Выберите регион

Смотрим на

Напряженная ситуация: Анатолий Антонов о российско-американских отношениях. Мнение

Чрезвычайный и Полномочный посол России в США Анатолий Антонов заявил, что США довели ситуацию с договором СНВ-3 до цейтнота, и сейчас выдвигают России заведомо неприемлемые условия. Что в этих чрезвычайных обстоятельствах напряженности между странами составляет основу дипломатических переговоров? Ответы на вопросы о российско-американских отношениях дал в программе "Мнение с Эвелиной Закамской" посол Российской Федерации в США Анатолий Антонов.

Чрезвычайный и Полномочный посол России в США Анатолий Антонов заявил, что США довели ситуацию с договором СНВ-3 до цейтнота, и сейчас выдвигают России заведомо неприемлемые условия. Что в этих чрезвычайных обстоятельствах напряженности между странами составляет основу дипломатических переговоров? Ответы на вопросы о российско-американских отношениях дал в программе "Мнение с Эвелиной Закамской" посол Российской Федерации в США Анатолий Антонов.

- Я начну с заявления, которое сделал буквально накануне Чрезвычайный и Полномочный посол России в Соединенных Штатах Америки Анатолий Антонов о том, что США довели ситуацию с продлением Договора о мерах по дальнейшему сокращению ограничений стратегических наступательных вооружений (СНВ-3) до цейтнота, и сейчас выдвигают России заведомо неприемлемые условия.

Сегодня поговорим с Анатолием Ивановичем о том, что в обстоятельствах чрезвычайной напряженности между нашими странами составляет основу дипломатических переговоров, и на что направлены усилия наших дипломатов.

Анатолий Иванович, пожалуйста, развейте мысль по поводу договора СНВ-3. Какие есть у него перспективы? Действительно, много противоречивой информации и спекуляций об этой сделке, о том, что нам предлагают Соединенные Штаты. Что мы можем им на это ответить? И расскажите, в чем сегодня заключается ваша работа, где те точки соприкосновения между Россией и США?

- Большое спасибо за возможность поговорить о российско-американских отношениях. Российско-американские отношения всегда привлекали большое внимание международной общественности, всегда были в центре внимания. На них сегодня обращено внимание и в Нью-Йорке, и в Москве, и в Вашингтоне, и в Латинской Америке, и на Ближнем Востоке. Интерес очевиден и понятен.

Примечательно, что за последние 50 лет вопросы стратегической стабильности, вопросы контроля за вооружением были в центре российско-американских отношений. Я бы хотел попытаться простыми словами объяснить, что мы хотим, что нам предлагают и в чем проблема.

Что мы хотим? Мы хотим нормальные, предсказуемые отношения с Соединенными Штатами Америки. Мы хотим, чтобы мы в большей степени были сконцентрированы на развитии нашей экономики, на улучшении положения наших граждан. Равно, как я понимаю, того же хотят и Соединенные Штаты. Нам надо просто договориться об определенных правилах поведения при двусторонней повестке дня, равно как и на международной арене.

В области стратегической стабильности мы давно предлагали нашим коллегам возобновить этот диалог. И вот, наконец, нам это удалось! Буквально в последние месяцы мы провели несколько раундов консультаций в Вене. У нас очень сильные команды: с российской стороны эту команду возглавляет заместитель министра иностранных дел Сергей Александрович Рябков, с американской – Маршалл Биллингсли, спецпредставитель президента по контролю над вооружением. Команды мощные, состоят из представителей различных ведомств, в том числе, Минобороны, Совета Безопасности, и обладают необходимой экспертизой для того, чтобы найти, нащупать компромиссы и выйти на какие-то договоренности.

Одним из ключевых вопросов сегодня является – что будет с Договором о сокращении стратегических наступательных вооружений, который был заключен 10 лет тому назад. Срок действия его истекает 1 февраля, и вполне естественно, мы думаем о том, что будет "завтра". Постоянно говорили американцам о том, что "давайте продлим этот договор, давайте сохраним время, необходимое для достижения договоренностей по различным аспектам стратегической стабильности". Американцы тянули, долгое время не отвечали нам. И вдруг неожиданно в последнее время инициировали этот процесс, вбросили свои предложения, которые требуют самого детального изучения на предмет соответствия национальным интересам Российской Федерации.

Итак, что хотят американцы? Американцы хотят заморозить уровень тех ядерных боезарядов, которые есть у России и США. Американцы хотят внедрить интрузивно [неразборчиво] на российских предприятиях, которые выпускают боезаряды. Это, по сути, [неразборчиво] в плане Договора о ракетах средней и меньшей дальности. Американцы проявляют особый интерес к тому, чтобы поставить под контроль наше нестратегическое ядерной оружие.

Что хотим мы? Мы хотим, чтобы любые будущие договоренности учитывали факторы, влияющие на глобальную безопасность. А что это такое? Это противоракетная оборона, о которой мы миллион раз говорили американским друзьям, это будущее ракет средней и меньшей дальности. Это различного рода экстравагантное оружие, о котором так много говорят сегодня на различных площадках в Пентагоне, на международной арене. Подчеркну, что все эти вопросы должны быть обговорены, обсуждены, актуализированы нашими переговорщиками, и только по итогам этих консультаций можно разобраться в том, а можем ли мы о чем-то договориться?! Придем ли мы к какому-то результату или нет?!

Пока, на сегодняшний день, Соединенные Штаты Америки не готовы учитывать российские озабоченности, которые я сегодня обозначил. Это вызывает у нас серьезную тревогу о готовности Америки вести разговор о равноправном соглашении между двумя нашими странами.

- Анатолий Иванович, но среди предложений, которые вносят Соединенные Штаты, и которые являются неприемлемыми для России, вы не упомянули предложение США включить в договор Китай. И не то, что Россия против Китая, а просто дело в том, что, судя по американской логике, именно Россия должна быть ответственна за то, что в этом договоре Китай примет условия Соединенных Штатов Америки. Каковые перспективы этого условия? И что будет, если 1 февраля договор не будет продлен, и стороны не придут к согласию?

- Я не опустил проблематику Китая, просто я хотел это оставить на более позднее время. Тем не менее, я хочу вам подтвердить, что Китай – это постоянный член Совета Безопасности [ООН], Китай – ответственная ядерная держава. Китай сам примет решение о том, в каких переговорах участвовать и какие соглашения подписывать. Плохо себе представляю, как хотят американцы реализовать свою идею о том, что русские и американцы договорятся о том, что Китай будет участвовать переговоров. Они разработают некие рамки, некоторые параметры договоренностей, а потом Китай их, якобы, примет. А с какой стати, если в этих рамках, к примеру, не будут учтены китайские приоритеты? И почему сегодня Китай должен согласиться на американские подходы?

Что касается России, то для нас первоочередным вопросом является участие Великобритании и Франции – это члены Организации Североатлантического блока, чей потенциал – мы давно говорили, еще со времен Советского Союза – должен учитываться при анализе потенциала Советского Союза, а теперь и России, и Соединенных Штатов Америки.

Напомню один такой нюанс: Соединенные Штаты Америки имеют очень тесные отношения с Великобританией, и БРПЛ Trident II находятся на вооружении британских военно-морских сил, и о том, что происходит в сотрудничестве между Великобританией и Соединенными Штатами Америки, выведено вообще за скобки каких-либо договоренностей. Кстати говоря, этот момент был зафиксирован и в Договоре о сокращении стратегических наступательных вооружений, так называемом, "новом ДСНВ".

На сегодняшний день Китай заявил о том, что национальным интересам этого государства не отвечает присоединение к российско-американским переговорам по контролю над вооружением. Мы неоднократно говорили о том, что мы уважаем позицию Китайской Народной Республики, и мы не собираемся оказывать какое-либо давление в том, чтобы Китай при любых обстоятельствах присоединился к нашему договору.

Теперь к вопросу, а что будет после того, как истечет срок действия договора по СНВ? Хочу вам сказать, что Россия – это предсказуемое ядерное государство, мы продолжим свою ответственную политику. Мы категорически против начала гонки вооружений. Кстати говоря, нас пытаются туда втянуть, и Маршалл Биллингсли, и представители Пентагона неоднократно говорили, что если "русские, вы не примете вот этот набор мер по ограничению стратегических ядерных вооружений, то тогда начнется гонка вооружений, и якобы российская экономика не выдержит этой гонки вооружений". По сути дела, нам предрекают судьбу Советского Союза. Но я постоянно говорю своим коллегам в Пентагоне, в Госдепе, в Белом доме, непосредственно главному переговорщику американцев Биллингсли, что российские Вооруженные силы обладают всем необходимым для того, чтобы обеспечить нашу безопасность.

Что мы хотим? Понимаете, мы не готовы просто сегодня сказать о том, что мы умрем за СНВ! Конечно, нет! Просто мы исходим из того, что СНВ – это полезный инструмент, который продемонстрировал всему миру свою эффективность. Он отвечает национальным интересам не только России, но и США.

Я вам напомню, что сенат ратифицировал это соглашение. Да, была отдельная резолюция с замечания, да, Государственная Дума, Совет Федерации тоже высказали свои нарекания в адрес этого договора. Но он десять лет просуществовал! И никаких, кстати говоря, серьезных проблем по выполнению положений этого договора мы не выплескивали ни на международную арену, ни на Соединенные Штаты. Кстати говоря, это единственный договор, по которому у американцев не было претензий. Мы предлагали и предлагаем все очень просто: пусть договор этот останется, давайте продлим его на пять лет и подумаем одновременно, что делать дальше. Мы к такому равноправному договору готовы. Обозначились и проблемы, которые должны быть в створе наших интересов.

- Анатолий Иванович, прислушаться к этому предложению сейчас призывают, в том числе, и многие американские аналитики. Но я напомню, разовью позицию Маршалла Биллингсли. Он сказал, что у России, в отличие от Соединенных Штатов, нет средств на новую гонку стратегических вооружений. Хотя те же аналитики, те же его партнеры, коллеги с ним не соглашаются, поскольку видно сейчас, как изыскивают средства Пентагон на свои военные программы и другие, где будет брать средства на новые вооружения – далеко не всем понятно!

Когда с американцами не соглашаются, они включают свой любимый "инструмент" – это санкционное давление. Они вводят санкции против Китая, мы живем под этим давлением уже несколько лет, к нему привыкли, правда, находимся постоянно в ожидании новых санкций. Как вы оцениваете вероятность их появления сейчас? Будут ли они введены до выборов президента США? И с чем они будут связаны? Поводов, как мы знаем, много – это и события вокруг "Северного потока-2", и по многим-многим другим поводам они появляются постоянно. Какие это будут санкции? Когда они будут? Как к ним готовиться?

- Позволю себе буквально одну ремарку: я всегда переживаю, когда говорю по проблемах стратегической стабильности, по сокращению стратегических наступательных вооружений, что говорю слишком мудрено и непонятно. Американцы предложили нам заморозить все ядерные боезаряды. Я приведу только один пример, насчет рогатки и камня. То есть, американцы предлагают накинуть сеть ограничений только на камни. Но камень не полетит без рогатки, поэтому мы американцам и говорим: "А как же быть с носителями? А что же делать с ракетами?". И такая позиция, конечно, для нас неприемлема.

Теперь в отношении санкций, о которых вы сказали. Санкции, конечно же, это плохо. Нас беспокоит ситуация в этой области. Мы не поддерживаем, разумеется, американских санкций. На сегодняшний день под ними находятся 500 организаций и 300 россиян. Надуманные предлоги, дюжина законопроектов сегодня находится на Капитолии, и каждый день мы просыпаемся, смотрим газеты – а какие новые антироссийские инициативы кто-либо поднял, разработал. Сегодня, вы абсолютно правы, существует проблема "Северного потока". То есть, сегодня заставляют западноевропейцев покупать дорогой американский сжиженный газ и отказываться от дешевых российских углеводородов. Хочу сказать: конечно, это европейцам решать, в конце концов, что им делать, какие деньги и сколько тратить. Хочу подчеркнуть: мы неоднократно это говорили, и я продолжаю говорить это на встречах со своими коллегами, что газопровод – это исключительно коммерческий проект. Для того чтобы сейчас остановить этот газопровод, американцы стали спекулировать на проблеме с блогером Навальным, говоря о том, что "русских надо наказать, русских надо остановить, русская экономика должна рухнуть". Помните известное выражение о том, чтобы "разорвать российскую экономику в клочья"? Такое выражение сегодня не используют, но смысл – заставить нас "заплатить" за нашу независимую уверенную внешнюю политику.

Хочу вам сказать одно: мы никогда не ставим вопрос перед американцами – отмените санкции, "мы вас просим, без этого мы не сможем прожить". Это не так! Дело американцев, какую политику выбирать. Тем более, мы еще показываем им, насколько она контрпродуктивна, насколько она не отвечает национальным интересам как Соединенных Штатов Америки, так и Российской Федерации.

- "Российская экономика разорвана в клочья" – это высказывание принадлежит Бараку Обаме. Сказал он его на излете своей политической карьеры – всего через несколько недель его победил на выборах президент США Дональд Трамп. Сейчас вот-вот настанут новые американские выборы, и мы видим, что и во время правления Дональда Трампа не наступило потепление в отношениях России и Соединенных Штатов. Более того, напряженность только усиливалась. Как вы думаете, исход американских выборов вне зависимости от того, кто победит – Джозеф Байден или Дональд Трамп – может ли повлиять на американскую политику в отношении России?

- Мне очень хочется верить в то, что завтра мы проснемся в другой Америке, русофобия исчезнет, исчезнут различного рода проекты! Но, к сожалению, надо признать, что вряд ли произойдут серьезные изменения на экономическом фронте, равно как и в политической области в отношениях между Соединенными Штатами Америки и Россией, кто бы ни стоял у руля Белого дома.

Кстати, Дональд Трамп в разговорах с Владимиром Владимировичем Путиным неоднократно говорил о своей неудовлетворенности нынешним уровнем экономических отношений. Президенты ставили задачу – улучшить отношения, расширить их, но потенциал их вообще не задействован на сегодняшний день. И экономические санкции просто мешают местному бизнесу эффективно работать на российском рынке. Местный бизнес заинтересован в том, чтобы не только остаться в России, несмотря на эти санкции, но и расширить свое присутствие. И буквально через несколько дней в рамках американо-российского Делового совета, в который входят более 170 фирм, мы будем говорить, что нам делать, а как жить нам завтра, что надо сделать для того, чтобы расширить торгово-экономическое взаимодействие между двумя странами.

И, конечно же, политические контакты между нами нуждаются (не хочется использовать слово "перезагрузка") в обновлениях. Российская сторона не использует тактику или аргументацию осуждения. Мы постоянно выдвигаем новые предложения. Напомним лишь только два: недавнее предложение Владимира Владимировича по международной информационной безопасности о необходимости установления такого диалога. И на столе переговоров по-прежнему присутствует предложение Владимира Владимировича о проведении встречи "пятерки" постоянных членов Совета Безопасности, где могли бы обсудить все проблемы, которые сегодня возникли у нас в мире. А самое главное – определить и наметить совместные действия для урегулирования существующих проблем.

- Анатолий Иванович, есть ли у нас место для каких-то позитивных новостей из США, скажите, пожалуйста?

- Есть позитивные моменты, которые мы храним – это память о совместной борьбе с годы Великой Отечественной войны, когда американские и советские солдаты стояли бок о бок, плечом к плечу, проливали кровь. Здесь об этом помнят, хотя я могу однозначно сказать, что мы должны сделать еще очень много для того, чтобы истина осталась на века, для того, чтобы не было никаких искажений. Есть плотное сотрудничество в космосе, существовало сотрудничество в области культуры. И, конечно, здравоохранение, борьба с пандемией. Что может быть благородней этой задачи?

Читайте также

Видео по теме