Выберите регион

Смотрим на

Новая инициатива ФСИН поможет заключенным вновь не упасть на дно

Из-за колючей проволоки – на стройку. Как Федеральная служба исполнения наказаний дает заключенным шанс и заработать, и исправиться.

Новое в системе исполнения наказаний России. Министерство юстиции ведет переговоры с крупными инвесторами, которые будут готовы вложиться в создание в России центров исправительных работ на тысячу и более заключенных. Речь прежде всего идет о стройках, где до сих пор трудились многочисленные трудовые мигранты, приехавшие к нам на заработки.

Времена пандемии этот ресурс истощили. И с инициативой своего рода трудового импортозамещения выступила Федеральная служба исполнения наказаний. Глава ФСИН Александр Калашников предложил для этой цели использовать свой ресурс, ведь из почти полумиллиона осужденных на лишение свободы около 200 тысяч имеют право на исполнение наказания в виде принудительных работ. Но право это реализовано далеко не у всех.

"Это будут абсолютно новые достойные условия, потому что человек будет трудиться в рамках общежития или снимать квартиру, или работодатель ему предоставит условия для проживания с семьей. Они будут полноценно трудиться и получать зарплату. Надеюсь, что за этим большое будущее. Мы будем это дело активно внедрять", – отметил Калашников.

Инициативу уже поддержала Татьяна Москалькова – уполномоченный по правам человека в России. Тема вызвала активный интерес, впереди еще много дискуссий, что понятно.

Его утро начинается с легкой зарядки. Небольшой спортзал рядом со спальней. В перерывах между подходами – сразу за телефон. Смотреть новости. Звонить родным. Алексей Иванов осужден за хранение героина. Два года отсидел в колонии строгого режима и сейчас продолжает отбывать наказание. Новый для России вид – принудительные работы.

"Ощущение свободы, если честно. Потому что дали самому добраться, без сопровождения. Я даже не ожидал, что такое есть, и был сильно удивлен", – говорит Иванов.

Он был первым, кто по решению суда приехал в исправительный центр в подмосковной Кашире. Это общежитие заполнилось тогда за неделю. Сотней желающих вернуть свою жизнь. Вероника была одной из них.

Комната на 6 человек. Кондиционер. У каждого есть свой шкафчик. Личные вещи. Никакой спецодежды. Отдельная душевая. Здесь же стиральные машины. Но главная ценность для них не бытовые условия, а возможность выйти за территорию.

В таких исправительных центрах даже забор – чисто символическое сооружение. Он, конечно, с острыми наконечниками, но стоит здесь не для того, чтобы остановить, например, желающего сбежать осужденного, а скорее, для того, чтобы обозначить, где начинается территория учреждения и где она заканчивается. Здесь постоянное видеонаблюдение и присутствие сотрудников ФСИН. Так положено по закону.

Это уже зеленоградский центр. Современный ремонт. Он даже больше похож на хостел. Спальные места. Небольшой актовый зал. Комната бытовых услуг. Всюду новая техника. Просторная столовая. Холодильники, несколько плит, микроволновки. У каждого – свой ящичек. Этот – Дмитрия. Он бывший налоговик. Был осужден за взятку. Сидел в колонии. Теперь, пока идет его срок, благоустраивает зеленоградские парки.

"Ты становишься свободным человеком, все время находишься на улице", – говорит Дмитрий.

В руках – телефон: ни один заключенный в колонии такого не может себе позволить. Рядом с ним нет сотрудников ФСИН. Никакого браслета на ноге. Свое нерабочее время, хоть каждый вечер, он может проводить с семьей. Нужно только получить разрешение начальника центра.

Во ФСИН не без гордости говорят: глотнув такой свободы, люди, отсидевшие в колонии и попавшие на принудительные работы, не хотят возвращаться назад.

"У нас повторная преступность среди данной категории осужденных в 4 раза ниже, чем среди остальной категории осужденных без изоляции от общества. И те, которые трудоустроены на базе предприятий, у них еще не было случаев повторных преступлений. Они, как правило, желают трудиться и не допускают никаких нарушений", – подчеркнула Елена Коробкова, начальник Управления организации исполнения наказаний, не связанных с изоляцией осужденных от общества ФСИН России.

По сути, в России создана система, которая поощряет осужденных трудиться и соблюдать порядок, чтобы освободиться быстрее. Простой пример. Украл человек телефон. Приговор – 2 года заключения. Уже через 6 месяцев, если нет нареканий, может рассчитывать на, то чтобы переехать из колонии в исправительный центр. Еще через 6 месяцев добросовестных принудительных работ имеет право арендовать квартиру или жить с семьей.

"Это именно ресоциализация осужденных. Ведь этот осужденный в любом случае из колонии вышел бы и проживал в этом субъекте, только в данном случае неизвестно, было бы у него место для проживания, будет ли у него зарплата, трудоустроят ли его", – сказала Елена Коробкова.

Их главная обязанность – работать. Нарушение трудовой дисциплины, прогулы, пьянство – основание возвратить осужденного в колонию. Из его зарплаты удерживаются штрафы и компенсации. В Тверской области трудятся на Бежевском заводе компрессоров. Максим Лавринов – оператор покрасочно-сушильной линии. "Рабочий день – с 8 утра до 5 вечера. Обед. В общем, как и у всех людей нормальных", – сказал Максим.

Здесь находятся люди разных профессий. Василий Макридин – швейный мастер. Сел в 2006-м за убийство. За 13 лет в колонии получил 5 профессий, затем попросился на принудительные работы в Самару. Суд разрешил. "Я думаю, мне сложнее было бы освободиться условно досрочно после такого срока. 2006 год, там даже телефоны не у всех были. А здесь мне дали возможность адаптироваться к современному обществу", – признается Василий.

Алексей Иванов – из Каширы. Помощник машиниста-гофрировщика. До завода добирается на личном автомобиле. Можно и так. Работодатель уже предложил ему после окончания принудительных работ остаться на фабрике.

Цех крупнейшего в Московской области предприятия по производству гофрированного картона. Сейчас здесь трудятся 63 осужденных к исправительным работам. У каждого – трудовой договор, зарплата и возможность брать отпуск. Никто осужденных и вольнонаемных работников здесь не разделяет.

Этот эксперимент здесь начался два года назад и уже признан успешным. Осужденные трудятся добросовестно и стараются не нарушать контракт в отличии от других работников.

"Мигранты не всегда свою работу выполняют хорошо, нет мер воздействия. Он сегодня пришел, завтра ушел. Осужденные останутся работать", – отметил Алексей Белодворцев, начальник департамента управления кадрами и трудовыми отношениями ПАО "Гофрон".

Во ФСИН предложили: в тех отраслях экономики, где не хватает рабочих рук, предлагать труд осужденным. Почти 180 тысяч заключенных по закону уже имеют право попроситься на принудительные работы. И самое важное – заставить их нельзя. Они сами выбирают, оставаться и дальше в заключении или обратиться в суд с просьбой направить их в исправительный центр (по сути, на волю) и устроить на принудительные работы. Идею ФСИН одобрили Минюст, Следственный комитет, уполномоченная по правам человека и ряд профильных ведомств.

"Считаю, что это вполне возможный вариант. Это и для экономики хорошо, и для людей, которые сегодня осуждены, они будут работать на стройке, нежели будут сидеть взаперти. Это неплохое решение", – заявил Марат Хуснуллин, заместитель председателя правительства.

Большой бизнес не против – нужно только все взвесить. "Нужно посчитать эту экономику. Во сколько будет обходиться содержание подобного работника. Потому что на сегодня с учетом всего не совсем понятно, какой уровень зарплаты должен быть у такого специалиста", – сказал Антон Глушков, президент Национального объединения строителей.

Она может быть средней по региону. Но не ниже прожиточного минимума. Бывают и такие случаи: на сельхозпредприятии в Белгороде один осужденный к принудительным работам получил 224 тысячи рублей за месяц.

"На предприятии он работает замначальника цеха. Мы трудоустраиваем осужденных в зависимости от специализации и вида работ. Была такая премия, но это максимальная зарплата по всей России", – рассказала Елена Коробкова.

Всего в России чуть более 100 исправительных центров. Следующий этап – создание оборудованных жилучастков уже на самих предприятиях. Один такой работает на базе мебельного холдинга в Воронеже. Василий Санников – бывший полицейский, осужденный за убийство. На предприятии занимается сборкой и упаковкой зеркал. Раньше он каждое утро преодолевал 70 километров до работы и обратно. Сейчас живет рядом с заводом. В отдельном общежитии, построенном для осужденных.

"Они стали спокойнее, уравновешеннее, они никуда не бежали, не торопились. Они стали вникать в процессы. Некоторые из них стали уже первыми номерами на таких сложных операциях, как отделка, как шлифовка, как сборка мебели", – отметил Максим Послухаев, исполнительный директор холдинговой компании "Мебель Черноземья".

"Основная финансовая нагрузка по созданию изолированных участков ложится на предприятие. Осужденные работают в одном месте, а нашим сотрудникам гораздо удобнее осуществлять за ними надзор", – пояснил Сергей Куренков, начальник пресс-службы УФСИН по Воронежской области.

Осужденный Михаил рассказывает, что однозначно запрещено в исправительном центре: "Есть определенные условия: не употреблять спиртное, наркотики. Важно соблюдать отбой и подъем. Мы здесь проживаем, как в общежитии".

И тут важен баланс: с одной стороны, не стоит забывать, что это люди, которые выслушали приговор суда за совершенное преступление, с другой, – что свое по закону они уже почти отсидели и хотят вернуться в нормальное общество. Но без помощи могут вновь упасть на самое дно.

Читайте также

Видео по теме