Выберите регион

Смотрим на

"Любовный напиток" — бенефисный спектакль актрисы "Et Cetera" Татьяны Владимировой

Английского драматурга Питера Шеффера мы хорошо помним и знаем прежде всего по его "Амадею". И фильм был оскароносный, и много спектаклей по всему миру. Одна из цитат, которыми изобилует Амадей, звучит так: "Говорят, с Богом шутить невозможно. Шутить нельзя с человеком! Для чего вообще-то на земле живет человек, если не затем, чтобы проучить своего Создателя?"

Этой реплике Моцарта созвучна целая пьеса Шеффера "Летиция и дурман", главная героиня которой театрализует и быт, и труд, явно пытается перехитрить Создателя, который предложил людям жизнь полную тягот и скуки. Эту пьесу Шеффер предназначал характерной актрисе Маргарет Смит. "Личность мисс Смит, — писала New York Times после премьеры, — настолько насыщает все вокруг неё, что, как и персонаж, которого она играет, она мгновенно наполняет серый мир цветом". Что-то подобное происходит и в новом спектакле столичного театра "Эт Сетера". В главной роли — Татьяна Владимирова.

Бенефисный спектакль актрисы "Et Cetera" Татьяны Владимировой — о любви к театру. Ведь только театр может спасти от серости жизни, только он способен преобразить мир и вернуть людям их естественное состояние, убеждена её героиня Леттис.

Владимир Скворцов, режиссер: "История про могучую совершенно несокрушимую силу театра, который может и объединять людей и вылечивать их, и созидать".

Дочь актрисы, ставшая по воле судьбы экскурсоводом, совершенно не приспособлена к техническим достижениям современного общества и страстно увлечена эпохой Елизаветы I, английской королевы. Экзальтированность и артистизм Леттис приводят к тому, что вместо изложения проверенных, но скучных исторических фактов, она устраивает из экскурсий зрелищные шоу с элементами детектива, что, по ее мнению, должно "одушевить, освободить и озарить".

Лотта, коллега Леттис, обвиняет главную героиню в искажении исторических фактов и пытается пресечь эту самодеятельность. Но, отведав крепкого напитка, которым её угощает Леттис, странным образом сама втягивается в увлекательную игру.

Художник по костюмам, неоднократный лауреат "Золотой Маски" Виктория Севрюкова, говорит, что этот спектакль невероятно театральный — сама пьеса Шеффера располагает к этому.

"Это скорее мечта о шекспировском театре. Вот это воротник-фриза, который собран из 18 метров ткани, это специально были напечатаны Елизаветинские кружева на ткани, которая собирается только вручную. Вот это ощущения вручную созданного мира, даже немного небрежного — самодельного, рукотворного — это то самое служение", — считает Виктория Севрюкова.

Игра и Иллюзия входят в жизнь Леттис и Лотты. Они поселяются вместе, разыгрывая по вечерам кровавые события давних дней английской истории. Главным образом, казни коронованных особ, используя своеобразный реквизит — плаху, петарды, цепи, наручники, гильотину, клетку...

Художник-постановщик Мария Рыбасова: "Это не совсем клетка, это скорее гнездо, куда прячутся два замечательных персонажа и это создает ощущение такого круга света, такого замкнутого пространства, когда каждое произнесенное слово имеет очень серьезное значение".

Так постепенно завязывается тесная дружба двух женщин, которые ищут спасения в увлекательном мире исторических сюжетов. Актриса Татьяна Владимирова называет эту роль самой сложной и одновременно очень близкой для нее, как для актрисы.

Татьяна Владимирова, народная артистка России: "Всю жизнь театр был на первом месте. Всегда. Это ужасно. Он жестокий, он прекрасный, он жесткий, но его можно только любить и только принимать, только поклоняться. Можно боготворить, но желательно быть с ним на равных, когда ты становишься вот так с ним королеву играть, и ты встаешь с ним на равных".

Найти компромисс с окружающим миром и жить с ним в согласии удается не всем. И часто за игрой в Шекспира, бурлеском и чередой красочных нарядов скрывается драма об одиночестве.

Читайте также

Видео по теме