Выберите регион

Смотрим на

Из наркопритона - на лодку: как теперь живет "Война"

Какова она, трудная судьба российских акционистов на Западе? Арт-группа "Война" — в бегах. На родине ее участников ищу за хулиганство — переворачивали милицейские машины. Такие у "Войны" были протестные художественные акции.

Автор: Александр Бузаладзе

Какова она, трудная судьба российских акционистов на Западе?

Еще недавно они жили в наркопритоне на окраине Праги. Их и оттуда выгнали, но там были хоть какие-то условия. А теперь они живут в Берлине, на лодке, без воды, газа и электричества.

Человек в нижнем белье — лидер арт-группы "Война" Олег Сокол по прозвищу Вор — прыгает в Руммельсбургский залив каждый раз, когда хочет принять душ, ведь условий в лодке нет.

Его жена по прозвищу Коза и дети — Каспер, Мама, Троица — скитаются по Европе уже который год. Арт-группа "Война" — в бегах. На родине ее участников ищу за хулиганство — переворачивали милицейские машины. Такие у "Войны" были протестные художественные акции.

Самые известные — начертанный белой краской фаллос на Литейном мосту, нападение на машину ФСО с мигалкой. Они вешали, хоть и понарошку, геев и гастарбайтеров в супермаркете. И все это называли "творчеством".

Скитания по Европе. Их гонят отовсюду. Первые недели в Берлине спали и на улице, и под лестницей.

Каспер с Мамой добывают пищу на ужин. Ни он, ни она плавать не умеют. Упадут в воду — никто и не заметит. Самая маленькая — Троица — за мамой — через борта катеров. Глубина реки — метра три. В тесной каюте старой лодки говорим и о творчестве.

Вор и Коза принципиально не работают. Старший – Каспер — в школу не ходит. Все продукты добываются исключительно воровством. И в Россию не вернуться — посадят — и в Европе не прижиться — ни документов, ни желания, да и устали уже. До морозов будут жить в лодке.

Новое развлечение — Вор с Козой теперь следят за творчеством такого же акциониста, как и они, Петра Павленского. Они — в Берлине, он — в Париже.

Кажется, что скоро в каждом европейском государстве будет минимум по одному акционисту из России. И вот что интересно, Павленского Вор художником не считает – скорее, мошенником.

"Не прибивал он ничего. Если бы прибил к брусчатке, это было бы круто. Выйди и прибей — не факт, что сможешь. У него был пирсинг, он вставил в него гвоздь, да и нельзя прибить к брусчатке ничего", — уверен Вор. И от поджога Банка Франции Вор с Козою не в восторге. Не акция — экстремизм.

"Делаешь на три секунды пламя, а в веках остается, что это поджог, все полыхает. Но мы знаем, что через три секунды это пламя закончится. Мне кажется, им надо подумать, что делать с художниками-экстремистами", — размышляет Вор.

В Париже место, где поглумился вандал Павленский, теперь знаковое, туристы здесь даже фотографируются на фоне обгорелых окон Банка Франции, которые уже заколотили фанерой.

Да Бог с ними, с окнами, тем более что у Банка Франции все застраховано: были старые — поставят новые. А вот интересный факт. Для своего художественного акта Павленский использовал жидкость для барбекю. На ней написано по-французски: "Для поджига". Теперь Парижане называют ее "жидкостью Павленского".

Пока парижане шутят, Павленскому не до смеха — сидит в парижском КПЗ. Там же и его жена. До поджога художник дал интервью и рассказал, что якобы отказался от пособия, жилья и денег.

"Дом, в котором мы живем, мы захватили. Живем, как и большинство парижан. Еду берем в магазинах. Нас еще не поймали — тут охрана не очень внимательная", — признался Павленский.

Одна из парижских улиц. Тот самый сквот для художников, в котором, как говорят, Павленский захватил квартиру. Выясним, правда ли это.

Борис Герасимов, житель Парижа, лично встречался с Павленским. Герасимов живет неподалеку. "Пустых квартир здесь не было. Не знаю, как он мог их захватить квартиру, потому что все здесь было захвачено 20 лет назад. Может быть, кто-то его подселил к себе, а может, он врет", — говорит Борис.

Спрашиваем у жильцов. Они Павленского не знают, но слышали о нем по радио. "Это глупый шаг и абсурдный поступок, который мог совершить только подросток", — считают парижане.

Мы так и не выяснили, живет ли на пособие от французских властей художник Пвленский и в доме от тех же властей или в интервью он все-таки лжет. Но его визави художник Вор из арт-группы "Война" называет Павленского мелким воришкой.

"Не знаю, может быть, он и не врет, но мне кажется, он подворовывает. Ты можешь пойти что-то купить, а что-то – украсть. Шоколадку купить, мясо и молоко украсть. Мне кажется, он так ворует", — говорит Вор.

"Я при его воровстве не присутствовала, поэтому сказать не могу. Он же все-таки художник, поэтому есть доля провокации в том, что он говорит", — отметила Наталия Тюрина, издатель книг Павленского.

Одним словом, неприятная какая-то судьба на чужбине у беглецов – художников-акционистов. Пироман Павленский — то ли вор, то ли экстремист. Недавно еще герой для французов теперь может сесть надолго.

Художник Вор и художница Коза из группы "Война", прославившие себя на родине безумными поступками, — в другой тюрьме — обстоятельств и нищеты — и вроде бы на родину им вернуться, но теперь и такой возможности нет.

Читайте также

Видео по теме