Выберите регион

Смотрим на

Переговоры в Женеве: вернулась не только Америка, но и Россия

Подведем итоги встречи в Женеве. Как это было? Чего ждать дальше?

Президент России приехал на виллу La Grange первым. Сразу вышел из машины, не заставляя хозяина встречи президента Швейцарской Конфедерации Ги Пармелена плавиться на солнце. Спустя десять минут показалась кавалькада американского президента – такой длины, что, когда броневик Байдена затормозил у крыльца, хвост ее даже не просматривался в глубине парка.

Байден посидел в машине больше минуты, Пармелен ждал рядом, потом, наконец, вышел направился к дверям под крики американских журналистов: "Господин президент, вы доверяете Путину?" Байден в этот момент кивнул и помахал рукой, чем привел свой журналистский корпус в большое волнение: как-так доверяет? Может, все-таки не расслышал?

Кадр для истории. В половине второго дня президенты России и США пожали руки: запредельная жара на улице – абсолютный ноль в отношениях. Журналисты обратили внимание, что Путин оставил свои часы идти по московскому времени, но воображаемые стрелки часов Судного дня в этот момент сами собой передвинулись на секунду назад.

"Знаю, что у вас была длинная поездка, много работы. Тем не менее в российско-американских отношениях накопилось много вопросов, которые требуют обсуждения на высшем уровне, надеюсь, наша встреча будет продуктивной", – заявил Путин.

"Спасибо. Как я сказал уже, любая встреча лицом к лицу является полезной встречей. Мы пытаемся определить, где у нас есть общие вопросы, и то, по каким вопросам можно работать вместе. А там, где у нас есть разногласия, мы должны сделать все для того, чтобы мы смогли рационально и предсказуемо обсудить вопросы. Две великие державы", – отметил Байден.

США проделали большой путь в переоценке России: от "региональной державы" в 2014-м до "великой" в 2021-м. Немой свидетель этого диалога мог бы напомнить Байдену, что были времена, когда весь мир ждал, пока русский царь удит рыбу.

Глобус – самый подходящий по смыслу к саммиту элемент интерьера. Он – первой половины XIX века. Россия здесь – единое пространство от Варшавы и Хельсинки до Владивостока. Она показана даже не в исторических, а в своих имперских границах. И Аляска здесь обозначена как "Русская Америка".

Золотой век любой империи конечен. Путин стремится дать ход глобальному обновлению, оставаясь при этом в рамках международного права; цель Байдена – сохранить глобальное доминирование, основанное на неких правилах, которые можно менять, когда это выгодно гегемону.

Главный сущностный итог встречи – обоюдный отказ от использования в этом идейном конфликте ядерного оружия. Путин и Лавров, Байден и Блинкин – встреча в узком составе продолжалась 2,5 часа, переговоры делегаций – только полтора. Это уникальный случай, иллюстрирующий то, что та самая "предсказуемость отношений", к которой стремится Белый дом, в данный момент держится на личном контакте двух президентов, поскольку обеспечивавшая ее система практически полностью демонтирована Вашингтоном.

"Вы сказали, на Западе считают, что российская внешняя политика является непредсказуемой. Позвольте послать вам ответ: выход Соединенных Штатов в 2002 году из договора по ПРО – абсолютно непредсказуемая вещь. Зачем надо было это делать, разрушая основы международной стабильности в сфере стратегической безопасности? Потом выход из Договора по ракетам средней и меньшей дальности в 2019 году. Чего же здесь стабильного? Ничего стабильного нет. Выход из Договора по открытому небу. Чего стабильного-то? Почти ничего не осталось! Ну, слава Богу, президент Байден принял в сфере стратегической стабильности абсолютно адекватное решение о продлении СНВ на пять лет", – отметил Владимир Путин.

Кстати, в день саммита отметили юбилей – ровно 20 лет с того дня, когда российско-американская повестка начала приобретать откровенно конфликтный характер: 16 июня 2001-го на саммите в Любляне Буш-младший сообщил Владимиру Путину о намерении США выйти из Договора по противоракетной обороне. Байден теперь декларирует желание восстановить утраченное, но ломать не строить.

"Я с удовольствием сообщаю, что он согласился начать двусторонний диалог о стратегической стабильности. Это такое дипломатическое выражение, означающее, что наши военные эксперты и наши дипломаты соберутся для выработки механизма, который сможет привести к контролю над новыми, опасными и самыми современными типами вооружений, появляющимися сегодня на сцене, вооружений, которые сокращают время реагирования и повышают вероятность случайной войны", – заявил Байден.

Готовность США к диалогу на эти темы связана исключительно с тем, что они впервые оказались в роли догоняющих: Россия модернизировала ядерные носители, получила новейшие системы ПВО и поставила на боевое дежурство подводные беспилотники и гиперзвуковые комплексы, у США ничего подобного нет. В 1987 году им удалось заключить с Горбачевым Договор о сокращении ракет средней и меньшей дальности наземного базирования, что серьезно подорвало боевой потенциал СССР и нанесло минимальный ущерб возможностям США, имеющим данный тип ракет на вооружении флота.

Очень хочется повторить тот же трюк и с Россией. Но это уж вряд ли. Подход должен быть комплексным и взаимным, что также относится к новым угрозам стратегической стабильности.

"Я выступил с предложением, чтобы определенные важнейшие элементы инфраструктуры ни в коем случае не подвергались атакам с применением киберсредств и прочих инструментов. Я передал им список из – если я не ошибаюсь, потому что перед глазами у меня его сейчас нет — 16 конкретных объектов, 16 критических элементов инфраструктуры, как это определено в американских документах, от энергетического сектора до наших водных систем", – сказал Байден.

"На протяжении 2020 года мы получили из США 10 запросов по поводу кибератак на объекты Соединенных Штатов Америки. Как говорят наши коллеги, из киберпространства России. И два таких запроса в этом году. На все из них и в прошлом годы, и в этом наши коллеги получили исчерпывающие ответы. В свою очередь, Россия направила в прошлом году в соответствующие структуры США 45 таких запросов, а в первом полугодии этого года – 35. Ни одного ответа мы до сих пор не получили", – заявил Владимир Путин.

Россия недостойна ответа. В этой парадигме действий пробита брешь на высшем уровне, но в остальном пока без изменений. Российских журналистов не пустили на пресс-конференцию американского президента, справедливости ради, представителей республиканских СМИ – тоже.

Байден общался с журналистами из заранее согласованного списка – семь человек. Вступительное слово прочитал по телесуфлеру. Один раз чуть не назвал Путина Трампом. По ходу общения снял пиджак – солнце било в спину – расплата за прекрасный вид на Женевское озеро. Поскольку пресс-конференция российского коллеги к этому моменту закончилась, многие вопросы начинались словами: "Президент Путин заявил, что…".

- Президент Путин заявил, что его устроил ваш ответ касательно вашего высказывания о том, что он убийца. Не могли бы вы изложить вашу точку зрения? Что вы ему сказали?

- Его мой ответ устроил. Зачем снова поднимать эту тему? Слушайте, ребята, я знаю, что мы выставляем внешнюю политику этаким выдающимся навыком, чуть ли не тайным шифром. На самом же деле вся внешняя политика — это логическое продолжение личных отношений. Так уж устроена человеческая природа, – сказал Байден.

"Все мы знаем эти заявления, после этого президент Байден мне позвонил, мы объяснились. Меня эти объяснения устроили. Он предложил нам встретиться, это же его инициатива. Мы встретились. И, повторю, разговор был весьма конструктивный", – подчеркнул глава российского государства.

Практически результатом урегулирования вопроса стала договоренность о возвращении послов Антонова и Салливана в Вашингтон и в Москву соответственно. МИД и Госдеп начнут консультации на "дипломатическом треке": когда-нибудь это, возможно, приведет к восстановлению штата посольств и возвращению изъятой собственности.

Есть понимание о необходимости совместной работы по Арктике, Афганистану, Сирии, по ковиду, было бы желание США, а так есть куда расти и товарообороту. Масса тем, но западные СМИ, широко представленные на пресс-конференции Владимира Путина, мало волновало то, о чем говорили президенты. Представители СNN, АВС и других американских телеканалов с одинаковой прокурорской интонацией пытались допрашивать президента о судьбе несистемной оппозиции и организаций, объявленных экстремистскими в России. Путин был не против поговорить и на эту тему.

"США объявили Россию своим врагом и противником. Конгресс это сделал в 2017 году. В законодательство США внесены положения о том, что США должны поддерживать правила и порядок демократического управления в нашей стране и поддерживать политические организации. Это есть в вашем законе, в американском. Теперь давайте зададимся вопросом. Если Россия враг, то какие организации будет поддерживать Америка в России? Я думаю, что не те, которые укрепляют РФ, а те, которые ее сдерживают. А это цель США, заявленная публично. И вот та организация, о которой вы сказали, публично призывала к массовым беспорядкам. публично вовлекала, что противозаконно, в уличные мероприятия несовершеннолетних. Это запрещено российским законом. И публично давала инструкции о том, как готовить, например, коктейли Молотова для того, чтобы использовать их против правоохранительных органов, выставляя при этом напоказ установочные данные полицейских. По поводу, кого убьют или в тюрьму бросят: с политическими требованиями люди вошли в конгресс США после выборов. Против 400 человек возбуждены уголовные дела. Им грозит тюремное заключение длительное. Их объявляют внутренними террористами. Обвиняют в ряде других преступлений. 70 были арестованы сразу после этих событий и только, и30 из них до сих пор находятся под арестом. На каком основании, непонятно. Ведь никто из официальных властей Штатов нас об этом не информирует. Там погибли несколько человек, одну из участниц полицейский просто застрелил на месте. При этом она не угрожала полицейскому оружием. Во многих странах происходит все то же самое, что у нас. Хочу еще раз подчеркнуть: мы сочувствуем тому, что произошло в США, но мы не хотим допустить, чтобы то же самое происходило у нас", – заявил Владимир Путин.

Действия России в сфере гражданских прав и свобод, а также регулирования деятельности СМИ отражают американские практики. Но это – область, в которой взаимопонимание пока невозможно. И даже Байдену вопросы про "плохое поведение России" и что он сказал по этому поводу Путину, в конце концов надоели. Он сорвался на репортершу CNN, надел очки – похожие, кстати, подарил российскому коллеге – и поехал в аэропорт. Там в конце долгого турне и тяжелого дня он еще раз высказался. Почти обиженно: "Будете ли вы меня ругать за этот саммит?"

"Чтобы быть хорошим репортером, нужно быть негативным. У вас должен быть негативный взгляд на жизнь. У меня такое впечатление. Вы все никогда не задаете позитивных вопросов. Почему? И вообще, есть ли у вас согласие? Скоро узнаем" – сказал Байден.

Свою оценку итогов встречи Владимир Путин сформулировал буквально в двух репликах: "Лев Толстой как-то сказал, что в жизни нет счастья, есть только зарницы его, дорожите ими. Мне кажется, что в такой ситуации не может быть какого-то семейного доверия. Но зарницы его, мне кажется, промелькнули".

- Владимир Владимирович, и все-таки по результатам этой встречи у вас появились какие-то новые иллюзии?

- У меня и старых-то не было. Вы говорите про новые. Откуда вы взяли про иллюзии? Иллюзий никаких нет и быть не может.

Зарницы тоже могут оказаться иллюзиями. Ряд наблюдателей увидел в словах президента противоречие, но на самом деле все глубже: это не просто противоречие, а диалектика. Про то, что это, возможно, начало чего-то. Но Байдену нужно иметь в виду, что вернулась не только Америка, но и Россия тоже вернулась.

Читайте также

Видео по теме