26 августа 2020, 11:36

65 лет назад в Дрезденскую галерею вернули шедевры, спасенные советскими войсками

  • 65 лет назад в Дрезденскую галерею вернули шедевры, спасенные советскими войсками
  • Картинка
    65 лет назад советские солдаты спасали шедевры Дрезденской галереи
  • 65 лет назад в Дрезденскую галерею вернули шедевры, спасенные советскими войсками
65 лет назад в Дрезденскую галерею вернулись шедевры изобразительного искусства, спасенные советскими войсками после бомбардировки города во время Второй мировой войны. Но прежде чем коллекция снова оказалась в столице Саксонии, полотна Рафаэля, Тициана, Рембрандта смогли увидеть посетители Пушкинского музея в Москве.

65 лет назад в Дрезденскую галерею вернулись шедевры изобразительного искусства, спасенные советскими войсками после бомбардировки города во время Второй мировой войны. Но прежде чем коллекция снова оказалась в столице Саксонии, полотна Рафаэля, Тициана, Рембрандта смогли увидеть посетители Пушкинского музея в Москве.

Одна из самых известных работ Тициана - «Динарий кесаря» - была обречена на гибель, пролежав в каменоломнях, по стенам которых текла вода.

«Она поступила к нам намокшей страшно. Все дерево промокло, но она была вся в плесени, вся покрыта белыми хлопьями плесени», - говорит президент ГМИИ им. А.С. Пушкина Ирина Антонова.

Армия Конева подходит к Дрездену, который за несколько столетий Саксонскими курфюрстами превращен в сокровищницу мира. Но знаменитая галерея пуста, а город за несколько налетов американских и английских самолетов буквально сравнялся с землей. Курт Воннегут назвал это преступление, сравнимое по жертвам с бомбардировками Хиросимы и Нагасаки, «бойней». Нацисты спрятали шедевры Рафаэля, Рембрандта, Тициана в 50 тайниках. Путь к штольням, где лежали картины в открытых деревянных ящиках, преграждали мины.

«С величайшими предосторожностями картины были изъяты из своих страшных могил и вывезены в Москву», - рассказывала Ирина Антонова.

Так, Дрезденская галерея - гордость всего просвещенного мира - была спасена дважды. Сначала - советскими солдатами, потом - музейными работниками, среди которых была недавняя выпускница университета Ирина Антонова. Она и сейчас, помнит, как подъезжали грузовики с картинами, и солдаты заполнили ими весь первый этаж. Самое сильное впечатление всей жизни - «Сикстинская Мадонна».

«Здесь, между колоннами, распаковывали ящик, пришедший из Дрездена. Я даже помню эти руки рабочих, которые держали раму. Они стояли сзади и придерживали картину, ее раму перед нами», - вспоминает Ирина Антонова.

Младенец, которого мать приносит в жертву человечеству, и он знает о грядущей судьбе и смотрит на тех, кому его принесут в жертву, без страха и злобы. Как этот отзывалось в сердцах советских людей, только что отдавших ради победы над захватчиками своих детей? Примерно так же, как сказал солдат, увидевший в каменоломне спасенного Рафаэля: «Она на жинку мою похожа - ее также, наверное, вели на висилицу за то, что укрывала у себя партизан». У всех присутствующих увлажнились глаза, вспоминает Ирина Александровна, даже у стоявших перед картиной Рафаэля мужчин.

«Потом картину перенесли в Итальянский зал, мы его называем Белым залом. Она стояла там вместе уже с другими картинами из Дрезденской галереи. Конечно, она производила огромное впечатление, и перед ней опять-таки плакали люди», - говорит Ирина Антонова.

Десять лет советские реставраторы выхаживали картины, как тяжелых пациентов. Была проведена колоссальная работа. Полотнам Дюрера, Рембрандта и еще пяти сотням живописных работ вернули их первоначальное состояние. Тот же Тициан отлеживался несколько месяцев - главный реставратор Корин запретил его трогать: «Пусть картина придет в себя!».

«Я была уверена, что надо было оставлять галерею у нас. В этом есть историческая справедливость - нанесен такой ущерб нашей стране, в том числе ее художественным ценностям, что это справедливо», - отметила Ирина Антонова.

Настоящим потрясением стало сообщение, опубликованное в газете «Правда»: «Собрание Дрезденской галереи возвращается в Германию». Сотрудники не понимали, не принимали этого решения - как же так?! Разве это не заслуженный кровью трофей?! Через месяц в Пушкинском устроили прощальную выставку. И четыре месяца музей показывал шедевры в беспрецедентном режиме: с 8 утра до 23 вечера, без выходных. Вокруг Пушкинского круглосуточно стояла очередь.

«Это самая веселая очередь, которую я видела в музей. Эта выставка шла как праздник. И не потому что возвращалась, нет. Царило искусство», - подчеркнула Ирина Антонова.

Хроника с выставки 1955 года. Это был восторг от красоты, добавляет Ирина Александровна, но еще и от того, что все были уверены, как и я, она, эта красота, останется с нами.

«Знаете, что поколебало мою уверенность? В какой-то момент я побывала в Дрезденской галерее, и мне как-то стало совершенно очевидно - нет Дрезденской галереи, нет Дрездена как города. Лишение этого города галереи - это просто вынимать его душу», - считает Ирина Антонова.

«Мы сильные, благородные и любим культуру, поэтому возвращаем вам картины» было написано в книге отзывов той легендарной выставки 1955 года, вспоминает Ирина Александровна и с горечью добавляет: «Табличку, которая провисела на стене Дрезденской галереи всего несколько лет - "Эту коллекцию спасли советские солдаты" немцы могли бы не убирать».

 Гуля Балтаева

Новости культуры 

Читайте также

Видео по теме

Эфир

Лента новостей

Авто-геолокация