Выберите регион

Смотрим на

Первые успехи на трудном пути

В сентябре 1944 года развернулась Прибалтийская стратегическая наступательная операция. Советская армия стремилась разгромить группировки германских войск в Прибалтике и полностью освободить территории Эстонии, Латвии и Литвы. 19 сентября было подписано перемирие с Финляндией, 22 сентября освобожден Таллин.

К началу осени увеличился штат Лаборатории № 2, нарастал и темп работ. 25 сентября 1944 г. был запущен циклотрон и сразу же начались работы по облучению урановых образцов с целью получения плутония.

Циклотрон для получения плутония был первым шагом к успешному решению поставленной перед коллективом Лаборатории № 2 задачи. Для физических исследований был остро необходим достаточно мощный источник нейтронов, каким на тот момент мог быть только циклотрон. Все вопросы, связанные с его строительством и наладкой, были строго секретными. В газете «Известия» 23 июня был опубликован небольшой комментарий академика В. Г. Хлопина о «возобновлении изучения радиоактивных элементов и расщеплении атома ядра», который вызвал незамедлительную реакцию кураторов атомного проекта. М. Г. Первухин направил В. М. Молотову и начальнику Советского информационного бюро А. С. Щербакову записку о недопустимости публикаций по вопросам, связанным с урановой проблемой: «…сведения о состоянии циклотронов и их работе не должны оглашаться. По имеющимся сведениям, циклотронные установки за границей используются для решения урановой проблемы, и их работа строго засекречена… Работы по урану являются совершенно секретными. Прошу Вас дать указание органам печати и радиовещания о запрещении освещения в печати и по радио вопросов о циклотронах и и работах по урану».

https://cdn-st1.rtr-vesti.ru/vh/pictures/o/299/406/6.png

Заметка в газете «Известия» от 23.06.1944 г.

Созданием циклотрона для Лаборатории № 2 руководил Л.М. Неменов, который вместе с П.Я. Глазуновым сразу после прорыва блокады привез в Москву из Ленинграда высокочастотный генератор, часть оборудования и необходимые материалы для постройки циклотрона (См. материал: «Операция “Циклотрон”»).

Уже 8 сентября И. В. Курчатов информировал В. М. Молотова: «Я рад сообщить Вам, что наша Лаборатория закончила строительство циклотрона и пустила его в ход в конце августа этого года. Создание этой установки является небольшим достижением в свете тех задач, которые Вы нам поручили, но коллектив Лаборатории воодушевлен первыми достигнутыми успехами на трудном пути».

  https://cdn-st1.rtr-vesti.ru/vh/pictures/o/299/406/7.png 

Докладная записка И. В. Курчатова В. М. Молотову о пуске

циклотрона в Лаборатории № 2. Источник: Архив НИЦ КИ.

Циклотрон разместили на первом этаже Главного здания Курчатовского института в помещении, которое теперь занимает Музей Курчатовского института. Установка получила название «М-1».

  https://cdn-st1.rtr-vesti.ru/vh/pictures/o/299/406/8.png

Распоряжение И. В. Курчатова по подготовке необходимых ресурсов к установке циклотрона.

Источник: Архив НИЦ КИ.

Л. М. Неменов оставил воспоминания о монтаже установки: «В ускорительной камере циклотрона надо было обеспечить глубокий вакуум, а система насчитывала около 100 резиновых уплотнений. Тут следует учесть, в каких тяжелых условиях приходилось проводить монтаж и наладку ускорителя. Любая мелочь превращалась в проблему. Течеискателей тогда не существовало. Мы зажимали с помощью болтов камеру с крышками между двумя крестовинами и погружали в бак с водой, где устанавливалась мощная электрическая лампочка для подсветки. Внутрь камеры нагнетался от компрессора воздух под давлением 3 — 4 атмосферы. Следя за пузырьками воздуха, мы находили место утечки, отмечали его, а затем тщательно заделывали.

Несмотря на чрезвычайную занятость, Курчатов либо заходил к нам, либо звонил по телефону, спрашивая, «есть ли достижения». Он очень торопил, но мы и сами знали, как важно уложиться в установленный срок. Ведь пуск циклотрона был первым «векселем», который Курчатову следовало «оплатить» по ходу решения всей гигантской проблемы.

После того как испытали элементы ускорителя в отдельности, начали отладку всей установки. Конечно, не все шло гладко. Случались мелкие аварии, но мы уверенно продвигались вперед. Наконец отладка закончилась, и можно было приступить к ускорению дейтронов. В этот день Игорь Васильевич к восьми часам вечера уезжал на совещание к Б. Л. Ванникову. Но, зная, что готовится пробный пуск, попросил, если «будут достижения», позвонить ему по телефону».

Пуск циклотрона прошел успешно и Л. М. Неменов сразу сообщил об этом Курчатову. Он вспоминал: «Звоню по телефону Б. Л. Ванникову…. К телефону подходит Курчатов и сразу: «Пустили? Какой ток?» «Внутри больше 50 микроампер. Вывели пучок наружу, виден при свете», — отвечаю ему. «Выключай, чтобы ничего не испортилось. Ждите меня, через час буду, поздравляю тебя, поздравь от меня ребят».

Два часа ночи. В лабораторном журнале записываем: «25 сентября 1944 года впервые в Советском Союзе и Европе из циклотрона выведен наружу пучок дейтронов».

Через час, как обещал, приехал Курчатов, веселый, смеющийся, возбужденный. «Ничего не случилось?» — был его первый вопрос. Пустили установку, снова появился долгожданный пучок…Уже четыре часа утра. Курчатов еще раз поздравляет и зовет к себе домой. Он так доволен и счастлив, что противоречить ему невозможно. Идем, будим Марину Дмитриевну. Она испугана, но когда узнает, в чем дело, смеется. Игорь Васильевич приносит бутылку шампанского, и мы ее распиваем стоя. Прощаясь с нами, он говорит: «Завтра дополнительные измерения с парафиновыми блоками, послезавтра начинаем облучение уранил-нитрата».

Так закончился знаменательный для нас продолжавшийся почти сутки рабочий день».

Опыты на циклотроне по отработке методики облучения проводились круглосуточно. Курчатов сформировал бригады, которые работали посменно. «Для выделения плутония, полученного в результате облучения уранил-нитрата на циклотроне, – вспоминал Л. М. Неменов, – Б. В. Курчатов и его сотрудники разработали так называемый сульфатный метод .... Этим же методом был выделен первый в Европе циклотронный плутоний. Так была решена задача, поставленная И. В. Курчатовым в марте 1943 года».

На первом циклотроне Лаборатории № 2 впервые в СССР были получены индикаторные количества плутония. Это позволило радиохимикам под руководством Бориса Васильевича Курчатова (читайте публикацию о Б. В. Курчатове от 30.04.2020 «Экспериментатор от Бога») начать изучение этого неземного материала.

Читайте также