Выберите регион

Смотрим на

В Донбассе "висит ожидание войны"

Шесть лет назад армия Донецкой народной республики выбила из аэропорта украинские войска. Война начиналась именно здесь в мае 2014-го. И все думали, что здесь она и закончилась. Но есть опасения, что не до конца.

Окраины Донецка. До центра города по прямой – километров 10. И здесь уже – линия фронта. За рулем – командир полка, позывной Пуля.

- Как обстановка?

- Если говорить военным языком, напряженная. Обстрелы прекратились, но висит какое-то ожидание войны, что вот-вот начнется, – говорит Пуля.

На позициях в этот день действительно было тихо. Противник занят строительством. Роет окопы, заливает бетонные доты, рассредоточивает и прячет технику. Да и в тот момент, когда приехали мы, стрельбы не могло быть по определению.

Буквально в полутора километрах отсюда, может быть, даже чуть меньше, находится позиция украинской армии. Почему мы так спокойно здесь сейчас работаем? Потому что над нами летает беспилотник ОБСЕ. Гарантия безопасности для журналистов и головная боль для военных.

В разговоре – сама любезность. Говорят, что приехали проверить обстановку на донецкой фильтровальной станции. Объяснить, зачем при этом сделали несколько кругов над позициями, толком не смогли.

Это, конечно, удивительная вещь. До позиций ДНР здесь 150 метров, и именно на этом месте запускается беспилотный аппарат – мониторить обстановку. Обстановка сейчас абсолютно спокойная. Но сверху прекрасно можно рассмотреть окопы, блиндажи, в общем, все, что нужно.

Когда сверху отснят каждый квадратный метр и снаряды ложатся точно в цель, остается только зарываться как можно глубже. Шахтеры знают, как это делать. Укрытия – как командные бункеры ракетчиков.

Несмотря на все договоренности, противник продолжает постепенно сдвигать линию фронта. Без стрельбы, без атак. С помощью кирки и лопаты. Окопы появляются там, где их не должно быть. Международные наблюдатели тревогу не бьют. А открыть огонь по непрошенных гостям донецкая армия не имеет права.

Это уже под Горловкой. Окраины поселка Зайцево. Место, которое чаще других попадает в сводку обстрелов. Гражданский транспорт здесь не ходит. Мирных жителей здесь нет. Все дома разрушены. Это абсолютная линия фронта. Мы здесь не с той целью, чтобы показать факт обстрелов, они по понятной причине присутствуют. Показать, из чего стреляет украинская армия.

Большая удача. Прилетела и не взорвалась. Зато есть прямое доказательство – боеприпас натовского образца. Погуглили и нашли. Сделано в Болгарии. 40 миллиметров – стандарт НАТО. Прыгающая граната. Поражает все живое в радиусе не менее шести метров, на высоте от полуметра до двух с половиной. Стреляли с близкого расстояния. До противника здесь метров двести от силы. Вот их блиндаж. Ветер с той стороны, пахнет жареной картошкой.

Это уже юг республики. Печально известное Коминтерново. Только пешком. Километра три по обочине. И еще один – по лесополосе. Ходы сообщений как будто прорыты гигантским червяком. В прямой траншее больше потерь в случае обстрела. А пристреляно противником здесь абсолютно все.

Один из бойцов бессменно на позициях уже год. Бронежилет у него весь пробит, каска тоже, помогает живым лучше ориентироваться, где на той стороне находятся позиции снайпера.

Бойцы – опытные. И, похоже, что пуль боятся меньше, чем ковида. Все в масках. Еще и хороший повод не показывать свое лицо. У многих родственники живут на Украине. То, что сегодня – линия фронта, вчера – большое колхозное поле. Теперь там мин больше, чем земли. А лесопосадка "ощетинилась" пулеметными гнездами. Нам даже в амбразуру смотреть запретили.

Странное ощущение, которое можно пережить только в окопе. Свет – это обычно то, к чему мы стремимся, что-то светлое, хорошее. А вот эта маленькая щелочка, откуда пробивается свет, за ней – только смерть.

Журналистская привычка не верить на слово. Нет, не приукрасил командир взвода. Закрепились плотно. Через каждые триста метров – огневая точка противника.

"Они продолжают окапываться, продолжают проведение инженерных работ, роют траншеи, укрепления в нашу сторону. То есть все указывает на то, что это все еще не окончено далеко. Не готов я сказать, к чему это все приведет, никто не знает, надеемся на лучшее, а готовимся к худшему", – сказал заместитель командира полка армии ДНР.

И так – по всей линии фронта. Звенящая тишина. Военные говорят, что именно эта тишина даже больше, чем звуки разрывов, бьет по нервам сидящих в окопах.

"Противник скапливает живую силу, технику, накапливает уже давно, начиная с декабря месяца. Сначала мы думали, это какие-то ротационные мероприятия, оказывается, нет, техника зашла, а другая не вышла, значит, накопление. Американцы подписали очередной контракт с Украиной на поставки тех же Javelin, рассматривается вопрос о поставке ударных беспилотников из Турции, и в большом количестве поставляется сюда стрелковое оружие различных фирм иностранных, которые находятся на той стороне", – заявил Эдуард Басурин, официальный представитель Управления народной милиции ДНР.

При всем при этом и военное, и политическое руководство республики в своих силах уверено. Боевой опыт накоплен немалый. И самое главное – в людях не потерян тот дух, что был в самом начале войны в Донбассе.

"Конечно же, нам хотелось бы победы, и мы к этому готовы, приложим все усилия, которые у нас есть. И применить все то, что у нас есть. И, конечно же, нас тогда только ДНР и ЛНР не устроит. Нам тогда нужна вся Новороссия. Нам нужно тогда гораздо большая территория. Поэтому для Украины это очень болезненный будет шаг. Украины тогда уже точно не будет. Что останется, посмотрим", – сказал Денис Пушилин, глава ДНР.

Василий живет на улице Стратонавтов у самого аэропорта, точнее того, что от него осталось. Он – один из немногих, кто вернулся в этот полностью разрушенный войной район Донецка. Заново накрыл снесенную снарядом крышу, но капитальный ремонт дома пока не делает – военные посоветовали не спешить.

Читайте также

Видео по теме