Выберите регион

Смотрим на

Странности и загадки дела Цивина и Дрожжиной

Вдова и дочь народного артиста СССР Алексея Баталова вернет себе все имущество, которое было незаконно переписано на Наталью Дрожжину и Михаила Цивина. Так решил суд. Расследование по делу о мошенничестве продолжается.

Семья актера Баталова вернет себе все имущество, которое было незаконно переписано на Наталью Дрожжину и Михаила Цивина. Суд на этой неделе признал недействительными сразу три договора пожизненной ренты, признав их заключенными под влиянием обмана. Вдова и дочь артиста получат обратно три объекта дорогостоящей недвижимости, включая квартиру в Доме на набережной. Судебные разбирательства по гражданскому иску длились три месяца. Но по делу о мошенничестве расследование продолжается.

Ровно полгода назад журналисты вот так же впервые приехали в квартиру Баталовых. Тогда ситуация была тревожной, и было вообще неизвестно, чем все кончится. И вот корреспонденты – опять в Доме на набережной. Приехали поздравить Баталовых с выигранным судебным процессом.

Та самая, уже отвоеванная, квартира в Доме на набережной, без преувеличения, настоящий мемориальный музей Алексея Баталова, звезды мирового кинематографа, обладателя "Оскара" за фильм "Москва слезам не верит" и Пальмовой ветви кинофестиваля в Каннах за фильм "Летят журавли".

"Как можно взять ее?! Да, эту квартиру дало нам государство: Алеше, мне и Маше. У всех было по части, одна треть. Вот Алеша каждый гвоздь вбивал. Вот все сделал для Маши", – рассказывает и показывает вдова народного артиста СССР Алексея Баталова Гитана Леонтенко.

Осенью прошлого года выяснилось: доля квартиры, принадлежавшая дочери Баталова Марии, втайне от нее и от Гитаны Леонтенко, переписана на актрису Наталью Дрожжину. Вместе с мужем Михаилом Цивиным они хитростью втерлись в доверие семьи артиста после смерти Алексея Владимировича.

"Они были от Союза кинематографистов, по быту – она, он ее помощник. А на самом деле оказалось, что эти люди мне подсовывали вместо бытовых каких-то подписей, какие-то подписи, генеральную, что я все им доверяю, отдаю", – продолжает свой рассказ Гитана Леонтенко.

Всплыли аж две генеральные доверенности и три договора ренты, по которым у Марии Баталовой были обчищены банковские счета и отнята недвижимость на сумму порядка 100 миллионов рублей.

"В 2019 году нотариус Бублий лично с нами вместе приезжал к Гитане Аркадьевне 3 сентября, для того чтобы уведомить ее о договорах пожизненного содержания, которые она лично заказала", – оправдывается Михаил Цивин.

Однако суд опроверг все это, подняв регистрационные книги нотариуса Дмитрия Бублия, в которых не оказалось подписей Баталовых. Бублий отказался пояснить, как стряпал левые документы на баталовскую недвижимость.

– Ваша честь, я хотел бы отказаться от дачи показаний против себя, – заявил нотариус в суде.

Зато сама Мария Баталова нашла в себе мужество лично дать показания. Такое в суде происходит впервые: она печатала ответы на вопросы судьи с помощью специального устройства, закрепленного на голове.

"Оказывается, если человек не разговаривает и не владеет руками, его можно обманным путем превратить в болванчика! Обхитрить родителей, в нашем случае – мою матушку", – зачитывает юрист семьи Баталовых Татьяна Киреенко открытое письмо Марии Баталовой.

"Правосудие начинает торжествовать. Как я представляю, это такая организованная преступная группа, которая действовала, чтобы у таких бедных и несчастных людей отнимать их имущество", – отмечает режиссер, заслуженный деятель искусств Юрий Шерлинг.

Фактическое признание договоров ренты фиктивными может оказать решающее влияние на исход уголовного дела о мошенничестве.

– Правда ли, что Цивин и Дрожжина снимали деньги со счетов Баталовых? – спрашивает журналист.

– Да. Как выяснило следствие, было снято более 107 тысяч долларов на приобретение двух комнат в этой трехкомнатной квартире. Госпожа Дрожжина сдала эту квартиру, вернее, одну комнату, своей домработнице, которая впоследствии умерла, – рассказывает помощник семьи Баталовых Дмитрий Мариничев.

"Комнаты, которые были куплены на Кутузовском проспекте, были куплены по просьбе Гитаны Аркадьевны", – утверждает в ответ Михаил Цивин.

Но, по странному стечению обстоятельств, в том же доме, где живут и сами пронырливые опекуны.

– Мы выяснили, что у Цивина и Дрожжиной вот в этом подъезде, в 17-м подъезде, имеются три квартиры, – заявляет Мариничев.

– Сразу три?

– Сразу три квартиры. Кутузовский, 22, 18-й подъезд. Там была квартира в собственности у Михаила Семеновича, которую он продал, и Кутузовский, 24 – это рядом прямо. Еще одна квартира.

– Сколько через них вообще за эти годы прошло объектов недвижимости по договорам ренты, по завещаниям?

– По выявленным документам мы обнаружили более 18 квартир, – говорит помощник семьи Баталовых.

– За эти полгода бывали моменты, когда казалось, что вы бьетесь об стенку и никому ничего не можете доказать? – спрашивает журналист у вдовы Баталова.

– Вы знаете... Вот вы, Дима, очень много людей, которые кругом меня были, понимали, что нужно обязательно чтоб это узнали, и тогда помогут, – отвечает Гитана Леонтенко.

Что стало с остальными, менее известными бывшими владельцами квартир, проходивших через руки Цивина и Дрожжиной, следствию только предстоит выяснить. Пока никого из них в живых нам найти не удалось.

Читайте также

Видео по теме