Выберите регион

Смотрим на

30 лет референдуму: что помешало сохранить СССР

17 марта 1991 года в СССР состоялся референдум о том, надо или нет сохранять Советский Союз.

Ровно 30 лет назад в Советском Союзе прошёл первый и единственный за всю историю страны референдум, в ходе которого граждане должны были решить вопрос о дальнейшем существовании СССР. Согласно закону, результаты волеизъявления были окончательными и отменить их можно было только путём нового референдума. Но несмотря на то, что три четверти жителей Союза высказалось за его сохранение, государство распалось уже меньше чем через год.

После гимна, на 4-м съезде народных депутатов всё шло не по плану. Сначала, хлопнув дверью, из зала и с поста министра иностранных ушёл Эдуард Шеварднадзе. Потом депутат Умалатова обвинила президента Горбачёва в раскачке Союза.

Горбачёв заявил, что он знает, как сохранить страну: "Я вношу на рассмотрение съезда предложение – провести по всей стране референдум, чтобы каждый гражданин высказался за или против Союза суверенных государств на федеративной основе".

Страна действительно расползалась, республики, одна за другой, объявляли суверенитет, где-то уже стреляли, в обход центра подписывались двусторонние договоры, а люди не понимали, почему в магазинах пустые полки, и обвиняли во всём Москву.

"И вот эта сумятица в распределительной системе, плюс потеря управляемости сверху, привела к одному – проснулся самый настоящий махровый национализм", – говорит Егор Строев, в 1989-1991 годах – секретарь ЦК КПСС.

"Лидеры республик требовали перераспределения полномочий, больше самостоятельности в кадровых вопросах", – отметил Аскар Акаев, бывший президент Киргизии.

Декларацию о суверенитете приняла и РСФСР, и председатель российского Верховного Совета Борис Ельцин был одним из главных противников союзного референдума.

"Ельцин ощущал себя под атакой, под давлением. И он воспринимал любую инициативу такого рода, как попытку обуздать", – сообщил Сергей Станкевич, в 1991-1993 годах – советник президента РФ.

А после событий в Вильнюсе даже дошло до такого.

"Я отмежовываюсь от позиции и политики президента, выступаю за его немедленную отставку", – заявил тогда Ельцин.

Но его тогда смогли переубедить. В России параллельно устроили свой референдум – о введении поста президента. И 17 марта 1991-го года участки открылись.

Это бюллетень референдума.

Вопрос решили сформулировать так: "Считаете ли вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновлённой Федерации равноправных суверенных республик, в которой в полной мере будут гарантироваться права и свободы человека любой национальности".

То есть, речь шла про сохранение Союза и в то же время про то, что он станет другим. А вот каким – должны были решить позже.

Правда отдать свой голос могли не все. Из 15 республик Союза, шесть официально референдум проигнорировали.

"Правительство отказывалось его поддерживать и проводить. Нам помещения не давали, связь не давали, охрану не давали", – вспоминает Альфред Рубикс, в 1990-1991 годах – член Политбюро ЦК КПСС,
первый секретарь ЦК Коммунистической партии Латвии.

В Прибалтике, Грузии, Армении, Молдавии люди голосовали на свой страх и риск. Шесть из семи участков в Кишинёве были заблокированы или вовсе разгромлены.

Но даже в таких условиях за сохранение Союза в каком-либо виде, выступили больше 76% процентов избирателей страны.

"Великолепно. 185 миллионов советских граждан имели право голосовать, 113 проголосовали "за". Да, надо было ремонтировать что-то в советской стране, это очевидно, но люди-то хотели жить вместе", – говорит Геннадий Зюганов, председатель ЦК КПРФ.

"Люди не очень поняли, о чем идет речь. Обновленная, согласен, давайте обновим. Равноправные? Вы добавляете "суверенных" – значит, прекращается СССР как единое государство!", – подчеркнул Владимир Жириновский, председатель ЛДПР.

Причем, существовало пять различных вариантов формулировок вопроса, но из всех президент и его окружение выбрали именно этот.

"Это была некая уловка, которая позволила бы Горбачёву таким юридическим способом завершить перестройку и перейти к новой формации", уверен Александр Проханов, писатель, публицист.

"Горбачёв запутался, поэтому ему нужен был референдум, мнение народа, на которое он мог бы в конечном итоге опираться", – считает Александр Руцкой, в 1991-1993 годах – вице-президент РФ.

Несколько месяцев после этого главы республик ездили к президенту в Ново-Огарёво. Пытались совместить в одном договоре и, Союз и суверенность. Действительно, оказалось непросто.

"Не прорабатывалось, а как будем жить? Всё было на словах: да, у нас будет общая валюта, у нас будет общая армия, всё такое. А на самом деле…", – рассказал Владимир Шевченко, в 1990-1991 годах – руководитель службы протокола аппарата президента СССР.

Все обсуждения прервал ГКЧП. Ну, а после победы над ним, Ельцин уже не оглядывался на других. И в конце 1991-го, в "Вискулях" подписал Беловежские соглашения. "На троих" – с Кравчуком и Шушкевичем – они создали свой Союз Независимых Государств.

"Было так легко решиться. Потому что мы все время жили, повторяя фразу: право на самоопределения, вплоть до отделения. А здесь всё это прозвучало по-настоящему", – говорит Станислав Шушкевичи, председатель Верховного Совета республики Беларусь в 1991-1994 годах.

Остальные лидеры на тот момент – остались за бортом.

"Было обидно! Около 78% процентов голосов, отданных в пользу союзного референдума, оказались недооцененными!", – сообщил Аяз Муталибов, в 1990-1992 годах – президент Азербайджана.

Михаил Горбачёв, к которому уже мало кто прислушивался, ушёл в отставку. СССР перестал существовать. Три четверти населения нашей страны голосовали за что угодно, но уж точно не за это.

Читайте также