Выберите регион

Смотрим на

Сергей Мирошниченко: «Режиссер-документалист – это летописец»


Российский режиссер-документалист, обладатель множества российских и зарубежных наград Сергей Мирошниченко отмечает 24 июня свое 65-летие. За прошедшие годы — более 20 лет преподавательской деятельности во ВГИКе, серия работ о выдающихся деятелях культуры, среди них Александр Солженицын, Виктор Астафьев, Валентин Распутин, Валерий Гергиев, Илья Глазунов. С 1990 года он снимает масштабный проект «Рожденные в СССР», суть которого в том, чтобы каждые 7 лет показывать определенных героев и следить за их изменениями на протяжении жизни.

В своем интервью Сергей Мирошниченко рассказал о главном в своей профессии, о том, как научился фиксировать реальность уже в 3-летнем возрасте, какие темы волнуют молодых студентов-документалистов и чем собирается заняться на пенсии.


О старте в профессию

«Какое-то видение стало формироваться еще с раннего возраста. С трех лет я был поводырем у своего отца, он — ветеран войны, потерял зрение за 9 дней до Победы. Отец был историком по образованию, профессором. Я был его глазами — следил за дорогой, за машинами. Помню, что когда был маленький, чаще смотрел под ноги и не замечал, что его там наверху могла хлестнуть по лицу ветка — для меня это было как удар током.

Так начался мой курс в режиссуру — через постоянное наблюдение. Также мама покупала мне огромные альбомы с репродукциями художников, я часами их рассматривал и мне даже разрешалось в них рисовать.

Но, как и многие, кто жил в Челябинске, я собирался стать инженером, строить ракеты и проектировать двигатели летательных аппаратов. Хоть я и чувствовал, что это не мое. Что при этом «мое» еще и сам не знал.

А потом я встретил двух выдающихся людей. Первым был Леонид Оболенский, который читал у нас лекции о кино. Я до сих пор вспоминаю его с благоговением и счастлив за тех, кто его слышал. Он был истинный аристократ, интеллигент, обладал блестящим языком. Вторым был Константин Дупленский — военный оператор, фронтовик, с камерой прошел от Севастополя до Вены. Хроника, где люди танцуют вальс с нашими солдатами — это его съемки. Он взял меня к себе ассистентом, и благодаря ему я понял, что такое кино.

Потом я легко и без всякой протекции поступил во ВГИК, на курс Кочеткова и Бессарабова и так оказался в самом интересном вузе мира».
 

О смене поколений

«У нас были замечательные педагоги: Третьяков Николай Николаевич (читал русскую культуру), Мераб Константинович Мамардашвили, Паола Волкова, Ливия Александровна Звонникова, Владимир Яковлевич Бахмутский. Это был цвет интеллигенции, блестящие педагоги. Потому что учит не только мастер, учит среда, «бульон».

Во времена моей учебы во ВГИКе был насыщенный «бульон». Оттуда вышли Александр Сокуров, Юрий Арабов, Александр Огородников — много людей, которые закончили в этот период институт. Отец Тихон Шевкунов, кстати, получил вгиковскогое образование.

У меня волею судьбы учатся несколько человек из-за рубежа и говорят, что наша мастерская — самая лучшая. Почему они выбрали меня? В век интернета студенты выбирают человека, который дает результат. Моя студентка София Гевейлер выиграла «СИЛЕКТ» — это конгресс всех киноинститутов мира и она получила главный приз. Другой мой студент Максим Арбугаев снял «Генезис 2.0» вместе с документалистом Кристианом Фрайем и картина получила приз за операторскую работу на американском фестивале независимого кино «Санденс».

Я не только свою мастерскую хвалю, я думаю просто в ВГИКе сейчас еще сохранилась старая школа, когда учат кино. Мастерские Владимира Хотиненко, Вадима Абдрашитова, Владимира Меньшова выпускают мощных специалистов. И актерская школа у нас сильная, есть звезды.


Фото из личного архива

Какие темы волнуют нынешних студентов? Кого-то — социальные проблемы, они сразу выделяются, живут тем, что происходит с народом. Кто-то патриот и государственник — не по принуждению, просто создает произведения, которые развивают государство. Часть людей делают чистое искусство, формальное. Я считаю, что хорошая мастерская та, в которой разные люди.

Но вообще с профессионалами будет плохо. Уйдет советская система, эти сумасшедшие совки (к которым я отношусь полностью, хоть и не считал себя советским человеком, но на самом деле им и был) — они уйдут. Путь молодым освободят, а что толку? Самое ужасное, что мы готовим специалистов высочайшего уровня, а идти им некуда. Нет такой прозрачной системы грантов. За рубежом заинтересованы в том, чтобы произведения, на которые выделяются деньги (особенно что касается документального кино) получали потом отклик в обществе. Там понимают, что у документалистов, конечно, просветительская функция, не развлекательная.

Серьезные специалисты требуют высокой оценки труда. Но наша система показывает, что подвижничество не оценивается никак.

При этом в каждой мастерской есть люди, которые в итоге все равно остаются в профессии и делают свою работу вопреки всем условиям. Это становится частью из жизни, частью ментальности. Так было и у меня».


О «Рожденных в СССР»

«У нас много фондов, которые финансируют кино, но какое? Для поиска средств на очередную серию «Рожденных в СССР» я написал в 56 организаций. Просто письмом с отказом ответили одна или две. Остальные проигнорировали. Ведь не абы кто пишет — лауреат Государственной премии, член Президентского совета.

«Рожденные в СССР» — один из самых известных российских документальных проектов в мире. Он затратный: там много героев, они живут в разных странах. С каждым героем ты должен отработать 7-8 смен, каждый раз ты везешь с собой группу. Но ты рассказываешь жизнь через призму нескольких людей. Этот проект всегда стоил дорого, раньше это понимали и средства находились. Сейчас мне дали только треть. Так что я продаю права на свои работы, мы берем кредиты, чтобы закончить эту серию про 35-летних. Она выйдет в конце этого года.

Это единственный проект, который входит в 200 известных документальных проектов мира, и это знают все, но почему-то не финансируют. На игровые фильмы выделяются безумные деньги. Не будем судить, что часть лент проваливаются в прокате, но они даже не развивают мозг интеллектуально. Тратятся огромные средства, но на документальную картину нет. Я предлагал увеличить финансирование документального кино, ведь это летопись. Ведь много хорошей качественной хроники, например, времен Сталина, Брежнева, а современной летописи у нас почти нет.

Каждый раз мы снимаем фильмы, которые становятся летописью. Сейчас мои студенты сняли фильм про режиссера и педагога Владимира Фенченко. Но кроме него в этой картине есть Михалков, Ким Ки Дук, Занусси, Хотиненко, Дворцевой. В одном фильме — летопись современного кинематографа, это живые люди. Но господдержки у проекта не было. Спасибо Фонду культуры, Анне Михалковой, которая помогла. Также ребята собирали по копеечке на питчинге.

Документальное кино в нашей стране сузилось уровня до телевизионной пропаганды. Но не все мои выпускники способны снимать такие фильмы, надо быть определенного склада человеком.

Все перевернуто. Режиссер документального кино сегодня — это сподвижник или альтруист».


Об изоляции

«Мне было бы интересно снять фильм про изоляцию, про пандемию. Это серьезная работа. Но чтобы делать большую серьезную картину, нужны деньги. Причем вчера. Точнее в марте. Но у нас очень неповоротливая система. Пока комиссия примет решение, наступит сентябрь. Потом будет конкурс, питчинг, а деньги авторы получат в конце ноября. В ноябре это уже не будет иметь никакого смысла.

Я вставил фрагмент об изоляции в «Рожденных в СССР», там это будет. Но я был бы счастлив сделать глубокий полноценный фильм об этом периоде».


О возрасте

«Мой возраст — это подведение итогов. Итог моей жизни оценит господь, был я талантлив или нет — не мне судить. Я максимально отдавал свою душу и умения своей работе и обучению студентов. Больше всего горжусь серией работ про русских писателей: про Астафьева, Распутина, Солженицына; про актера Жженова. Я рад, что бог мне дал возможность общение с такими людьми. Думаю, это то, что поможет интеллектуальному и культурному развитию людей.

Пусть эти картины формально не всегда оригинальны, но они оставили слепок мыслей, чувств, идей великих людей и эти работы я считаю самыми важными. Считаю, что выложился максимально. Но вижу, что необходима смена поколений: и в кино, и в педагогику должны приходить новые люди.


Фото: Вадим Шульц

Я не пессимист. Я считаю, что мои молодые ребята дождутся своего времени и тех людей, которые будут заинтересованы в них. Я все-таки очень верю в молодых ребят, в своих учеников. Они одаренные, воспитанные, образованные люди. Надо их ценить, пока они еще не уехали, еще здесь. Они крутые специалисты, с английским языком, они будут востребованы за рубежом. Но я надеюсь, что они пригодятся здесь.

Я еще должен закончить ряд своих проектов. Выпустить «Рожденные в СССР: 35-летние» и передать преемникам, потому что проект надо снимать до тех пор, пока героям не исполнится 70 лет. Дописать книгу. Моей мастерской во ВГИКе осталось три года, итого будет 25 лет, как я преподаю. Нужно вовремя уходить. Остаться в глазах своих студентов не дряхлым, а сильным лидером, который направлял своих ребят. А потом займусь садоводством. Буду сажать такие цветы — незабудки, чтобы ничего не забыть, все помнить».

Записала Дженнет Арльт
 

К юбилею режиссера не пропустите на телеканале «Россия К»:
27 июня в 18.20 «Линия жизни. Сергей Мирошниченко»
27 июня в 19.15 «Река жизни». Документальный фильм. «Мёртвая вода».
28 июня в 19.15 «Река жизни». Документальный фильм. «Живая вода».

Читайте также

Видео по теме