Выберите регион

Смотрим на

"Настоящие люди" ждут президента

Автор: Дмитрий Киселёв

Чукотка — самый Дальний Восток России. Жители полуострова первыми в мире встречают новые сутки. Рядом вроде Америка, но она в буквальном смысле живет вчерашним днем. Линия перемены календарных дат как раз по меридиану между нами.

Чукотка для России – край земли. Расстояние от него до наших западных окраин — 11 часовых поясов. Нет больше страны на планете. Чукотка столь далека от всего у нас, что туда не долетал даже Путин, хотя и мечтает. Неожиданным образом это выяснилось на медиафоруме ОНФ в Питере.

"Какое место на карте России, где вы еще не были и хотели бы посетить?" – спросили главу государства. "Чукотка", — отметил Путин.

На Чукотке, впрочем, никогда не был ни один русский царь, ни один советский генсек. Как-то привыкли к этому там. Но Путина очень ждут. Так что на Чукотке увидит президент, когда его мечта сбудется?

Автор: Андрей Григорьев

С ритуальным танцем пичгэйненом по чукотским поверьям, просыпаются от зимней спячки бубны-ярары. В морозы священным инструментом не пользуются, а сейчас, когда уже наступил теплый месяц роялгин –апрель — каждый удар по туго натянутой оленьей коже приближает приход весны.

На дальнем стойбище заканчивается зимовка. Олени тепла не любят, и каждой весной чукчи-оленеводы кочуют вслед за стадом на север, ближе к океану.

Сами коренные жители называют себя "луораветланами" – "настоящими людьми". А привычное нам слово "чукча" происходит от адаптированного русскими землепроходцами "чаучу", что на местном наречии означает "богатый оленями".

Только в одном стаде — больше двух тысяч голов, а всего по региону — 150 тысяч, по три оленя на каждого обитателя Чукотки, включая младенцев. Кажется, что с этими северными животными здесь вся жизнь связана. Оленьими шкурами покрыта яранга — традиционное жилище чукчей. А когда ездового оленя при помощи аркана ловят, его запрягают в нарты, на которые, когда кочуют, складывают весь нехитрый скарб.

Даже главный национальный чукотский праздник — Кильвэй — отмечают не в конкретную дату, а когда в стаде появляются новорожденные оленята.

"Здесь здоровая пища. Стрессов нет. Люди живут в свое удовольствие. И время здесь идет по-своему", — уверяет Олег Ятамто, директор оленеводческого предприятия.

Здоровая пища — это, естественно, оленина. На Чукотке это самое дешевое и доступное мясо, на нем вся пищевая отрасль округа держится.

Последняя новинка — чукотский хамон, сыровяленый окорок из оленины. Экологически чистый натуральный продукт — только соль, перец, специи и несколько недель созревания при постоянной температуре.

В древнем творчестве чукотских косторезов — а этому ремеслу уже больше двух тысяч лет — фигура оленя встречается чаще всего.

"Чукотская резьба монументальная, округлая. Ее можно уронить, и с ней ничего не произойдет", — сказал художник Валерий Выквырагтыргыргын.

По местным обычаям чем чаще изображаешь животное, тем больше поголовье, объясняет мастер Валерий Выквырагтыргыргын, человек с самой длинной чукотской фамилией. Любая скульптура, как пожелание богам.

Считается, что после обращений к духам, охота идет удачнее, корюшка ловится лучше. Только над Анадырским лиманом чукотские боги, похоже, не властны — лед с каждым днем становится тоньше, весна все-таки.

До 70 сантиметров можно ездить грузовикам, а меньше полуметра уже и легковые машины проваливаются. На Чукотке единственный в стране участок федеральной трассы проложен по льду, между аэропортом и столицей округа Анадырем, самым восточным городом России.

Транспортная доступность — главная беда Чукотки, но и основное конкурентное преимущество. Там, куда добраться можно только вертолетами и вездеходами, и скрываются гигантские запасы полезных ископаемых.

"Месторождение на Чукотке было зарегистрировано как территория опережающего развития. Идет помощь от правительства", — рассказал Виталий Андреев, главный инженер угледобывающего предприятия.

В тундре, под горой Киленэй, за одну зиму открыли угольный разрез, крупнейший в регионе. Одних только разведанных запасов здесь больше десяти миллионов тонн. Добывать уголь в условиях вечной мерзлоты — конечно, задача непростая и весьма дорогостоящая. Зато его можно использовать в том числе и для нужд региона, а не завозить издалека. Большую часть угля собираются экспортировать, как только на Северном Ледовитом океане откроется навигация.

"Мы находимся в более выгодном положении по сравнению с Австралией, Канадой, я не говорю уже о Южной Америке. Транспортное плечо в три раза короче, чем у наших конкурентов по ресурсам", — подчеркнул Роман Копин, губернатор Чукотского автономного округа.

Чукотская энергетическая революция: свой уголь, а в ближайшей перспективе еще и своя атомная станция — в Певеке, самом северном городе страны, идет грандиозная стройка.

Место для пирса метр за метром отвоевывают у Восточно-Сибирского моря. Планируется, что уже через два года сюда причалит первая в мире плавучая атомная электростанция, которая будет обеспечивать энергией не только населенные пункты Чукотки, но и два крупных месторождения: медное и золотое.

Станция готова — ее построили на верфях в Санкт-Петербурге и перегонят к месту стоянки по Северному морскому пути — а на золотом руднике Каральвеем уже ждут, когда можно будет подключить дополнительные мощности. Выплавка драгоценного металла на Чукотке в последнее время растет.

Фабрика устроена, как гигантский старательский лоток: электрический стол трясется, а частицы золота вымываются из руды водой — только производительность в двадцать раз выше, улавливаются мельчайшие металлические соринки, размером до пяти микронов.

Золото можно вывезти самолетом — объем небольшой — а вот доставка грузов покрупнее — только по морю, и тут уже нужно ждать весны. Три теплохода из Архангельска застряли во льдах под Певеком еще осенью. Даже ледокол не помог.

"Никто не ждал. Никто даже не думал, что такая ситуация может сложиться. Вернулись назад в Певек на зимний отстой", — сказал Максим Мясников, старший механик теплохода "Синегорск".

Архангельских мореходов всем необходимым снабжают местные власти. На Крайнем Севере в беде людей не бросают — в трюмах судов не заканчиваются привезенные с берега вода и продовольствие.

"Каждый хвалит свою корюшку. На Беломорье у нас тоже есть, но здесь говорят, что их корюшка вкуснее", — сказал Максим Мясников.

Чья корюшка вкуснее, еще можно спорить, зато где еще, как ни на Чукотке, к самому борту судна может подойти белый медведь. А ночью прямо с палубы видно, как по всему небу зеленоватым свечением разливается северное сияние.

Читайте также

Видео по теме