Выберите регион

Смотрим на

Киселёв рассказал о привилегированном положении Голунова

Автор: Дмитрий Киселёв

Громкое дело с арестом в Москве журналиста Ивана Голунова, которому официально предъявлены обвинения в покушении на сбыт наркотиков в крупном размере. Сейчас Голунов дома, но передвижение его ограничено избранной мерой пресечения, которую определил суд.

В ходе задержания в рюкзаке у Голунова были обнаружены наркотики. В ходе обыска дома — еще более пяти граммов кокаина и весы, которыми пользуются наркодилеры.

Линия защиты, которую избрали Голунов и его адвокат, — все это подброшено. Голунова, однако, правоохранители долгое время "вели". Понимали и то, что для ареста и столь серьезных обвинений нужны весомые основания, а всплывшие лишь в день задержания наркотики не могут стать главными доказательствами.

С другой стороны, еще предстоит проверить корректность действий двух оперативников, которые Голунова задерживали. Судя по всему, работали не безупречно, если не сказать грубовато. По крайней мере, Голунов демонстрирует ссадины и говорит о насилии в отношении него.

Еще один прокол оперативников — размещенные фото, которые, как утверждалось поначалу, были сделаны у Голунова в квартире. Позже пришло уточнение, что лишь одна фотография из дома, остальные — из других мест и случайны. Бросает тень на следствие. Как минимум, непозволительно неряшливо.

Понятно, что когда речь идет о журналист, то дело приобретает особый резонанс. Плюс — в том, что дело Голунова передано из окружного отдела УВД Москвы в городское Управление, что означает более тщательный подход, а уж в фокусе прессы — гарантию корректного и гласного расследования без какой-либо предвзятости.

Хотя предвзятость, надо честно сказать, уже есть с другой стороны. В Сети и в журналистском сообществе нагромождаются страхи о конце свободы слова в стране, Голунова называют чуть ли не "лучшим пером" России, требуют сейчас же отпустить, а само задержание связывают с журналистскими расследованиями Голунова. Мол, журналиста "заказали" герои его материалов.

Во-первых, мы давно уже живем в другом мире. Диапазон реально практикуемой свободы слова в России больше, чем где-либо на планете. Это потому, что страх давно ушел, — можно писать и даже "лепить" что угодно. Мы же видим, как это безо всяких сдерживающих центров происходит в Сети. И еще оттого, что мы не скованы ни навязываемой идеологией, ни политкорректностью, как это сейчас на Западе. Ограничений более строгих восточных культур у нас тоже в широкой журналистской практике нет. Расследований — от настоящих до ложных — сколько угодно. Читай — не хочу.

В таком контексте единичный арест журналиста якобы из-за профессиональной деятельности выглядит абсолютно нелогичным. Тем более что арест этот никого от будущих журналистских расследований не спасает. Да и расследования Голунова, уж если положа руку на сердце, – ничего выдающегося в профессиональном плане. Голунов, мягко говоря, далек даже от первой десятки российских журналистов-расследователей. А те продолжают себе работать. Быть может, потому, что подозрений в торговле наркотиками не возникает?

Во-вторых, не сотвори себе кумира. Не надо спешить делать из Голунова икону. Мол, он такой себе романтично-принципиальный, а высота его нравственной позиции позволяет ему безошибочно разить всех без исключения, будь то мэрию Москвы или Московский Патриархат. Это торопливая, хотя и привлекательная оценка.

В-третьих, следим за фактами. И не считаем, что журналист, даже если он — расследователь, заведомо непогрешим и имеет право на полный карт-бланш во всем. Это не так. И для меня, например, оскорбительно, если журналист марает профессию наркотиками.

Но Голунов стопроцентно имеет право на защиту. Сейчас у него она многослойна. В этом смысле Голунов – на привилегированном положении. Благодаря тому вниманию, которое привлечено к его делу. Одна ценная деталь – говорим как есть — следов наркотиков в моче Голунова сразу после задержания не обнаружено. Факт, подтвержденный главным наркологом России Евгением Брюном.

"Есть две системы оценки. Прежде всего, это, конечно, клиническая оценка, то есть состояние психической сферы, кожных покровов, есть ли следы инъекций, покраснение глаз, неуверенная моторика и так далее. То есть комплекс клинических проявлений опьянения. И есть лабораторные исследования, которые разделяются на две части. Первая — это предварительные исследования. В отношении алкоголя это алкотестер разных систем, но они все примерно одинаковые. Они считаются доказательной базой. И есть системы на наркотики — экспресс-тесты. Причем там вмонтирована специальная банка. Может браться моча, может — кровь. И потом, если предварительный анализ что-то показывает, дальше этот материал отправляется в химико-токсикологическую лабораторию, где уже на больших аппаратах проводятся или газовая хроматография, или жидкостная хроматография. То есть есть разные методы — химические или физические — обнаружения тех или иных веществ. И это уже имеет юридическую силу", — пояснил Евгений Брюн.

Автор: Денис Новожилов

Неустановленный препарат, обмотанный липкой лентой, и несколько пакетиков с порошком. Это вещдоки, которые предстоит исследовать экспертам. Для начала — определение массы. Образцы перекладывают в чистые упаковки, которые предварительно взвешивают. Не должно быть ни миллиграмма лишнего. Только программе "Вести. Дежурная часть" удалось снять, как проходит анализ доказательств по резонансному уголовному делу.

В физико-химической лаборатории ЭКЦ УВД по Западному округу столицы уже несколько часов проходит исследование пока неустановленных веществ. По словам сотрудников полиции, пакеты были обнаружены в рюкзаке подозреваемого. В них находится порошок зеленого цвета. Один из пакетов — с логотипом обнаженной девушки. Другие пакеты, по словам сотрудников правоохранительных органов, были обнаружены в квартире гражданина. Также виден логотип обнаженной дамы, есть пакет с логотипом мишки. Но помимо зеленого порошка есть и порошок белого цвета.

Дальше пробы — отбор части вещества, которое смешивается с инертным растворителем, и анализ в газовом хроматографе. Ювелирная работа, ошибки недопустимы. Обращаемся к экспертам:

- Исследование завершено. Мы уже можем говорить, какое вещество находилось в пакетиках, обнаруженных в рюкзаке подозреваемого?

- В данных объектах было обнаружено, что вещество содержит в своем составе производное Н-метилэфедрона.

- То, что находилось в пакетах, которые обнаружили в квартире подозреваемого, тоже уже можно назвать?

- Да, в трех пакетах был обнаружен кокаин, а в одном — производное Н-метилэфедрона. Данные соединения являются наркотическими средствами.

Согласно материалам уголовного дела запрещенные вещества были изъяты у Ивана Голунова — одного из авторов интернет-издания "Медуза", головной офис которого находится в Риге. Журналиста задержали днем 6 июня на Цветном бульваре в Москве. Спецоперацией руководил начальник подразделения по контролю за оборотом наркотиков УВД по Западному округу столицы. Этот отдел считается секретным, поэтому оперуполномоченный согласился пообщаться, не показывая своего лица. По его словам, Голунов попал в разработку полицейских еще в начале марта этого года.

"Известно было только имя Иван и номер мобильного телефона. По информации, данное лицо осуществляло сбыт синтетических наркотиков на территории как ЗАО, так и в целом в Москве. В основном, в ночных клубах. Нами было установлено, что данный гражданин систематически посещает иностранные государства, вылетает в Ригу, страны ближнего зарубежья. В связи с чем возникло подозрение, что нракотические средства для сбыта он может перемещать из этих иностранных государств", — сообщил полицейский.

"Вести. Дежурная часть" запросили у МВД съемки с камер видеонаблюдения, на которых может быть зафиксирован момент задержания Ивана Голунова. Но таких материалов у полицейских не оказалось. Как утверждают оперативники из УВД Западного округа Москвы, в последний раз Иван Голунов вернулся из Латвии 25 мая. Приземлился в аэропорту Шереметьево.

Если верить полицейским, в тот же день журналиста зафиксировала подъездная камера наблюдения. Видно, как Голунов выходит из такси. За спиной рюкзак, с которым через 12 дней его и задержали.

На снимке — вещества, которые изъяли уже во время обыска в квартире задержанного: тот самый сверток в липкой ленте, пакетики с порошком и электронные весы. Это единственная фотография, сделанная в квартире подозреваемого. Снимок был опубликован вместе с рядом других, не имеющих отношения к делу Голунова. Ошибку в публикации кадров с оперативных мероприятий допустила пресс-служба главного управления МВД России по Москве, и уже назначена служебная проверка. Вот, как эту путаницу прокомментировал все тот же оперативный сотрудник западного УВД:

- Там лишь одна фотография, на которой изображен паспорт, электронные весы, пакетики с веществом и сверток из изоленты. Это из квартиры Ивана. А остальные фотографии — с места проведения обыска в Московской области. Тоже нами была выявлена лаборатория по производству синтетических наркотиков в этот же день. И произошла небольшая путаница, эти фото выложили в статье про Ивана.

- То есть эти два следственно-оперативных мероприятия между собой не связаны?

- Они между собой не связаны, пока доказательств этому нет.

Все в том же здании окружного управления внутренних дел, где и проводились следственные действия с подозреваемым из интернет-издания "Медуза", сотрудникам ВГТРК удалось встретиться и пообщаться с Иваном. Он находился под конвоем, в наручниках, на обуви отсутствовали шнурки. С собой у него была бутылка с каким-то напитком. Журналиста защищают три адвоката. Иван, увидев нашу съемочную группу, согласился на интервью. И вот наш разговор.

- Я никогда не употреблял наркотики, я никогда не имел при себе наркотиков, я журналист, я занимаюсь расследованиями.

- Вы понимаете, что за эти слова придется же отвечать?

- Я готов ответить. Я никогда не употреблял и не хранил наркотики, если ими не считаются таблетки, которые мне выписывал доктор год назад по рецепту. Как мне говорили, это легкие психотропные вещества.

Полицейские следователи уверены в обратном. Они заявили съемочной группе "Дежурной части", что Голунов якобы в момент задержания находился в состоянии опьянения и предоставили справку. Однако если внимательно вглядеться, видна надпись с не очень ясной правкой от руки: "По результатам освидетельствования не обнаружены клинические признаки, позволяющие предположить наличие опьянения. Окончательное заключение будет вынесено по получении результатов химико-токсикологических исследований через 5-7 рабочих дней".

"Предъявляется обвинение всегда только по совокупности доказательств, при наличии наркотиков в данном случае, наличии показаний свидетелей. Ну, и в нашем случае имеется достаточное количество доказательств помимо наркотиков для предъявления обвинения. И в дальнейшем мы будем собирать еще доказательства, чтобы ни у кого не возникало сомнений в виновности данного лица", — заявил Игорь Лопатин, следователь 1-го отдела следственной части УВД по ЗАО ГУ МВД России по Москве.

В УВД по Западному округу Москвы заявили, что процессуальные права журналиста не нарушались. Со слов следователей, Ивану была предоставлена возможность сообщить о своем задержании родственникам и адвокатам. Что же касается профессии Голунова, о роде его занятий, уверят полицейские, они узнали не сразу.

"Свое место работы он не называл, как и место жительства. Пытался утаить данные. Сразу не сообщил, что является журналистом. Мы об этом узнали уже ночью, когда он задумался и сообщил, что он сотрудник крупной компании, в частности, "Медуза" упоминалась. И что у нас могут быть определенные проблемы, что за ним стоят большие люди", — рассказал начальник оперативного подразделения отдела по контролю за оборотом наркотиков УВД по ЗАО ГУ МВД России по Москве.

Вернемся к разговору с Иваном Голуновым. В ходе нашей беседы выяснилось, что он не является штатным корреспондентом интернет-издания "Медуза".

- Я выполняю работу, мне за это платят деньги, — сообщил Иван.

- То есть вы работаете по договору с "Медузой"?

- Да.

- То есть это не является вашей основной работой, документы не находятся в офисе "Медузы"?

- Моя трудовая книжка находится у меня.

- То есть вы вольный журналист?

- Там, где я захочу, там я и работаю.

До задержания Иван Голунов занимался журналистскими расследованиями. Писал о ритуальном бизнесе, были у него и жесткие политические материалы. В своей последней статье Голунов описывал схемы отъема жилья у москвичей. Этой же темой не первый год занимался и наш коллега журналист Эдуард Петров.

"У вас недавно выходил фильм о кредитах под залог недвижимости, у меня выходила заметка о двух эпизодах из вашего расследования, чуть более детальная. Вы описываете человеческие истории, я описывал кто их организовывал", — сказал Иван Голунов.

Журналисту предъявили обвинение в покушении на сбыт наркотических средств. Со слов все тех же оперативников и следователя, общий вес изъятых веществ составил около 11 граммов. Это крупный размер и серьезный срок — более 10 лет лишения свободы. У журналиста взяты срезы ногтевых пластин и смывы с ладоней — для проверки наличия на руках запрещенных веществ. Вся эта процедура проходила под контролем общественников и под запись видеокамеры. Журналист Иван Голунов по-прежнему не признает своей вины и считает, что от следствия ему скрывать нечего.

- Мы с вами разговаривали абсолютно по-журналистски, на добровольной основе?

- Да.

- Я на вас не оказывал давление?

- Нет

- Не угрожал?

- Не угрожали.

- Вы сами решили ответить нам на наши вопросы по-журналистски?

- Да.

На столе у следователя — опечатанные конверты. В них — пакетики с изъятыми веществами, срезы ногтевых пластин и смывы с ладоней Голунова, его мобильный телефон и многочисленные флешки. Ряд экспертиз уже завершены. Несколько других — еще в процессе. Вместе с вещдоками анализы приобщат к материалам уголовного дела. Расследование продолжается.

Читайте также

Видео по теме