Выберите регион

Смотрим на

Саркози настигло "ливийское проклятье"

Экс-президент Франции получает по суду реальный срок из-за мелочи. Но почему беспричинное разрушение Ливии до сих пор остается безнаказанным?

Французский суд приговорил экс-президента Франции Николя Саркози к трем годам лишения свободы. Из них два года – условно, а год – реально, с отбыванием срока под домашним арестом. Поводом для приговора стал относительно мелкий случай в биографии Саркози, так называемое дело о прослушке, когда тот якобы пытался подкупить судью ради получения информации по другому расследованию против себя.

Саркози эффектно доказывает ничтожность обвинений, выступая на телевидении. А наблюдатели отмечают, что реальные шаги президента Франции Саркози, а именно кровавая агрессия против Ливии, что, с одной стороны, уничтожила государство как таковое, а с другой, – спровоцировала огромные потоки беженцев в Европу, что нескончаемо и с большими человеческими жертвами движутся в Евросоюз до сих пор, так и не нашли своей правовой оценки.

На оглашении приговора бывшему президенту Франции пресса заняла всю половину этажа. Суеты не было – все уже знали, что Николя Саркози избегает журналистов, потому идет через отдельный вход в сопровождении адвокатов и полиции, близко не подпустят. В ожидании приговора собравшиеся гадали, каким будет вердикт. Три года тюрьмы "за намерение злоупотребить влиянием" удивили даже видавших виды экспертов.

"Это и так тяжело, будучи президентом, предстать перед судом прессы, сверху этого еще и приговор, но факты есть факты, считаю, что вердикт оправдан", – сказал адвокат Фредерик Кануа.

Французские правые потеряли своего Бонапарта, его честь опорочена, но сам он не потерял Жозефину. Карла Бруни после суда выложила трогательную фотографию в соцсети и написала нежные слова. А в тот же вечер они как ни в чем не бывало вместе смотрели датский криминальный сериал.

Два года Саркози дали условно, еще один он может отбывать дома, по сути, это годовая самоизоляция, только с электронным браслетом на ноге. Но Саркози с его неуемной энергией не из тех, кто будет сидеть молча и сложа руки. На следующий же день после суда он решил взывать к французам с медийной трибуны, говорил, что доказательств вины нет.

"В деле о коррупции, слово-то сильное, нет ни одного цента, никто не получил никакую выгоду, нет пострадавших, нет нарушения общественного порядка", – заявил Саркози.

Оппоненты Саркози в кулуарах назвали приговор "ливийским проклятием". История о возможном финансировании избирательной кампании 2007 года деньгами Муаммара Каддафи и стала причиной появления этого дела о прослушке. У следствия были подозрения и указания на то, лидер Джамахирии передал будущему президенту Франции около 50 миллионов евро, что, правда, не помешало Саркози в 2011 году принять активное участие в свержении полковника, его убийстве и уничтожении ливийской государственности.

Расследование возможного финансирования по-прежнему идет, хотя главный свидетель ливанский банкир Зияд Такеддин, который долгое время утверждал, что сам лично возил наличные из Ливии во Францию, в прошлом году от своих слов неожиданно отказался.

В 2013-м прокурор решил установить прослушку на телефоны бывшего главы государства. Тогда же у него случайно обнаружили еще одну секретную SIM-карту, оформленную фиктивно, – по той линии он обсуждал с адвокатом Тьери Эрзогом другие судебные дела, коих на тот момент накопилось уже несколько штук. По одному из них Саркози пытался заполучить конфиденциальную информацию. Взамен обещал судье Жильберу Азиберу помочь с переводом на престижную должность в Монако.

Вместо нее судья на пару с адвокатом сели на скамью подсудимых – обоих тоже признали виновными в коррупционном сговоре.

Журналисты интересовались у Саркози, а может, это месть судей за то, что, будучи главой государства, он называл их "обезличенным мелким горохом"? Или за то, что хотел упразднить институт следственного судьи, реликвию французской уголовной юстиции, которую ввел еще Наполеон Бонапарт? Особенность таких судей – в крайне широких полномочиях по сбору доказательств и ограничении свободы подсудимого. Про них в XIX веке писал Оноре де Бальзак: "это самые влиятельные люди в стране, и они никому не подчиняются". Подчинить их минюсту хотел Саркози, но был вынужден отступить.

В прессе звучало предположение, что нынешний приговор, скорее, политический. Николя Саркози и с этой идеей не согласился.

Решение суда, как бомба, брошенная в ряды правых. Многие из них рассчитывали, что отошедший от политики Саркози все же вернется и возглавит их ряды на президентских выборах следующего года. Но теперь его репутация сильно подорвана, а впереди еще один судебный процесс – о финансировании избирательной кампании 2012 года. По нему ему может грозить еще один год тюрьмы.

Своих сторонников из основанной им же партии республиканцев Саркози поблагодарил, но насчет выборов сказал как отрезал: "Прокурор иронизировал, говоря, что оставил мне мои гражданские права. Я могу голосовать. Спасибо ему. Я принял задолго до суда решение не выдвигать свою кандидатуру, я вам подтверждаю, что у меня нет желания возвращаться в политику. Я перевернул эту страницу".

Впрочем, история помнит, как Саркози изменял своему мнению в угоду политической конъюнктуре. Свою карьеру он начал в 1976 году, вступив в партию, которую основал Жак Ширак. Юноша быстро вошел в семейный круг политика и очень много времени проводил с его дочерью Клод, поговаривали даже о романе. Но в 1995-м Саркози переметнулся на сторону соперника Ширака на президентских выборах – стал пресс-секретарем Эдуарда Балладура – и проиграл. Ширак счел это предательством, но потом простил. А в 2011-м оказался на скамье подсудимых по делу о создании фиктивных рабочих мест, когда в кресле президента был уже Саркози. Бывшему главе государства Шираку тогда впервые в истории страны дали два года условно, теперь же уже и самого Саркози также впервые приговорили к реальному сроку.

Правые сомневаются в том, что столь суровое наказание оправдано. Республиканцы намекают на то, что именно эта структура занималась еще одним кандидатом в президенты от правых – Франсуа Фийоном. Обвинение в присвоении государственных средств обрушило тогда рейтинг потенциального лидера на выборах в 2017-м. Год назад прокурор, которая вела дело, призналась, что на нее давили.

"Меня вызвали в Генеральную прокуратуру, потому что выбранный мною процедурный процесс не подходил. Меня убедили его изменить. Это был очень жесткий контроль и очень сильное давление", – вспоминает прокурор Элиан Улетт.

Приговор Саркози серьезно изменил политический ландшафт за 13 месяцев до новых выборов. Разочарованный электорат республиканцев пытается перетянуть к себе партия Макрона, которая активно продвигает своего правого экс-премьера Эдуарда Филиппа, за их же симпатии борется теперь и Марин Ле Пен.

Она выразила Саркози поддержку, а заодно серьезно поменяла свою предвыборную программу в сторону умеренности. Больше не требует выхода Франции из Шенгена, выступает за свободное передвижение европейцев внутри ЕС и за обязательное погашение международных кредитов. На чью сторону качнется чаша весов, во многом будет зависеть от того, кому в итоге отдаст предпочтение сам Николя Саркози.

Читайте также

Видео по теме