Выберите регион

Смотрим на

Каталония: спокойствие порохового погреба

Автор: Михаил Антонов

Против Пучдемона выставлен испанский премьер Мариано Рахой. Рулит правительством шаткого меньшинства. Запустил ситуацию с Каталонией донельзя. Ожесточил народ. Если Испания и выползет из всего этого, то крайне болезненно. Хотя на Пучдемона, может, сил у Рахоя хватит — противник не силен.

Человеческая река заливает улицы. Каталонские флаги, но это не Барселона. Тревожная новость для испанских властей состоит в том, что это Бильбао — один из крупнейших городов Страны Басков — еще одной автономии-донора.

То, что самый беспокойный народ королевства или, по крайней мере, его многочисленные представители, нарушив нейтралитет, встали на защиту Каталонии от 155-й статьи испанской Конституции, может быть первым симптомом очередного пробуждения местных сепаратистов, которые во второй половине ХХ века пролили немало своей и чужой крови в борьбе за независимость и которые сейчас могут открыть против Мадрида второй фронт. Это случилось в тот момент, когда казалось, что центральным властям удалось полностью перехватить инициативу в Каталонии.

Когда каталонские министры и депутаты садились в поезд, который через пару часов должен был доставить их в неласковые объятия испанской юстиции, у многих, должно быть, возникло предчувствие, что заходят они на куда более серьезную посадку: как ни крути, а "антиконституционный мятеж" и "растрата" — статьи слишком серьезные, и сроки по ним тоже — до 30 лет — чтобы просто допросить и расстаться.

В Барселоне их провожали с объятиями и слезами, Мадрид встретил криками: "Предатели, убирайтесь!" Они бы и рады, но черные микроавтобусы — классика жанра — увозят их в ночь, которую они проведут под охраной полиции в отеле. Рахой — новый Франко, говорили на следующее утро в Барселоне, на площади перед женералитетом, выкошенным 155-й статьей испанской Конституции.

"У Каталонии своя история, своя культура – этому никогда не уделяли внимания в Испании. Настал момент, когда люди захотели понять, достаточно ли их для того, чтобы Каталония стала независимым государством. Ответом стали политические аресты и насилие. В Испании нет демократии, потому что ни в одной демократической стране Европы не может быть политзаключенных. Они бросают людей за решетку просто за их желание выражать собственное мнение. Позор!" – считают каталонцы.

В этот момент, вызванные на допрос в Мадрид один за другим заходили в здание Верховного суда Испании. Каждый из них заявил ходатайство о переносе допроса на 9 ноября — не успели подготовиться. Суд с этим согласился. Впрочем, согласился он потом и с прокуратурой. И теперь уже встречающие поезд из Мадрида сторонники независимости не досчитаются многих своих героев.

Уезжали 15 человек, возвращаются шестеро. Это депутаты каталонского парламента, всех министров оставили в Мадриде. Прокуратура потребовала для них предварительного заключения без права выхода под залог. Власти опасаются, что они сбегут в Бельгию к Пучдемону.

В Бельгию лидер самопровозглашенной Каталонской республики Карлос Пучдемон улетел через марсельский аэропорт, не попрощавшись. Прост выяснилось, что он и еще пятеро человек из его правительства уже там и ехать на допрос в Мадрид большинство не собирается. Вернется только министр внутренних дел Форн. Он вместе с бывшим вице-президентом женералитета Жункересом и другими коллегами сидит в мадридской тюрьме Estremera, а Пучдемон взывает к миру из Брюсселя.

Политическая эмиграция Пучдемона вряд ли сильно затянется: Мадрид выписал международный ордер на его арест. Он уже передан бельгийским властям, которые явно не в восторге от каталонских беженцев, да и сам Пучдемон вроде бы собирается участвовать в досрочных выборах в автономии, которые Мадрид назначил на 21 декабря.

При этом ясно, что на предвыборном этапе идее независимой республики Каталония, которая в умеренных умах переживает момент эмоционального выгорания, нужны не лидеры — их хватает — а мученики.

В начале недели казалось, что протест против разгона каталонских парламента и правительства умер, не родившись, но аресты чиновников подкинули дров в топку сепаратизма.

В городке Руби Жоан Льобет координирует работу Национальной ассамблеи — одной из наиболее радикальных каталонских организаций. Желтая ленточка на груди — в поддержку Жорди Санчеса — лидера движения, который уже три недели сидит в испанской тюрьме. Главное впечатление от общения с Жоаном: тюрьма и его не остановит.

"У нас остаются два месяца до выборов 21 декабря. Но не стоит забывать, что эти выборы стали результатом государственного переворота, который здесь устроили испанские власти. Они ненавидят каталонский народ. Они всегда нас ненавидели, всегда смотрели на нас как на рабов", — уверен Жоан.

Вот с такой радикальной точкой зрения предстоит столкнутся крупнейшим юнионистским партиям — Народной и Социалистической. При этом на стороне сепаратистов — привычка ходить на выборы и избирательное законодательство, чем-то похожее на американское.

Четыре провинции Каталонии имеют квоты в парламенте: один депутат от более промадридской Барселоны представляет почти 65 тысяч избирателей, а от республиканской Жероны — только 43,5 тысячи. Сепаратисты могут стать парламентским большинством, даже если они получили меньше голосов на выборах. Чтобы поменять закон, времени уже не хватит. Единственная надежда унионистов — на то, что сторонникам единой Испании все происходящее в достаточной степени осточертело.

"Каталонцы, которые чувствуют себя испанцами, в течение многих лет верили в то, что испанское правительство защитит их от сепаратизма. И что-то меняется в Каталонии. Дело не только в том, что центральные власти остановили сепаратистов, заставили их выполнять закон, а в том, что сами каталонцы в конце концов начали говорить "хватит", — отметил Альберто Фернандес Диас, представитель Народной партии при мэрии Барселоны.

"Мы так больше не можем продолжать: экономика ушла на дно, фирмы уезжают, семьи разваливаются. Совершенно точно, что нынешняя ситуация приводит в отчаяние большую и очень важную часть населения Каталонии, которая не понимает, что происходит. И это отчаяние может вылиться в мирную форму протеста, но может оказаться, что дело дойдет и до насилия", — считает Давид Перес, депутат от Социалистической партии Каталонии.

Для одних — мечта, для других — безумие. Для одних — республика, для других — королевство. И 155-я статья Конституции (кстати, внешний администратор Каталонии испанская вице-премьер де Сантамария в Барселоне до сих пор не появилась) не в силах снять это противоречие. Аресты — тоже. И каталонцы так и будут выходить: день — миллион "за", день — миллион "против". Этот размах в порядке вещей, он уже никого не пугает. Норма. Но когда-нибудь, например, после выборов, результаты которых кому-то точно не понравятся, эти миллионы могут столкнуться. Если сейчас в Каталонии спокойно, то это спокойствие порохового погреба.

Читайте также

Видео по теме