Выберите регион

Смотрим на

«Главное — каждый день танцевать хорошо»: Мария Хорева о проекте «Большой балет»

В интервью, которое мы записали после съемок «Большого балета», Мария рассказала, как начинался её путь, и как ей удалось одержать победу в проекте.

Мария Хорева — обладатель награды «Лучшая танцовщица» четвертого сезона проекта «Большой балет». Её карьера — пример головокружительного взлета и упорной работы: в 18 лет Мария стала первой солисткой балетной труппы Мариинки, а за дебютом в «Аполлоне» Баланчина последовали главные партии в спектаклях «Пахита», «Щелкунчик», «Корсар», «Драгоценности (Бриллианты)», «Баядерка», «Раймонда», «Спящая Красавица»... В интервью, которое мы записали после съемок «Большого балета», она рассказала, как начинался её путь, и как ей удалось одержать победу в проекте.

Счастливое детство

Родители Марии не были связаны с балетом профессионально, но в детстве Марию и ее сестру Софью (которая тоже занимается балетом) часто водили в театр. Но сначала были музыкальная школа и художественная гимнастика. И только в девять лет прогулка по весеннему городу привела к объявлению на дверях Вагановки, решившему судьбу молодой балерины.

— Родители были очень вовлечены в мои занятия. Постоянные тренировки, плюс фортепиано, художественная школа, плавание. В школу я ходила для одарённых музыкальных детей, но попадала туда только три раза в неделю. В остальные дни у меня были утренние тренировки по художественной гимнастике, а школьную программу мы с мамой проходили дома по вечерам. Всё моё детство прошло в разъездах, но это никак не напрягало. Многие говорят: «вот, у вас не было детства...» Но я считаю, что это детство было очень интересным, насыщенным. Это было прекрасное детство! Из него я вынесла для себя очень много полезных навыков. Огромное спасибо моей семье за то, что так разносторонне старались меня развивать.

После художественной гимнастики Мария поступила в Академию русского балета имени Вагановой.

— Я вспоминаю, что начала осознавать свой жизненный путь, свою карьеру, далеко не с первого класса. Это был четвёртый год моей учебы, я уже достаточно долго осваивала эту профессию, и только тогда я поняла, что действительно хочу этим заниматься всю жизнь. До этого момента мне просто было интересно — родители прививали нам с сестрой серьезное отношение к труду, и я была усердной ученицей.


Мария Хорева («Большй балет»)
 

Мариинка. Начало

После окончания училища Мария получила сразу восемь приглашений в ведущие театры мира. Среди них — Большой театр, Мариинский, несколько западных трупп. Юная балерина выбрала Мариинский — он стал родным еще во время учебы.

— Сейчас, проработав в этом театре несколько лет, я могу сказать, что это настоящий заповедник традиций, место, где можно учиться, развиваться и расти как танцовщица. Но тогда это было довольно эмоциональное решение. Потому что в Мариинском театре я, еще будучи ученицей вагановской Академии, много танцевала в спектаклях роли, которые обычно исполняют дети: карлики, амурчики, эльфы... Эта сцена стала мне родной задолго до того, как я начала тут работать.

Еще во время учебы руководитель труппы Юрий Валерьевич Фатеев предложил Марии исполнить партию Терпсихоры из балета «Аполлон» Джорджа Баланчина на сцене Мариинского театра. Начались репетиции, и именно тогда, еще учась в Академии, балерина начала готовить свой первый спектакль в качестве солистки.

— Балет «Аполлон» мы репетировали очень долго. Обычно в театре такие роли готовят примерно за две недели. Но Юрий Валерьевич знал: мы ещё ученицы (нас было трое солисток-выпускниц), и нам нужно быть максимально уверенными в том, что роль отрепетирована хорошо. Мы занимались подготовкой два месяца, с небольшим перерывом на экзамены. Отрепетировали просто прекрасно, эта партия, как у нас говорят, была уже «в ногах», то есть ноги сами знали, что делать.

Партнёром балерины в «Апполоне» стал британец Ксандер Париш, премьер Мариинского театра. При первой встрече Мария, сделала книксен: так традиционно приветствуют старших ученики Академии.

— Он до сих пор смеётся над этим эпизодом, потому что он очень-очень добрый человек и так меня поддерживал перед дебютом! Мы стали хорошими друзьями, много разных стран с ним объездили, для меня большая честь с ним работать.
А в день дебюта меня накрыло это ощущение ответственности. Того, что я уже артистка, что под моим именем не написано «ученица Академии русского балета», что я сама за себя. С одной стороны было страшно, но с другой, я знала, что Ксандер — отличный партнер, что у нас всё отрепетировано, и мы готовы.
 

Рабочие будни

Будни артиста балета не подчинены единому графику, каждый день расписание может меняться. Единственное, что остается постоянным и неизменным в Мариинском театре — это балетный класс в 11 утра. А дальше может быть всё, что угодно, чаще всего — репетиции. Если репетиции стоят по несколько подряд, то день заканчивается ближе к 20. Но может быть и одна репетиция только во второй половине дня, и тогда после балетного класса артист свободен. А если предстоит вечерний спектакль, то график опять меняется. Нагрузка совершенно не нормирована, и может быть как незначительной, так и гигантской. Но такова балетная реальность.

— Когда нет спектакля, идут репетиции. Если между ними случается перерыв, могу что-то поесть, чтобы восполнить энергию. И постоянно повторяю какие-то моменты, прокручиваю в голове отдельные кусочки сцен. Потому что балет — это не только физическая работа, но и умственная. Сознание должно усваивать нюансы, которые были проработаны на предыдущей репетиции и готовиться к следующим. Даже если у меня есть несколько минут до репетиции, я стараюсь тратить их на то, чтобы повторить вполсилы, отработать либо сложные движения, либо мизансцены, подумать о том, что и как я хочу воплотить в этой роли. Проанализировать, что мне не нравится в моём исполнении. Поэтому практически всегда идёт какая-то работа. Либо умственная, либо физическая, либо обе вместе.

При этом нельзя сказать, какая из них важнее. Когда ты балетный артист, ты никогда не знаешь, что будет завтра. Завтра может быть пять репетиций, и нельзя ни одной пропустить, на каждой нужно работать в полную силу. И иногда лучше лишний раз отдохнуть и действительно подумать, чем по сто раз повторять одно и то же движение. Поберечь свои силы. И это будет более умный и ответственный подход к делу, нежели бездумный зубреж и «убивание» своего тела.


Мария Хорева и Владимир Шкляров («Большй балет»)

Карантин в начале года отнял привычные возможности реализации себя, закрыл театр и репетиционные залы, но тем самым высвободил самое ценное, что есть у человека – время, которое Мария постаралась не растратить на тоску по упущенным возможностям, а посвятить давно волновавшей теме – систематизации своих представлений о том, как можно выстроить физические упражнения в систему, которая поможет развиваться в домашних условиях не только балетным танцовщикам, но и всем заинтересованным в развитии своего тела людям.

— На карантине родилась книга «Научите меня балету». Она написалась неожиданно быстро, обросла иллюстрациями, фото, картинками и — вуаля! —теперь её можно купить в магазине. Сама не верю, но это так. Книга получилась немаленькая: около 400 страниц, однако собранного материала и мыслей было ещё больше и приходилось ограничивать себя, останавливать, но все равно я превысила раза в полтора изначально намеченный объем. Видимо, придется подумать о второй.


 

«Большой балет»

Кроме Марии, в проекте «Большой балет» должна была принимать участие ещё одна пара – танцовщик из Бразилии и балерина из Японии, но время карантина они провели в своих родных странах и просто не смогли вернуться к началу съемок. Да и сама Мария была уверена, что проект не состоится. Тем неожиданнее стало известие о том, что съемки начинаются через две недели. А до этого — три месяца карантина и тренировок в домашних условиях. Выступление в «Большом балете» стало практически первым выходом на сцену за долгое время.

— Карантин, конечно, был очень сложным периодом в моей жизни. Потому что я люблю быть в форме, и занимаюсь даже во время отпуска. Когда я узнала, что наступает карантин и нас закрывают на такое продолжительное время, это было большим ударом. Из-за страха я начала фанатично заниматься дома. От чрезмерных усилий даже немного трамвировалась. Сейчас я бы по-другому распределила нагрузку. Когда мне позвонили, это было очень неожиданно и пугающе, потому что я понимала, что первый выход на сцену будет непосредственно на проекте. Поэтому нужно было подготовиться не только физически, но и морально, духовно. Но много было и приятных моментов, например, от общения с участниками, ведущими, членами жюри, да и просто радость от выхода на сцену. Наконец-то после карантина у нас появилась цель.

Я благодарна жюри за критику. Не могу назвать ее ровной и одинаково конструктивной, но даже сейчас, когда я пересматриваю эпизоды программы, стараюсь глядеть на себя их глазами, извлекать из их замечаний какие-то новые блоки информации, которые не услышала тогда на проекте. Всё, что они сказали, это объективация мнений тех или иных групп людей, моих зрителей. Я действительно им очень благодарна, услышать критику от опытных профессионалов в нашем искусстве — это дорогого стоит.

Четвертый сезон «Большого балета» состоял из шести конкурсных программ, в рамках которых артисты могли представлять номер по выбору: классическое па-де-де, неоклассику, современный или даже народно-характерный танец. Один из выпусков был посвящен современной российской хореографии. Специально для этой программы солист Мариинского театра и хореограф Александр Сергеев поставил на Марию Хореву и Владимира Шклярова (участвовал вне конкурса) номер «Пионерская сюита» на музыку Шостаковича.

— Александр Сергеев — великолепный танцовщик, исполняющий большой репертуар в нашем театре. В последнее время он стал пробовать себя в хореографии, и, по моему мнению, у него это получается просто здорово! Он нашёл музыку из фильма «Приключение Корзинкиной» — это музыка Д. Шостаковича и на неё еще не ставился ни один балетный спектакль. Можно сказать, что получился номер, посвящённый пионерии. А можно, что номер рассказывает о вечном – взаимоотношениях мужчины и женщины. Мальчика и девочки. И отношения эти не зависят от внешних обстоятельств, наоборот, обстоятельства выстраиваются под человеческие отношения. Саша достал нам настоящие пионерские галстуки и ремни. Это было какое-то прикосновение к эпохе, дань памяти тому прекрасному, светлому, разумному и доброму, что наполняло то время. Это очень весёлая, энергичная, даже задорная хореография, в которой множество актерских моментов. После проекта мы успели исполнить этот номер еще раз на сцене Мариинского театра. Надеюсь, что он получит большую сценическую жизнь, потому что его хочется танцевать ещё и ещё.


Мария Хорева и Владимир Шкляров («Большй балет»)


Вспоминая проект, Мария говорит, что до самого последнего дня не думала о победе. Главной задачей было выложиться максимально, ведь телевизионный проект накладывает особые обязательства.

— Камеры со всех сторон, дальний план — крупный план, мы были не просто артистами на сцене, которых видишь из зала, но мы были полностью на виду — не только движения, костюмы, но и эмоции, выражение лица. Об этом я думала. А ещё хотелось рассказать зрителям о том, что существуют разные балеты, что балет — это очень красиво, и что мы все любим балет, что он достоин огромной любви телезрителей. А о победе и каких-то баллах думала в последнюю очередь, потому что главное — каждый день танцевать хорошо, включая все свои силы и ресурсы, а там уже будет видно.

Это было прекрасное время в чудесном городе. Лето, Москва, Мосфильм – все слилось вместе и осталось удивительным путешествием ничуть не хуже поездки в Италию или Индию. Да, была работа, но были и великолепные прогулки, общение, экскурсии. Вот это главное, а не битва за приз. Вот что я бы хотела пожелать участникам будущих сезонов — насладиться перемещением в совершенно другую обстановку.


Дженнет Арльт
Фото: Вадим Шульц
 

Читайте также

Видео по теме