Выберите регион

Смотрим на

Игорь Цвирко: «Верить в искренность того, что ты делаешь»

В сентябре на телеканале “Россия-Культура” стартовал третий сезон проекта “Большие и маленькие”. 80 коллективов со всей страны собрались в Москве, чтобы представить свое творчество телезрителям и членам жюри. Ведущий солист Большого театра Игорь Цвирко — один из участников судейской коллегии “Больших и маленьких”. В интервью Дженнет Арльт он поделился впечатлениями о проекте.

— Вы закончили сезон в театре и тут же начался новый сезон “Больших и маленьких”. Это Ваш первый опыт в роли члена жюри?

Игорь Цвирко: Да. Когда мне было 25 лет, я участвовал в своем последнем балетном конкурсе (это был Московский международный конкурс артистов балета) и я подумал тогда: "Если еще и пойду на новый конкурс, то только членом жюри". И когда я участвовал в проекте "Большой балет" телеканала “Россия-Культура”, смотрел на членов жюри, и у меня промелькнула мысль: "Может, когда-нибудь окажусь на их месте". И вот, я — в жюри “Больших и маленьких”, такой своеобразный камбэк получился.


— И какие впечатления остались?

И. Ц.: Мы были добрыми судьями. У нас не было задачи считать какие-то баллы, ставить оценки. Скорее в таком духе: "А попробуй так", "Обрати внимание, что...". То есть просто какие-то пожелания, указания, корректировки. Здесь это был, скорее... смотр коллективов со всей страны, и мы должны были просто высказать свои пожелания относительно увиденного. Поэтому было очень интересно, и здорово, что подобрался такой состав жюри. Несмотря на то, что съемки шли с утра до вечера, обстановка на площадке всегда была очень хорошей.


— Вы посмотрели 80 коллективов со всей страны, и как по-вашему мнению, обстоят дела с танцевальным искусством?

И. Ц.: Честно говоря, до проекта “Большие и маленькие” я думал, что всё гораздо хуже в России — с танцем и в принципе с искусством. Но оказалось, что нет. Мы увидели огромное количество коллективов, которые действительно прекрасно танцуют и делают это талантливо. Я понимаю, какая у нас огромная страна, и что (гипотетически) может где-то и интернета нет в тех краях, откуда ребята приехали. Но и танцоры из самых отдаленных уголков России показывали хороший уровень.


— Ощущали ли вы разницу между Москвой и регионами?

И. Ц.: Не заметил разницы. Но отмечу, что ребята из регионов более открыты. Многие танцевали просто от души, не стараясь понравиться. Просто самовыражались, это было так приятно. А у столичных детей другие плюсы — видна отточенность движений.

Но в общем все были очень разные. Запомнился один коллектив, их танец назывался “Городки”. Там были одни мальчики, и номер такой трюковый. Мы еще говорили, что, наверное, у них хореограф достаточно строгий. Сразу видна дисциплина...


— Как в балетной школе?

И. Ц.: В моей памяти особо не осталось событий, связанных с муштрой или со строгой дисциплиной в балетной школе. Она, конечно, была, но больше в отношении таких правил, как уважение к старшим, к педагогам.

Члены жюри проекта "Большие и маленькие"


— А что скажете про номера, которые были представлены на проекте?

И. Ц.: Я давно не ходил в Московскую академию хореографии и Вагановскую академию, но то, что я видел на проекте, меня впечатлило. Конечно, девочек много, и тут открывается и другая сторона медали: многие девочки в детстве мечтают стать балериной, и их отдают в балетные кружки, а какой молодой парень мечтает стать профессиональным артистом балета? Порой я думаю, что наш "вид" представителей мужского классического танца находится под угрозой, потому что ничего не делается, чтобы говорили об этом искусстве как о достойной профессии. И тут, мне кажется, проблема ближайших десятилетий, потому что если девочек, которые хотят заниматься балетом и быть прекрасным лебедем в “Лебедином озере”, всегда много, то среди мальчишек такого интереса меньше.

Порадовало разнообразие хороших индивидуальных народных коллективов. Не ожидал, что у нас в стране так развит народный танец. Оказалось, что таких коллективов много. И что меня поразило: очень много девчонок и ребят сказали, что хотят связать свою жизнь с народным танцем. Помню, там была девушка Лиза, которая призналась: "Я хореограф, я ставлю народные танцы, хочу в этом развиваться". И это здорово! Я восхищаюсь такими людьми, видно, что педагоги, которые привезли детей с разных уголков страны, преданны своему делу. Не знаю, какие у них там зарплаты, но сколько нужно искренней любви, чтобы так вкладываться в самодеятельный коллектив.

— Зная мир танца изнутри, какой жизненный совет вы бы дали участникам “Больших и маленьких”?

И. Ц.: Мне кажется, все эти популярные фразы, про " просто верить в себя", или подобные — плохо работают на самом деле. Я, будучи артистом, ведущим солистом Большого театра, всё равно очень много сомневаюсь в себе.

Я бы посоветовал... Верить в искренность того, что ты делаешь. То есть оставаться до конца честным с собой. Если кто-то хочет чего-то достигнуть, кем-то стать, то действительно придётся через многое пройти. Но при этом не потерять главное — удовлетворение, радость от танца. И если ребята хотят танцевать, чтобы это была действительно их мечта, а не их мамы или папы. Если хочешь — делай. Если не хочешь — уходи. Потому что без этого чистого желания в этой профессии делать нечего.


— А как же слава?

И. Ц.: Я вас умоляю, какая слава?! Вот Моргенштерн, извините меня, который открыто хулиганит — он знаменит. А люди, которые тратят на искусство огромное количество времени, здоровья, денег — их вообще никто не знает. Ну, знают, наверное, Светлану Захарову, Диану Вишнёву, Ульяну Лопаткину, ну и Николая Максимовича Цискаридзе. И всё. Спросите: "Кто такой Рудольф Нуреев? Михаил Барышников? Юрий Григорович?" — я сомневаюсь, что вам ответят. Люди советского и постсоветского периода знали всех по именам: Галина Уланова, Тамара Карсавина, Екатерина Максимова, Наталья Дудинская, Марина Семенова, Софья Головкина. Все были на слуху. А сейчас спроси у кого-нибудь на улице "Кто танцует в Большом театре?" — никто не ответит. Поэтому "балет" и "слава" — это совершенно неравнозначные вещи. Вот блогеры известны: они кривляются, рассказывают про свою личную жизнь, кто-то проводит гайды-шмайды и прочее — и у них миллионы подписчиков, которые знают все о своем кумире. И получается, что у нас культура, она "типа" в почете и уважаема, но где-то там далеко.

— Телеканал “Культура” смотрят многие, для того и делаются эти проекты — ”Большой Балет”, “Большая Опера”, “Большие и маленькие”, чтобы популяризировать настоящее искусство и творчество.

И. Ц.: Да! Я прекрасно помню момент, когда участвовал в проекте "Большой балет". Меня туда позвали представлять Большой театр. В целом я вспоминаю с позитивной точки зрения вообще весь этот период, хотя было сложно — и репетиции, и съемки, но очень многие люди до сих пор мне пишут, что они вообще в первый раз обо мне узнали, когда смотрели передачу "Большой балет". Замечательно, что телеканал “Россия – Культура” существует и делает это проекты, хотя я прекрасно вижу, каких огромных ресурсов это все требует — технических, финансовых, человеческих в конце-концов.


— Все заинтригованы, каким будет финальный танец членов жюри. Можете приоткрыть тайну?

И. Ц.: Остальные члены жюри рассказывали мне, что во втором сезоне проекта их номер возник спонтанно, но тут мы уже заранее стали совещаться и готовиться. Очень быстро все придумали, взяли за основу известный фрагмент одного из самых популярных классических балетов. Он интересный, и музыка там динамичная. Саша Могилев, который просто ас в современной хореографии, немного сомневался, получится ли у него в классике. Но мы ему сказали: "Какая классика, это просто номер. Представь, что ты ставишь хореографию для своих подопечных." И у нас получилась такая интересная коллаборация из разных стилей, это должно выглядеть забавно!

Ближайший выпуск проекта “Большие и маленькие” смотрите на телеканале “Россия-Культура” 18 сентября в 15:30.

Читайте также

Видео по теме