Выберите регион

Смотрим на

"Жизнь есть сон" — премьера спектакля в Электротеатре Станиславский

Если кому-то наскучил Шекспир (а такое вряд ли возможно), тот может переключить внимание на его испанскую версию, по имени Педро Кальдерон де ла Барка. Этого поэта, драматурга и мистика XVII века окрестили католическим Шекспиром. В Германии в частности. "И лучший миг есть заблужденье, раз жизнь есть только сновиденье" — Шекспир да и только.

Столичный Электротеатр Станиславский, который регулярно приглашает к сотрудничеству европейских постановщиков, вышел на этой неделе с премьерой: "Жизнь есть сон", пьеса Кальдерона в постановке режиссёра мадридского Teatro Español Наталии Менендес.

Для испанского режиссера Натальи Менендес постановка пьесы Педро Кальдерона "Жизнь есть сон" — исполнение давней мечты. К сценическому воплощению классики испанского барокко она шла более 20 лет. Замысел удалось осуществить с командой Электротеатра Станиславский на фестивале "Территория".

Режиссер Наталья Менендес, Teatro Espanol (Мадрид): “Мне было очень интересно поставить эту пьесу именно здесь, потому что я чувствовала себя здесь гораздо свободней. Как наши персонажи Сегизмундо и Росаура: попадая в новую обстановку, они чувствуют себя гораздо свободней от всяких условностей. Было огромным удовольствием проделать весь этот путь с актерами Электротеатра”.

Этот спектакль — часть проекта "Кальдерон Дуо"; вторая часть — "Стойкий принцип" Бориса Юхананова.

Борис Юхананов, художественный руководитель Электротеатра Станиславский: “Два совершенно разных подхода — в результате так и оказалось. И эта разница радует меня, потому что она открывает два подхода, две стороны, две истории в одном проекте”.

В своей постановке Менендес свела к минимуму сценические эффекты. Декорация аскетична, костюмы героев — из разных эпох. Главное было нащупать живой нерв истории. Менендес утверждает: эта пьеса — не отвлеченное философствование. Для Кальдерона сюжет был во многом личным — он тоже был обделен отцовской любовью, подобно Росауре и принцу Сегизмундо.

Дмитрий Чеботарев, актер: “Наталья, она все равно рассказывала о вот этом ребенке. Ребенке, который попадает в этот мир, который он никогда не видел, и его все шокирует. Как ребенок бывает агрессивен, но это не длится долго, это все вспышками. И все равно его все поражает, все восхищает, и поэтому очень резкие переключения между счастьем, гневом, грустью, радостью”.

Пьесу играют в новом переводе Натальи Ванханен. В постановке ее немного сократили для современного зрителя. В XXI веке текст зазвучал с новой актуальностью, например, история Росауры — дамы, ради восстановления чести отправившейся на поиски бросившего ее мужчины.

Наталья Менендес отмечает: темы философской пьесы Кальдерона не устарели: это предопределение и свобода воли, поиски себя, необходимость диалога и взаимоуважения, природа политической власти.

Елена Морозова, актриса: “Власть сейчас не отличается совершенно никаким образом, все как и было, так и осталось. То есть у власти и у политики абсолютно свои ценности”.

По словам режиссера, слово "сон" в оригинальной пьесе используется в 15 разных значениях, в том числе, мечты. Среди них — мечта самого Кальдерона о неизбежном торжестве разума и справедливости.

Читайте также

Видео по теме