Выберите регион

Смотрим на

Кровеносная система Таймыра: нагрузка на Норильскую железную дорогу вырастет

На Норильской железной дороге увеличивают пропускную способность. Разрешение получено. Состав отправляется в путь. Хотя Норильская железная дорога относительно небольшая (около 400 км путей) и отрезанная от внешнего мира, здесь все движется в режиме 24/7. Для промышленного района эти рельсы – все равно что кровеносная система.

На Норильской железной дороге – одной из самых северных в мире – увеличивают пропускную способность. Уникальная магистраль – важное звено в производственной цепочке на Таймыре.

На Норильской железной дороге увеличивают пропускную способность. Разрешение получено. Состав отправляется в путь. Хотя Норильская железная дорога относительно небольшая (около 400 км путей) и отрезанная от внешнего мира, здесь все движется в режиме 24/7. Для промышленного района эти рельсы – все равно что кровеносная система.

"Все, что есть под землей, все возим. И руду, и граншлак, и ангидрит", – говорит машинист тепловоза Владислав Кравченко.

Владислав Кравченко в профессии 30 лет, на Таймыре – шесть. Привлекли в первую очередь материальные условия. Сама же работа, говорит машинист, мало чем отличается. В современном тепловозе даже на Крайнем Севере тепло и комфортно.

Впрочем, для тех путейцев, которые трудятся вне кабины, разница, конечно, есть. Это сейчас разгрузка состава занимает минуты. А в суровые холода пневматика отказывается работать, и разгружаться можно полдня. Еще зимой часто заметает пути. Чистят их и техникой, и руками. А короткое северное лето – это сезон непрерывных ремонтов. На болотистой почве тундры рельсы буквально расплываются.

"Здесь вождение поезда отличается от того, как водят на большой земле. Из-за того, что грунты плавающие, перекос пути. Ездим с особой бдительностью", – объясняет машинист тепловоза Михаил Городицкий.

Скорости здесь небольшие. На отдельных перегонах ограничение всего 10 километров в час. Зато, говорят машинисты, можно разглядеть все красоты природы. Без романтики в этой работе никуда. Были времена, когда по этим путям ходили и пассажирские электрички. Но в начале 90-х перевозки прекратили из-за нерентабельности.

"По сути, возили воздух. Хотя на тот момент и в Дудинку поезда ходили, и в аэропорт несколько раз в день. Просто люди стали больше пользоваться автомобильным транспортом, автобусами", – говорит начальник технического отдела предприятия технологического железнодорожного транспорта Роман Попов.

Сегодня это история. Во всех смыслах. Вокзал, где в 60-80-х годах прошлого века норильчане ждали поезда, переоборудовали в музей. Здесь экспонаты всех периодов – от узкоколейки до наших дней. А дорога продолжает жить исключительно как промышленный логистический хаб.

Сегодня на предприятии трудятся 1080 человек. Возможно, вскоре штат будет расти. На Таймыре развиваются и строятся новые производства, а значит нагрузка на дорогу будет только возрастать, говорит руководитель предприятия. Ее длина уже постепенно увеличивается за счет укладки новых веток и разъездов. Имеющаяся техника не справляется с грузопотоком.

"То, что вагонооборот увеличился практически на 150 процентов, начиная с весны. Для этого мы подготовились немного, закупили вагонов, 99 дункаров, 20 полувагонов, 40 платформ различных. 20 платформ стоят в Архангельске, еще не дошли", – говорит начальник предприятия технологического железнодорожного транспорта Александр Безкровный.

Обновляется и парк локомотивов. Закуплены два модернизированных дизельных тягача. Уже в этом году они пройдут испытания норильской зимой. А в перспективе – постепенный переход на машины, работающие на сжиженном газе. Это тот случай, когда экологичность будет сочетается с экономичностью.

Читайте также

Видео по теме