Выберите регион

Смотрим на

Билли Новик о "Большом джазе": "Ценю в музыке чудо, человечность и необъяснимость того, что нравится…"

Вадим Шульц
  • Вадим Шульц

Смотрите новый выпуск проекта "Большой джаз" 14 мая в 20:00.

На телеканале "Россия-Культура" продолжается проект "Большой джаз". Сегодня мы беседуем с одним из членов жюри — петербургским музыкантом, лидером группы "Billy’s Band" Билли Новиком. В интервью Дженнет Арльт он поделился впечатлениями о проекте и его участниках, а также рассказал о своем отношении к современному джазу.

— Вы вокалист и мультиинструменталист, и знаете, наверное, все про джаз. Какой инструмент для Вас самый джазовый?

Б. Н. : Это преувеличение. Максимум, я могу аккомпанировать на нескольких инструментах. В совершенстве не освоил ни один. А так, любимый инструмент в джазе для меня — фортепиано. Это наиболее самодостаточный инструмент, с помощью одного его можно уже "сделать" хороший джаз. А самый колоритный — это барабаны. Ну, при правильном барабанщике, разумеется.

— Расскажите, как Вас пригласили на проект?

Б. Н.: В одно прекрасное утро раздался телефонный звонок. Предложили поучаствовать, поработать в жюри. Я не сразу согласился, но меня убедили. Все-таки "Большой джаз" – передача очень правильная для нашего времени. Такие программы нужны. Я активно за то, чтобы этот проект стал ежегодным.

— Был ли у Вас уже опыт судейства в музыкальном конкурсе? Что это для Вас? По каким критериям Вы оценивали участников?

Б. Н.: Да, подобный опыт бывал уже много раз, поэтому я знал, что это такое. Для меня это, конечно, в первую очередь, ответственная работа. Надо держать внимание, ясно и деликатно формулировать свои оценки. Чтобы никого не обидеть, но при этом высказаться по существу. В последнее время для меня главными критериями стали "чудо", "человечность", "необъяснимость" того, что нравится, а что нет. А понятия "профессионализм", "искренность" и "харизма", мне, наоборот, кажутся бессмысленными.

— Такие проекты, как "Большой джаз" могут помочь привлечь в джазовое сообщество новую аудиторию? Нуждается ли наш российский джаз в этом? Или с публикой и так все хорошо?

Б. Н.: Абсолютно уверен – могут. Что в человека сеешь, то и вырастает. Если показывать на телевидении больше действительно хорошей музыки, то и люди станут действительно лучше. Меня поражает, что информационные ресурсы, не в полную силу используют свои возможности для этого. Российский джаз давно нуждается в популяризации и, безусловно, достоин этого. Особенно петербургский (смеётся).

— Как Вам кажется, что для участников самое трудное?

Б. Н.: Думаю, сама обстановка, максимально несвойственная будням джазменов. Это все-таки шоу, телекамеры, команды, дубли. В джазовой жизни все совсем по-другому.

— Было ли между членами жюри согласие? Или наоборот, приходилось спорить?

Б. Н.: Чаще всего наши позиции были очень похожи, но в некоторых случаях мнения расходились. Иногда я чувствовал себя каким-то джазовым консерватором, если не сказать ретроградом, которым я абсолютно не являюсь. Да, мне не близок современный джаз, как часть "современного искусства", где во главу угла ставится экстравагантная индивидуальность как таковая. Я сторонник концепции, когда человек служит Музыке, служит искусству, забывая о себе любимом и своей "уникальной индивидуальности".

— Наше интервью выйдет как раз перед выпуском, который посвящен латиноамериканскому джазу. Знаю, что Вы поклонник Тома Уэйтса, но есть ли кумиры среди латиноамериканских джазменов?

Б. Н.: Я давно не являюсь любителем Тома Уэйтса, хотя очень ему благодарен, за то, что именно он когда-то "вытащил" меня на сцену. К латиноамериканской музыке я тоже отношусь весьма сдержанно — слишком сильно в ней преобладает животный компонент. Я предпочитаю все вариации свинга.

— Как Вы относитесь к подражанию – в музыке, в сценическом образе? Можно ли из подражания великим создать собственный стиль? Кто-то из участников напомнил Вам тех самых "великих"?

Б. Н.: Я считаю, что подражание — это одна из лучших школ на ранних и средних этапах развития музыкальной личности. Просто не стоит долго зацикливаться на ком-то одном — изучил все идеи, штрихи и приемы своего кумира, и пошёл на другого. Через 10 лет ты сможешь сам решать, как тебе играть. А через 20 будешь играть, как играется — это и будешь ты. Ни на кого не похожий. У меня такая теория.

Участники в какие-то моменты открыто посвящали свои номера определенным великим музыкантам, поэтому, естественно был момент сопоставлений. Но в целом… Как бы ты ни пытался подражать, к примеру, Элле Фитцджеральд, все равно ты останешься самим собой.

— Вы человек, который в свое время оставил профессию врача и полностью сосредоточился на музыке, заняв свое место в джазе. Что бы Вы посоветовали молодым людям, которые должны принять решение по поводу дальнейшего пути в творчестве?

Б. Н.: Хм… Мне кажется, что лучший совет для всех – это ничего не советовать. Пусть все идёт, как идёт, и будет, как будет. Это и есть самое правильное.

Смотрите новый выпуск проекта "Большой джаз" 14 мая в 20:00. Тема программы — "Латиноамериканский джаз".

Подписывайтесь на страницы телеканала «Россия-Культура» в мессенджерах и соцсетях: Telegram, ВКонтакте, Одноклассники.

Читайте также

Видео по теме