Выберите регион

Смотрим на

Кавказские Минеральные Воды: зачем ехать на легендарный курорт

Автор: Илья Канавин

С приближением лета россияне все больше задумываются, где провести отпуск, и все чаще отдают предпочтение отечественным курортам. В лидерах, конечно, Сочи и Крым. Но есть и совершенно недооцененные точки, незаслуженно забытые места отдыха.  Например, Кавказские Минеральные Воды в Ставропольском крае - старейший курортный регион страны. В XIX веке Пятигорск, Кисловодск, Ессентуки, Железноводск - не уступали европейским Карловым Варам или Баден-Бадену. Туда съезжалась русская знать, писатели, поэты, музыканты, и Кавказские Минеральные Воды на несколько месяцев становились центром светской и культурной жизни. В ХХ веке там поправляли здоровье советские партийные деятели и простые граждане.

По преданиям эти железнодорожные пути были построены по личному распоряжению российского императора. Они приводят в центр города Кисловодска. Здесь и заканчиваются. Как прозрачный намек - дальше ехать некуда, да и не за чем. И сегодня многие с этим согласятся.

Кисловодск, Пятигорск, Ессентуки, Железноводск - это и есть Кавказские Минеральные Воды. Особое место на карте Ставропольского края, особая часть истории России. Два с лишним века назад все начиналось как цепь крепостей на южных границах империи. Сейчас это курорт-легенда.

Орел, пожирающий недуги, - символ этих мест. Целебные источники еще в конце XVIII века находили здесь десятками. Горячие, сернистые, кислые, железные… Облагораживали, строили бюветы, а то и целые замки-лечебницы прямо поверх бьющих ключей.

Пить минеральную воду принято из причудливых кружек с носиком. Их конструкцию придумали аристократы Водяного общества. Граф Толстой, когда было ему всего 24, потягивая чудотворную воду, написал свое первое произведение – "Детство". Рукопись в петербуржский журнал "Современник" отправил из Пятигорска. На водах Лев Толстой родился как великий писатель.

Почти 20 метров до поверхности воды. Чтобы сразить дам наповал, молодые повесы лермонтовской поры клали несколько досок и плясали на них мазурку, рискуя сорваться в кромешную тьму с запахом серы. Здесь безумствовали, влюблялись, дрались насмерть из-за пустяков, строили изысканные дворцы, писали вечные слова: "Мы будем жить в большом доме близ источника, в мезонине". Так Вера приглашала Печорина в Кисловодск. Музейный макет того дома. Лермонтов сам жил здесь. И поселил своих героев: Веру, княгиню Лиговскую и княжну Мэри.

Сначала это было место казачьего дозорного поста. Потом военную брутальность сменила прозрачно-романтичная ротонда. Внутри был хитроумный механизм, который движениями ветра извлекал загадочные звуки. Теперь звуки рождает электроника. Идея Эоловой арфы принадлежит тогдашнему главному врачу Кавказских Минеральных Вод. Он был убежден: музыка лечит, врачует душу, тело. Совсем недавно отреставрировали главные нарзанные ванны Кисловодска.

"Просто наслаждение!" – признаются отдыхающие.

Прогуливаясь здесь, Антон Чехов написал "Даму с собачкой". Набросок повести назывался "Женщина с мопсом". Здесь щедрый и капризный, как ребёнок, Шаляпин давал уличные концерты. Сюда на воды собирался весь цвет России. 

После революции Кавминводы - всесоюзная здравницей. С пансионатами и санаториями на тысячи мест.

Во время Великой Отечественной города Кавминвод стали городами-госпиталями. Просторные залы превратились в огромные больничные палаты. Перед оккупацией вывезти всех раненых было невозможно. Самых тяжёлых, неходячих медики прятали по домам, рисковали смертельно.

70-е. До трёх миллионов курортников в год. Больше, чем всё население края в то время. А ещё члены Политбюро, космонавты. Их любимое место - санаторий "Красные камни".

Юрий Андропов с женой приезжал сюда не меньше 12 раз. Говорят, был скромен. Ел вместе со всеми в столовой и от прочих отличался только тем, что его сопровождали два охранника.

Лихие 90-е стали бедствием. Памятниками варварской жадности остались нелепые стеклянные коробки, бесчисленные забегаловки, наглые самостори. Среди богатеев появилась мода: купить старинный особняк, дождаться, когда он разрушиться, чтобы, может быть, на его месте построить что-нибудь прибыльное. Так умирает за забором овеянная мифами дача "Эльза". Такая участь ждала санаторий "Пикет".

Предприниматель Туривненко Владимир - из тех состоятельных людей, кто решил поменять моду. Он восстанавливает по эскизам утраченную лепнину, азартно рассказывает, какие камины будут в номерах, как вернётся первоначальный облик, задуманный сто лет назад. Только имя будет новое – "Петергоф".

По Кисловодскому национальному парку едет электромобиль. Едет деликатно. Шуметь не принято. Ещё совсем недавно парк растаскивали по кусочкам. Мутными схемами, гектар за гектаром. Теперь у него статус национального. После вереницы судов всё, что когда-то растащили,  возвращено.

В парке - несколько маршрутов - терренкуров. От полутора до четырёх с половиной километров. Рассчитано всё: перепад высот, состав воздуха. Терренкуры прописывают как лекарство для лёгких, сердца, нервной системы. Действует безотказно.

Здесь любой сезон - курортный. Триста солнечных дней в году. Алексей на Кавминводах в третий раз. Позвоночник лечит давно, а по-настоящему помогает только здесь. Но у него ещё проблема - организм не переносит подсолнечник. И ему здесь готовят отдельно.

Лечебные грязи ставят на ноги. А в роскошных интерьерах Ессентукской грязелечебницы, кажется, зашёл внутрь - и уже здоров!

В следующем году вводят курортный сбор. Это примерно сто рублей в день с отдыхающего. Может быть, и меньше. Деньги пойдут исключительно на развитие инфраструктуры. Некоторые считают, что это отпугнёт туристов, но таких меньшинство.

Сюда едут отчаянные экстремалы, безнадёжные романтики. Здесь можно поплескаться в природных ваннах, прозванных "бесстыжими", или позагорать на подземном рукотворном пляже. А главное - забыть про костыль, даже если он очень дорогой.

Читайте также

Видео по теме