, да?

– Вот вы представляете, здесь вот на стенах вода. И никак убежать нельзя было, – из беседы оперативников со спасенными заложницами.

На этих кадрах девушки уже на воле. Жмурятся от яркого солнца, словно еще не верят, что им удалось выбраться живыми из собственной могилы.

Только нашим коллегам из программы "Расследование" Эдуарда Петрова удалось побывать в том самом бункере.

"Сад Моховых чем-то напоминает военный объект. Высокий забор, обнесенный колючей проволокой, собаки. Бункер, где когда-то жили школьницы, просто так не найдешь – он спрятан под землей. А сверху якобы автомобильный гараж. Зачитанная книга "Поднятая целина", тетради с упражнениями по английскому, домики из спичечных коробков – вот и все развлечения, которые были у пленниц. За это время Катя написала 321 стихотворение. Последнее оказалось недописанным", – рассказывал Эдуард Петров.

Двухъярусная кровать, стол, полка для телевизора, электроплита – девушки готовили себе сами. Все расходы на содержание девушек изверг скрупулезно записывал в специальную тетрадь.

Вот как сам Мохов рассказывал про свой бункер в интервью Эдуарду Петрову: "Я читал в газете, что какой-то мужчина построил себе под гаражом типа подвал, держал там женщин. Они работали на него. Ну, мне работать не надо. Но тоже такая мысль пришла".

Этот бункер мать Мохова позже затопила водой. Догадывалась ли женщина, что сотворил ее сын, осталось загадкой: ответ на этот вопрос она унесла с собой в могилу.

После освобождения Мохов скорее всего вернется в дом матери.

– Куда сейчас поедете? Домой?

– Домой.

– Кто вас там ждет?

– Дом, – отвечает он.

После выхода на свободу у Мохова в течении 6 лет будет ряд ограничений: запрет посещать массовые мероприятия, гулять по ночам и без разрешения выезжать за пределы Скопинского района. Надзор за ним требуется очень жесткий. По подсчетам экспертов, у маньяков и педофилов в 90% случаев происходит рецидив.

"Контроль за такой категорией лиц не то что нужен, он жизненно необходим. Совсем недавно обсуждалась нашумевшая история про Санкина: убил-не убил – судя по приговору суда, убил педофила в Башкирии. Когда тоже эту мразь выпустили и оставили без какого-либо контроля. И вот к каким последствиям это приводит", – сообщил Михаил Старшинов, заместитель председателя думского комитета по экологии и охране окружающей среды.

"Надеюсь на то, что в этом случае, учитывая резонанс преступления, личность этого упыря, не побоюсь этого слова, достаточно, чтобы с него никто не спускал глаз. Конечно, за педофилами, за сексуальными маньяками должен быть совершенно особый присмотр, совершенно особый надзор. И не может и не должно получаться так, что подобного рода субъект, выйдя на свободу, дальше становится бесконтролен, для полиции, в первую очередь", – подчеркнул Александр Хинштейн, председатель думского комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи.

За время короткого интервью скопинский маньяк словно мантру повторял скороговорку: "раскаиваюсь, одумался".

Есть ли хоть намек на раскаяние в этих глазах – судить мы не беремся. Он явно сожалеет о 16 годах и 10 месяцах, потерянных в колонии. Но известна ли Мохову хоть какая-то другая жалость, очень большой вопрос.

Читайте также

Видео по теме