Выберите регион

Смотрим на

Андрей Хржановский: за шиворот затащить в кино можно, но насильно ничего полюбить нельзя

В четверг, 11 марта, в российский прокат выходит фильм Андрея Хржановского "Нос, или Заговор "не таких". В его основу легла повесть Николая Гоголя "Нос" и одноименная опера Дмитрия Шостаковича. Фильм вошел в список претендентов на премию "Оскар".

В четверг, 11 марта, в российский прокат выходит фильм Андрея Хржановского "Нос, или Заговор "не таких", в основу которого легла повесть Николая Гоголя "Нос" и одноименная опера Дмитрия Шостаковича.

Фильм вошел в список претендентов на премию "Оскар" в категории "Лучший полнометражный анимационный фильм". Он также получил приз жюри "За лучший полнометражный фильм" на Международном фестивале анимационных фильмов в Анси, номинацию Европейской киноакадемии в категории "Лучший анимационный фильм" и стал фильмом открытия фестиваля "Кинотавр", а также вошел в официальную программу МКФ в Роттердаме

Работа на картиной заняла около шести лет. А о том, что снимет его, Андрей Юрьевич знал полвека. В 1968 году режиссер услышал от своего друга Евгения Чуковского, который был зятем Дмитрия Шостаковича, что тому понравилась дипломная вгиковская работа Хржановского "Жил-был Козявин". "Меня это так воодушевило, что я тут же решил обратиться к Дмитрию Дмитриевичу с просьбой разрешить мне экранизацию его оперы "Нос", – вспоминает Андрей Юрьевич. – В те дни Шостакович находился в больнице, но, тем не менее, нашел время ответить на мою просьбу. В открытке он писал, что будет рад, если я использую его музыку в своем фильме".

"Нос, или Заговор "не таких" состоит из трех частей, которые представляют собой три "сна". Первый "сон" посвящен гоголевскому персонажу. Второй – рассказу Михаила Булгакова о письме Сталину, а третий – экранизации произведения Шостаковича "Антиформалистический раек", ни разу не исполнявшегося при жизни автора. Все части связывает между собой дух Гоголя, который, как считает Хржановский, "не просто центральная фигура в русской литературе, но он также и основоположник всех ее дальнейших направлений – от критического реализма до сюрреализма". "Кроме того, он же гениальный мастер монтажа! И мастер коллажа, если хотите", – добавляет Хржановский.

О работе над сценарием, выборе анекдотической части биографии Булгакова, балагану в кино и музыке Андрей Хржановский рассказал сайту Вести.Ru накануне выхода в прокат своей новой картины.

- В предыдущем фильме "Полторы комнаты, или Сентиментальное путешествие на родину" (как и в некоторых других) вы не только режиссер, вы работали и над сценарием. Однако на фильм "Нос" вы пригласили сценаристом Юрия Арабова. Хотя мысль об экранизации вам пришла полвека назад и, казалось бы, вы должны были лучше всех знать, что и как снимать.

- История, связанная со сценарием фильма "Нос", восходит к тому моменту, когда мы с Юрием Николаевичем Арабовым, моим соавтором по фильму "Полторы комнаты", написали сценарий о Мейерхольде. Он так и назывался "Мейерхольд". Этот сценарий не разрешили к постановке, он безрезультатно прошел несколько так называемых питчингов. Поэтому, чтобы не оставаться без работы, я должен был искать какой-то выход. И тут я вспомнил о разрешении на экранизацию оперы "Нос", дарованном мне Дмитрием Дмитриевичем Шостаковичем в 1968 году. И я решил сосредоточиться на постановке этого эпизода, тем более что в нашем сценарии была обозначена такая тема. Я учитывал, что Шостакович сочинил эту оперу в присутствии Мейерхольда, живя дома у Всеволода Эмильевича по его приглашению, и что Мейерхольд собирался ставить "Нос" в Большом театре, но до дела так и не дошло по не известным нам причинам. Учитывая все это, я решил вычленить "Нос" из общего корпуса сценария и заняться этим эпизодом отдельно. И сценарий для этой постановки я уже складывал самостоятельно, а Юрий Николаевич был так добр, что один или два раза приехал посмотреть материал. Мы с ним этот материал обсуждали, и он остался удовлетворенным. Естественно, я сохранил его имя в сценарии и даже, следуя алфавиту, поставил его на первое место.

- Фильм состоит из трех частей, названных "снами". Это отсылка к Чернышевскому, Достоевскому или палиндром?

- Никакого отношения ни к Чернышевскому, ни к Достоевскому или к Пушкину, у которого Татьяна тоже видела сон, ни к кому другому это не имеет. Палиндром – да, потому что даже в фильме показано (и, по-моему, где-то это есть и у Гоголя) преобразование сна в нос и носа в сон путем простой перестановки букв. Но никаких дополнительных смыслов в это вкладывать не стоит, это просто формообразующие детали, которые пришлось внести в фильм. И я был очень рад воспользоваться подсказкой моей жены – опытного редактора, которая просто посоветовала фильм этот составить из трех снов. Первоначально была другая композиция. Это был двухчастевый фильм, и даже были два 45-минутных фильма.

- Первая часть фильма в первую очередь посвящена прочтению гоголевской повести. Вторая – неожиданно – Булгакову. Однако вы взялись экранизировать не часть его биографии, а рассказ (или пересказ) взаимоотношений Булгакова со Сталиным. Истории, о которой нам известно только со слов Елены Сергеевны Булгаковой. Сразу два "почему". Первое – почему в фильме появился Булгаков? И второе – почему именно "анекдоты", рассказанные его женой, вы решили вставить в фильм?

- Дело в том, что моя английская приятельница, живущая в Италии, замечательная исследовательница творчества Шостаковича Элизабет Уилсон (дай Бог ей здоровья) напомнила мне в дневниках Елены Сергеевны Булгаковой то место, где та описывает историю с письмом Булгакова, якобы отправленным Сталину за подписью "Трампазлин". Замечательная, очаровательная по своему юмору и точности характеристик история. И я также воспользовался сведениями, которые подтверждены записками Елены Сергеевны, что Шостакович и Булгаков приятельствовали и даже собирались сделать вместе одну работу. А именно, Булгаков по приглашению Шостаковича должен был написать либретто для оперы по пьесе Булгакова о Пушкине "Последние дни (Пушкин)". Во всяком случае, Шостакович и Булгаков водили дружбу. Этих сведений мне было достаточно, чтобы показать так, как я показал. А раз была установлена такая естественная связь Шостаковича с Булгаковым, то этот рассказ мне показался очень уместным. Тем более этот рассказ заканчивался тем, как вожди собрались в театр на постановку оперы Шостаковича. Там, правда, речь шла об опере "Леди Макбет Мценского уезда", но Шостакович и дирижер Мелик-Пашаев так заранее приободрились и настроились, что начали, по выражению Булгакова, сверлить себе дырки в лацканах пиджаков в преддверии того, что они будут пожалованы высокими наградами и орденами. Такие бывают в жизни казусы.

(Опера, воспевающая "свободную любовь", в которой проблема развода разрешалась с помощью убийства категорически не понравилась Сталину и приехавшим с ним Жданову, Молотову и Микояну. Сексуальные сцены в литературе, театре и кино выводили Сталина из себя. Реакция не заставила себя ждать: вождь посетил Большой театр 26 января 1936 года, а 28-го в газете "Правда" появилась разгромная статья "Сумбур вместо музыки". Причем есть предположение, что писал ее Иосиф Виссарионович лично. Как минимум вносил правку — Вести.Ru)

- Многочисленные отсылки к разным фильмам, художникам, персонажам, литературным и музыкальным произведениям… Кажется, вам это нравилось всегда. По крайней мере, вы скользите по эпохам и героям, жонглируя ими, не первый раз. По какому критерию отбирались "персонажи" и события – этот подойдет, а того не возьмем ни при каких условиях?

- "Скользить по эпохам, жонглируя", я думаю, что это не совсем точное определение, потому что я и не скользил, и не жонглировал, а употреблял эти цитаты и ссылки как слагаемые художественных образов. Это, все-таки, согласитесь, несколько по-иному называется. А отбирались персонажи и события по критерию формирования художественных образов и близости или, наоборот, взаимоотталкивания тех или иных событий и явлений. Что и в том, и в другом случае является основой художественного образа.

- А у вас есть любимый персонаж?

- Любимый персонаж? Они все любимые. Другое дело, что майору Ковалеву я, честно признаться, симпатизирую меньше, чем Гоголю, Шостаковичу и Мейерхольду, Булгакову и Эйзенштейну. Этих всех люблю.

- "Не такие" – это кто? Или каждый должен решить для себя сам? Огромное количество моих знакомых считает, что не бывает "не таких" людей.

- Как это – не бывает?

- К сожалению. Я с ними спорю, но у меня аргументов не хватает. Рассчитывала на вашу помощь.

- Вы понимаете, в чем дело. Ответ на этот вопрос таков: "не такие" поставлены в кавычки, потому что это люди не такие с точки зрения власть имущих, власть предержащих. Своей самостоятельностью, оригинальностью, талантами они выбиваются из общей массы сограждан. Поэтому считается, что они не такие, и значит их надо причесывать под одну гребенку. А способ такого причесывания в прежние времена имел ужасающую форму репрессий, убийств, отравлений и прочее, и прочее. Но я-то считаю, что на самом деле "не такие" – те, кто таким образом вели себя по отношению к нормальным, простым, совестливым, с чувством собственного достоинства и с пониманием своих свобод и права на собственное мнение и его изложение людям. Они-то считаются мною "такими". А "не такими" пусть будут те, которые так не думает.

- Мне показалось, что в вашем мультфильме, в его построении есть отзвуки народного театра Петрушки, марионеток или комедии дель арте. Когда есть довольно жесткая сценарная линия, но при этом допускается огромное число импровизаций героев. Или я ошибаюсь? Кстати, считалось, что и Театр Мейерхольда был одновременно балаганом и трагедией, комедией итальянских масок и греческой драмой.

- Насчет театра Петрушки, насчет стихии балагана и комедии дель арте – да, это все очень верно подмечено. Довольно жесткой сценарной линии в общем-то и не было, но были эти основополагающие моменты, в частности, балаган, с которого начинается фильм. Балаган фигурирует в первой части, а ближе к концу балаган проявляется в постановке "Антиформалистического райка", который сам по себе является зрелищем балаганного типа. А что касается импровизаций, они действительно были в процессе работы, потому что фильм имел определенную сценарную канву, но это вполне допускало и даже предполагало импровизации при таком свободном сочинительстве.

- Если бы вас спросили, почему сегодня надо снимать (ставить) произведения Гоголя и Шостаковича и как увлечь ими молодежь, что бы вы ответили?

- Я считаю, что молодежь увлечь уже сейчас чем-либо трудно, потому что над молодежью, как и над всем населением, работают средства массовой информации, кормя их суррогатами. Увлечь... вы знаете, есть такая формула: научить режиссуре нельзя, режиссерскому искусству, но научиться можно. Научить молодежь нельзя, но та молодежь, которая имеет царя в голове, имеет совесть и ответственность перед своей личностью, понимание необходимости развития и интерес в этом, эту молодежь специально ничему учить не надо, она сама всем этим интересуется. За шиворот затащить в кино можно, но насильно ничего полюбить нельзя. Но бывает, происходит нечто подобное тому, что произошло с героем пьесы Геннадия Шпаликова "Гражданин Фиолетовой республики". У этого самого героя – принца – было что-то типа водобоязни. И однажды при помощи каких-то уловок его затащили в бассейн, он вышел оттуда и приказал: "Казнить всех придворных". – "За что, ваше Высочество?" – "Почему мне раньше не сказали, как я люблю мыться?" Бывает, затащишь какого-нибудь человека, а он и не знал, что это может быть так интересно, поучительно.

Но главное – как встреча с искусством может подстегнуть, подтолкнуть к желанию узнать что-то большее и сверх того, что можно почерпнуть из одного фильма. Такой вариант вполне возможен.

Читайте также

Видео по теме