Выберите регион

Смотрим на

"Твое имя будет в титрах": композитор Анна Друбич об "Улице страха", Тодоровском и карьере в Голливуде

  • Анна Друбич
    Анна Друбич
Композитор Анна Друбич стала широко известна в Голливуде после выхода проекта Гильермо дель Торо "Страшные истории для рассказа в темноте", над которым она работала вместе с известным кинокомпозитором Марко Белтрами. В июле на Netflix состоялась премьера их нового совместного фильма ужасов – "Улица страха". В интервью "Смотрим" Анна рассказала, как попала в проект и как проходила работа над трилогией.

Анна Друбич – одна из самых востребованных в Голливуде отечественных композиторов. Ее знаковой работой в американском кинематографе стал продюсерский проект Гильермо дель Торо "Страшные истории для рассказа в темноте", над которым она работала в паре с известным кинокомпозитором Марко Белтрами. В начале июля этого года на Netflix стартовал еще один совместный проект с участием Анны Друбич и Марко Белтрами – трилогия ужасов "Улица страха". Медиаплатформа "Смотрим" поговорила с композитором о том, как складывается ее голливудская карьера и над какими российскими проектами она сейчас работает.

- Как вы получили предложение стать автором музыки для трилогии "Улица страхов"?

- Это уже вторая наша работа с Марко Белтрами, где мы в соавторстве пишем музыку. До этого был продюсерский проект Гильермо дель Торо "Страшные истории для рассказа в темноте", он вышел в 2019 году. Во время работы над той картиной все так удачно складывалось, все были очень довольны результатом. Поэтому Марко сразу же предложил мне работать вместе с ним над музыкой для трилогии "Улица страха", тогда это еще был проект студии Fox. На Netflix он перешел чуть позже.

Анна Друбич и Марко Белтрами

- Расскажите про свое знакомство и совместную работу с американским кинокомпозитором Марко Белтрами. Он же почти легенда.

- На самом деле, с Марко я работаю уже около 10 лет. Мы познакомились, когда я еще училась в университете Южной Калифорнии – USC. Марко давал мастер-класс для нашего факультета, во время которого дал нам задание, весь курс его выполнил. Моя работа ему особенно понравилась, и он меня заметил. Прошло около года, и мы случайно встретились в городе, на парковке. Я была уверена, что он меня не вспомнит, но поздоровалась. Удивилась, что он вспомнил, мы поболтали и все. Подумала, что это обычный small talk. Через какое-то время я уехала в Москву, встречать Новый год, и вдруг получаю e-mail от Марко: "Ты где? Я звоню, у тебя номер отключен. А работа уже начинается. Ты приедешь?" Совершенно обалдевшая я хватаю первый попавшийся билет в Лос-Анджелес, лечу. Так я попала в команду к Марко и, можно сказать, начала работать у него подмастерье.

- Что это был за проект?

- Датский сериал "1864". С тех пор мы сделали вместе много картин. Например, с моей подачи Марко даже согласился написать музыку к исторической мелодраме Алексея Учителя "Матильда". Марко очень востребованный композитор, у него выходит несколько блокбастеров в год. Физически ни один композитор не может написать такое количество музыки. С ним работает небольшая команда, два – три человека, которые ему помогают. Сначала я написала несколько сцен в одной картине, потом еще и еще… Все эти годы Марко наблюдал за моим композиторским ростом, а однажды сказал: "Давай я найду какой-нибудь проект. Вместе со мной его напишешь. Вернее, писать в основном будешь ты, а я – супервизор. Твое имя будет в титрах. Ок? Будет хорошо, если тебе это поможет".

- Так появился проект Гильермо дель Торо "Страшные истории для рассказа в темноте"?

- Да. В какой-то момент позвонил Марко и сказал, что с ним связался его давний друг Гильермо дель Торо, который запускает новый фильм, но сам Марко в данный момент очень занят, а отказать не может. Кстати, он и, правда, в тот момент работал над картиной "Форд против Феррари", и времени на "Страшные истории для рассказа в темноте" не было. Поэтому мы решили, что я буду писать музыку, а он будет больше музыкальным куратором, который будет помогать и направлять. И если мою работу примут, то мы оба появимся в титрах. Я и обрадовалась, и испугалась, работала напряженно. С тех пор как мое имя появилось в титрах американской студийной картины, в моей карьере многое изменилось: я подписала контракт с одним из самых лучших агентством композиторов, появились свои собственные американские фильмы. Но всегда, конечно же, рада работать с Марко Белтрами.

Анна Друбич и Гильермо дель Торо

- Есть ли принципиальное отличие между работой в зарубежной и отечественной киноиндустрии?

- На самом деле в творческой составляющей никакой существенной разницы нет. Все равно это очень индивидуальный процесс работы с режиссером, с которым у тебя могут сложиться прекрасные творческие отношения, а могут и не сложиться, когда вы просто не будете друг друга понимать. В этом смысле работа в России и в Америке полностью зависит от режиссера, с которым ты работаешь. Но если говорить про саму индустрию, то разница есть. Мне кажется, что в России ситуация стала меняться в лучшую сторону. Продюсеры все реже предлагают тебе что-то быстро написать, потому что никто не будет заострять на этом внимание. В отличие от Голливуда, где до сих пор музыка является важнейшей составляющей картины, где продюсеры и режиссеры понимают это и возлагают на музыку большие надежды. Они знают, что музыка может улучшить картину, придать ей дополнительный темп, в конце концов, спасти какие-то сцены. И это, конечно, очень подкупает композиторов, потому что ты понимаешь, что у тебя есть все необходимое для творческих экспериментов и поисков. Еще в Америке практически любая картина после выхода на экран выпускает саундтрек.

- В России тоже после выхода фильма в прокат стали выпускать саундтрек.

- Это случилось не так давно, а в Америке это распространенная практика, практически любая картина после выхода выпускает саундтрек. Сейчас даже стало модным выпускать саундтрек на виниле. В этом году вышли сразу две мои картины – большая студийная работа для Netflix "Улица страха" и независимая лента "Оборотни внутри", но оба фильма выпустили саундтрек. Такие моменты безумно приятны для композитора и создают впечатление, что все не впустую. А в России это пока что встречается редко, и то больше по инициативе самого композитора и, скорее всего, за его счет.

- Вы писали музыку к проектам канала "Россия 1" "Бомба" и "Оптимисты". Какие еще российские проекты сейчас у вас в работе?

- Совсем недавно я закончила работать над российским сериалом "Спойлер". Это политический триллер с прекрасным актерским кастингом и захватывающим сценарием, который, мне кажется, станет очень успешным. Также скоро я начну писать музыку к картине Алексея Смирнова "Подвиг", съемки которой уже подходят к концу.

- Валерий Тодоровский упомянул, что возможно вы станете композитором в его новом проекте "Надвое", съемки которого завершились совсем недавно. Так ли это?

- Да, я уже начала работу над сериалом Валерия Петровича Тодоровского "Надвое". Так как съемки только-только закончились, все еще на очень ранней стадии, но мы уже с Валерием Петровичем обсуждаем музыку, я уже набрасываю общую музыкальную линию. В общем, процесс уже начался.

- В кино сейчас распространена система референсов (примеров), к которым обращаются и актеры, и режиссеры. У композиторов есть такое?

- Конечно, система референсов в работе над музыкой присутствует и очень распространена, потому что в большинстве случаев композитору присылают практически завершенную версию монтажа, где лежит эта самая референсная музыка. С одной стороны, это может помогать композитору. Есть понимание того, в каком направлении и каком настроении должна звучать музыка. Но лично я, особенно после работы с Валерием Петровичем, поняла, что все равно композитора ставят в какие-то рамки, когда он должен повторить этот референс и двигаться в том же направлении, что и референсная музыка. И уникальность работы с Тодоровским как раз и заключается в том, что он никогда не дает смотреть монтаж с референсной музыкой. То есть, он абсолютно "сухой", без какой-либо музыки. Я смотрю картину целиком, погружаюсь и только тогда начинаю писать музыку с чистого листа. Возможно, поэтому музыка, написанная к картинам Валерия Петровича, всегда получает какие-то призы и номинации и, наверное, поэтому она получается действительно оригинальной.

Татьяна Санина // Smotrim.ru

Читайте также

Видео по теме