Актуально Слушать и слышать людей – главная задача омбудсмена

11 июня 2019, 12:10

Программу "Актуально" ведёт Иван Волонихин.

• Действительно ли снизилось число обращений граждан к уполномоченному по правам человека в России?

Т. Москалькова: Да, действительно число обращений стало меньше. Их поступило 38 с лишним тысяч в отличие от 2018 года, когда их количество составило 42 тысячи. Это хорошая тенденция. И в значительной степени она связана с тем, что более активно стали использоваться те инструменты, которые предоставлены уполномоченному по правам человека законом, в том числе и право проводить собственные проверки, активнее запрашивать материалы об отказе в возбуждении уголовных дел и направлять свои заключения прокурорам. В большинстве случаев эти заключения заканчиваются отменой незаконного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Мы стали выезжать для проведения приёма граждан, проводить видеоконференцсвязь и т.п. И очень важным фактором, повлиявшим на уменьшение количества обращений, является решение ряда системных проблем.

Обратимся к самому резонансному и громкому делу последних дней – это дело Ивана Голунова, журналиста "Медузы". Несколько дней назад он был задержан правоохранительными органами по подозрению в торговле наркотиками. И мы знаем, что на встрече с президентом России эта тема также затрагивалась?

Т. Москалькова: Совершенно верно. Я информировала президента по теме Ивана Голунова, но президент оказался в курсе всего происходящего. Честно говоря, могла быть вынесена мера пресечения И. Голунову, вообще не связанная с лишением свободы. Например, взята подписка о невыезде.

Но домашний арест по такой статье – вообще огромная редкость, говорят адвокаты, учитывая масштаб инкриминируемых Ивану Голунову деяний.

Т. Москалькова: Я по своей специальности являюсь процессуалистом, защищала кандидатскую и докторскую диссертации по уголовному процессу. Когда в составе рабочих групп Института государства и права РАН, а потом Государственной Думы мы работали над новым законопроектом, мы специально исключили из оснований применения меры пресечения в виде заключения под стражу тяжесть совершённого преступления. Сегодня этого нет в УПК. Есть только четыре основания. Если человек пытался сбежать, если он будет продолжать заниматься преступной деятельностью, если он способен оказать давление на свидетелей и потерпевших и разрушить доказательную базу. Вот их нужно представить суду, а суд должен убедиться, что одно или несколько этих оснований присутствуют, не тяжесть, а именно эти основания, потому что заключение под стражу на практике нередко приводило к отрицательным процессуальным результатам. И очень важно, чтобы суд исходил из постановления пленума Верховного суда и проверял те аргументы, которые представляет следователь и прокурор, ходатайствующий о заключении под стражу.

Почему же так дискредитировала себя процедура, связанная с расследованием преступления о незаконном обороте наркотиков, если ты не застигнут на месте преступления?

228-я статья УК неслучайно называется "народной", столько народу по ней сидит, столько людей закрыто по России...

Т. Москалькова: Конечно, мы должны понимать, что нужно бороться с незаконным оборотом наркотиков. Какое огромное количество людей погибло из-за наркотиков и вообще выпало из социума. Но здесь, как и в других случаях, невозможно сказать, что цель оправдывает средства. Не любыми путями это надо делать. Правоохранительная система, конечно, много делает для того, чтобы в этой сфере бороться, но много было жалоб, и никто не ответил за то, что подкидывали наркотики. И очень важно, чтобы сегодня, может быть, руководство Министерства внутренних дел вместе с Генеральной прокуратурой выработали подходы: какие доказательства должны чётко предъявляться по этим делам.

С точки зрения омбудсмена, справедливо ли поступают правоохранительные органы, когда после задержания человека, в данном случае Ивана Голунова, его практически чуть ли не объявляют наркобароном, выкладывают какие-то фотографии, большая часть из которых были сделаны не в его квартире? И как быть с презумпцией невиновности?

Т. Москалькова: Никто не может быть признан виновным иначе как на основании приговора суда. Надо сказать, что журналистское сообщество достаточно аккуратно подходит, как правило, к этим событиям, пишет "по имеющейся информации" или "человек подозревается в совершении такого-то преступления". Но когда его до суда уже одевают в одежды преступника и вешают на него ярлык, это противозаконно и, к сожалению, за это нет ответственности. Но кодекс чести сотрудников правоохранительных органов обязывает их соблюдать Конституцию в полной мере.

Одновременно нельзя согласиться с той обструкцией, которую порой устраивают правоохранительным органам, когда, не дожидаясь результатов расследования, сразу же начинаются обвинения в том, что честного журналиста, который занимался расследованиями, взяли и под надуманным предлогом хотели упрятать за решётку.

Т. Москалькова: Давайте создадим все условия для следствия, чтобы оно собрало доказательства и представило их в соответствии с процессуальными процедурами.

Актуально. Все выпуски

Все аудио
  • Все аудио
  • "Итоги" с Е.Щедруновой и И.Шатровым

Популярное аудио

Новые выпуски

Авто-геолокация