Выберите регион

Смотрим на

Силовое поле истории

78 лет назад, 28 сентября 1942 года, в тяжелейший период Отечественной войны, под грифом «совершенно секретно» в нашей стране был принят важнейший документ, давший старт советскому атомному проекту: Распоряжение ГКО СССР № 2352сс «Об организации работ по урану».

К весне 1942 г. данные шифровок по каналам разведки о работе союзников по атомной тематике приобрели конкретное очертание, а их количество достигло «критической массы» (см. «Ставка больше, чем жизнь»).

Данные шифровок были доведены до сведения заместителя председателя Государственного Комитета Обороны В. М. Молотова. Он ознакомил с ними заместителя председателя Совнаркома М. Г. Первухина и уполномоченного ГКО по науке С. В. Кафтанова.

Для проверки достоверности разведданных решили проконсультироваться с учеными: П. Л. Капицей, В. Г. Хлопиным, А. Ф. Иоффе. В мае 1942 года в Академию наук был направлен запрос о возможности использования атомной энергии в военных целях:

Секретно

В связи с сообщениями о работе за рубежом над проблемой использования для военных целей энергии ядерного деления урана прошу сообщить, насколько правдоподобными являются такие сообщения, и имеет ли в настоящее время эта проблема реальную основу для практической разработки вопросов использования внутриядерной энергии, выделяющейся при цепной реакции урана.

Зам. начальника 2-го Управления Главразведуправления Генштаба Красной армии

А. Панфилов

Маститые академики не сразу поверили в перспективы создания атомного оружия. Спустя месяц пришел ответ:

«Академия наук не располагает никакими данными о ходе работ в заграничных лабораториях по проблеме использования внутриатомной энергии. Что касается институтов АН СССР, то проводившиеся в них работы по данному вопросу временно свернуты как по условиям эвакуации этих институтов из Ленинграда, где остались основные установки (циклотрон РИАНа), так и потому, что, по нашему мнению, возможность использования внутриатомной энергии для военных целей в ближайшее время (в течение настоящей войны) весьма мало вероятна».

Вышедшее Распоряжение Государственного комитета обороны СССР фактически заложило основы для развертывания работ по урановой проблеме и стало предтечей организации в апреле 1943 года секретной Лаборатории номер № 2 Академии наук СССР. Однако фактически управление советским атомным проектом шло напрямую от Государственного комитета обороны страны, а научным руководителем проекта был назначен И.В. Курчатов.

Распоряжение ГКО СССР № 2352сс 

«Об организации работ по урану»

Обязать Академию наук СССР (академик Иоффе) возобновить работы по исследованию осуществимости использования атомной энергии путем расщепления ядра урана и представить Государственному комитету обороны к 1 апреля 1943 года доклад о возможности создания урановой бомбы или уранового топлива.
Для этой цели:
1. Президиуму Академии наук СССР:
а) организовать при Академии наук специальную лабораторию атомного ядра;
б) к 1 января 1943 года в Институте радиологии разработать и изготовить установку для термодиффузионного выделения урана-235;
в) к 1 марта 1943 года в Институте радиологии и Физико-техническом институте изготовить методами центрифугирования и термодиффузии уран-235 в количестве, необходимом для физических исследований, и к 1 апреля 1943 года произвести в лаборатории атомного ядра исследования осуществимости расщепления ядер урана-235.
2. Академии наук УССР (акад. Богомолец) организовать под руководством проф. Ланге разработку проекта лабораторной установки для выделения урана-235 методом центрифугирования и к 20 октября 1942 года сдать технический проект казанскому заводу "Серп и молот" Наркомата тяжелого машиностроения.
3. Народному комиссариату тяжелого машиностроения (т. Казаков) изготовить на казанском заводе подъемно-транспортного машиностроения "Серп и молот" для Академии наук СССР к 1 января 1943 года лабораторную установку центрифуги по проекту проф. Ланге, разрабатываемому в Академии наук УССР.
4. Народному комиссариату финансов СССР (т. Зверев) передать к 1 ноября 1942 года Академии наук СССР один грамм радия для приготовления постоянного источника нейтронов и 30 граммов платины для изготовления лабораторной установки центрифуги.
5. Обязать народный комиссариат черной металлургии (т. Тевосяна), Народный комиссариат цветной металлургии (т. Ломако) выделить и отгрузить к 1 ноября 1942 года Академии наук СССР следующие материалы по спецификации Академии наук:
а) Наркомчермет – сталей разных марок 6 тонн,
б) Наркомцветмет – цветных металлов 0,5 тонны, а также обязать НКстанкопром выделить два токарных станка за счет производства.
6. Народному комиссариату внешней торговли (т. Микоян) закупить за границей по заявкам Академии наук СССР для лаборатории атомного ядра аппаратуры и химикатов на 30 тысяч рублей.
7. Главному управлению гражданского воздушного флота (т. Астахов) обеспечить к 5 октября 1942 года доставку самолетом в г. Казань из г. Ленинграда принадлежащих Физико-техническому институту АН СССР 20 кг урана и 200 кг аппаратуры для физических исследований.
8. Совнаркому Татарской АССР (т. Гафиатуллин) предоставить с 15 октября 1942 года Академии наук СССР в г. Казани помещение площадью 500 кв.м. для размещения лаборатории атомного ядра и жилую площадь для 10 научных сотрудников.

Председатель Государственного комитета обороны И. Сталин

 


Источники:

Артемов Е. Т. Атомный проект в координатах сталинской экономики. М. : политическая энциклопедия, 2017. 343 с.

Атомный проект СССР: документы и материалы: [в 3 т.] / Под общ. ред. Л. Д. Рябева. — 1998—2010.

Кафтанов С.В. По тревоге // «Химия и жизнь». 1985, №03. С. 6-10.

Первухин М. Г. Как была решена атомная проблема в нашей стране // Творцы атомного века. Славский Е. П. — 2013. — С. 103-126.

Сто сорок бесед с Молотовым: Из дневника Ф. Чуева. М.: Терра, 1991. 623 с.

Т. 1. 1938—1945. Часть 1 / М-во Рос. Федерации по атом. энергии; Рос. акад. наук; [сост.: Л. И. Кудинова (отв. сост.), Г. С. Синицына, Н. М. Осипова]. — М.: Наука. Физматлит, 1998. — 432 с. 

Читайте также