Выберите регион

Смотрим на

Музыкальный театр Станиславского представляет вечер одноактных балетов

Программа одноактных балетов объединила неоклассику и то, что ею когда-нибудь станет.

От Баха до "техно" – Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко выпускает первую премьеру этого года. Программа одноактных балетов объединила неоклассику и то, что ею когда-нибудь станет. Елена Ворошилова продолжит.

Неоклассика Баланчина, свободный танец израильтянки Шарон Эяль и бьющий, агрессивный микс контемпорари и индийского танца катхак Акрама Хана. Худрук балетной труппы Лоран Илер объединил, казалось бы, несовместимое.

«Программа контрастная, но для меня она логична связана атмосферой, знаковыми именами хореографов, их креативностью и танцем, который не оставляет равнодушным», – пояснил худрук балетной труппы Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Лоран Илер.

"Кончерто барокко" Баланчина – в афише он два года, добавились новые балеты, которые театр подготовил в пандемию. Провокационный Autodance Шарон Эяль, встряхнул вначале Гётеборг, теперь Москву.

«Изысканное высокоителлектуальное развлечение», – так оценили балет в Швеции. Музыка в жанре техно. Свободный танец без физических и психологических лимитов.

«Она воспринимает тела людей, как некие скульптуры, из которых можно лепить и искать, и все время доставать что-то новое», – признался солист балетной труппы Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Максим Севагин.

Кажется, Шарон Эяль стерла границы мужского и женского. Одела в купальники не только балерин, но и танцовщиков, которые танцуют на полу-пальцах.

Танцовщики в поиске свободы будто все время куда-то идут.

«Какой-то экстаз внутренний, какое-то наслаждение чем-то. Это все зависит от настроения, наверное, на данный момент», – рассказал ведущий солист балетной труппы Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Евгений Жуков.

Совсем другой контрастный Caash Акрама Хана, соединившего современный танец и индийский катхак. Танцовщики движутся с невероятной скоростью, с животной пластикой.

«Это танец животных. Там есть и тигр, и павлины, и змея. Т.е. все жесты у нас от рук», – пояснила солистка балетной труппы Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Анастасия Ершова.

Черные юбки, босые ноги. Ритмы барабанов. То ли индуистские божества, то ли экзотические племена. Абсолютная синхронизация.

Акрам Хан выпустил на свободу искусно спрятанную животную суть человека, про разрушение и созидание, которые рядом.

«Сложно с самых первых битов себя зарядить на такое жесткое, агрессивное исполнение», – отметила солистка балетной труппы Музыкального театра \им. Станиславского и Немировича-Данченко Анна Окунева.

Акрам Хан в Москву не приехал. Балет, которому восемнадцать лет, переносили его ассистенты Мэйвин Ку и Никола Монако.

«Это был первый, большой, настоящий балет Акрама Хана. Он придумал его с индийским художником Анишем Капуром. Вместе они создали настоящую магию», – рассказал ассистент хореографа Никола Монако.

С труппой работают современные хореографы, определяющие лицо мирового балета. Вечера одноактных балетов позволяют увидеть и понять танец сегодняшнего дня.

Читайте также

Видео по теме