Выберите регион

Смотрим на

Народное безумие: как Москва встретила Гражданскую войну

Автор: Алексей Денисов

100 лет назад ленинская революция повела нас на поиск, как говорилось в СССР, на социальный эксперимент. Эксперимент был дерзким, трудным и с трудным началом. Когда мы говорим о той революции, часто мы наши представления о событиях столетней давности ограничиваются Петроградом. В Москве тем временем была другая картина. Историческая справедливость требует вспомнить не только революционеров, но и тех, кто им противостоял.

Сто лет назад в Москву пришла Гражданская война. Ожесточённые уличные бои между белыми и красными продолжались целую неделю — с 27 октября по 2 ноября. За это время в городе были убиты около одной тысячи человек. Значительную часть погибших составляли дети и юноши в возрасте от 14 до 20 лет. Это были юнкера и кадеты московских военных училищ, а также студенты и гимназисты.

Писатель Максим Горький, ещё недавно обращавшийся к российскому юношеству с призывом "Пусть сильнее грянет буря!", ошеломленно напишет в те дни: "В сущности своей московская бойня была кошмарным кровавым избиением младенцев". Единственной виной этих "младенцев" было то, что они отказались изменить присяге и предать страну, которую однажды поклялись защищать.

Отпевали погибших юнкеров в храме Большого Вознесения у Никитских ворот. Митрополит Евлогий так вспоминал о том дне: "Весь храм был заставлен гробами. А в них, словно срезанные цветы, — молодые, красивые, только что расцветающие жизни: юнкера и студенты".

В надгробном слове, обращаясь к родственникам погибших, митрополит Евлогий, сказал о жестокой иронии судьбы. По его словам, "русская молодёжь, которая домогалась политической свободы, так горячо и жертвенно за неё боролась, сам пала жертвой осуществившейся мечты".

Центром сопротивления Октябрьскому перевороту в Москве стало Александровское военное училище, находившееся на Знаменке. Для будущих офицеров, воспитанных в духе верности присяге и уважения к закону, вооружённое выступление большевиков было не чем иным, как попыткой силового захвата власти в интересах одной политической партии.

27 октября 1917 года собравшиеся в училище юнкера и офицеры приняли решение создать в противовес захватившим государственные учреждения красноармейцам добровольческие отряды Белой гвардии. В обращении к москвичам они призвали присоединиться к ним всех, "кто хочет спасения Москвы и России от анархии, революции от гибели, честь и достоинства русских от поругания".

По оценкам историков, в это время в Москве находились около 30 тысяч офицеров русской армии. Из них выступление юнкеров поддержали всего 700 человек. Остальные, как и большинство обывателей двухмиллионного города, заняли выжидательную позицию. Это предопределило исход борьбы.

С 28 октября бои шли во всех центральных кварталах города. Всего в Москве против большевиков выступили около 7 тысяч юнкеров, кадетов, студентов, преподавателей военных училищ и офицеров разных воинских частей. Вооружённые силы красных, состоявшие в основном из дезертиров и распропагандированных солдат запасных частей, оценивались в 25 тысяч человек.

29 октября по личному распоряжению Ленина на подмогу московским большевикам прибыли ещё около 12 тысяч хорошо вооружённых солдат, матросов и рабочих. Они были брошены на захват улиц и зданий в центральной части города рядом с Кремлём. Отрядом, штурмовавшим гостиницу "Метрополь", командовал будущий советский военачальник Михаил Фрунзе.

30 октября 1917 года Военно-революционный комитет приказал начать обстрел Кремля из тяжёлых орудий. Он продолжался два дня и три ночи.

С военной точки зрения расстрел Кремля был полной бессмыслицей. Юнкерам, укрывавшимся за его стенами, он не причинял никакого вреда, зато наносил огромный ущерб памятникам архитектуры. Последний удар был нанесён в 6 утра 3 ноября, когда по приказу начальства юнкера уже покинули Кремлёвский холм.

В результате обстрела тяжелые повреждения получили древние соборы Кремля, монастыри, дворцы, стены и башни крепости. Возмущённый этим бессмысленным варварством нарком просвещения Луначарский подал в отставку. Побывавший в Кремле после бомбардировки епископ Камчатский и Петропавловский Нестор с горечью констатировал: "Русское оружие к ужасу нашей Родины было обращено не на неприятеля, а в своих же русских братьев, на расстрел своих родных городов и святынь".

После завершения боёв Военно-революционный комитет приказал похоронить погибших красноармейцев на Красной площади без церковного отпевания, под звуки революционных песен и маршей. Несмотря на это, многие родственники тайком клали в гробы своих близких иконки.

Тела юнкеров, студентов и белых офицеров предали земле на братском кладбище героев Первой мировой войны близ храма Всех Святых. Сейчас это район станции метро "Сокол". На венках, которые москвичи возложили на их могилы, было написано: "Жертвам народного безумия".

В советское время братское кладбище было уничтожено, по официальной версии "в связи с необходимостью создания мест для гулянья и отдыха трудящихся". Сегодня о нём напоминают только мемориальный крест и несколько символических памятников.

Читайте также

Видео по теме