Выберите регион

Смотрим на

Патриарх Кирилл рассказал, о чем чаще всего просит Бога

75-летие Патриарха Кирилла. Знаковое интервью к юбилею. Что рассказывает о себе? О чем думает и о чем молится?

75-летие отмечает 16-й Предстоятель Русской Православной Церкви Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Из-за пандемии Священный Синод перенес и общецерковные праздничные мероприятия и кстати Архиерейский собор на май следующего года. Однако состоялось большое интервью с Предстоятелем, где он, в частности, высказал для кого-то, может, и парадоксальную мысль, которую уже процитировали, кажется, все, что Россия является лидером свободного мира, которая не зависит от мощных влияний извне и развивается своим собственным путем.

- Мне было совсем немного лет, я тяжело заболел восполнением легких, – вспоминает Патриарх Кирилл. – Мы жили в коммунальной квартире. И вот помню, что над моей кроваткой висел портрет отца Иоанна Кронштадтского. Мама сняла этот портрет, дала мне в руки и сказала: молись, он тебе поможет. Буквально через несколько дней я почувствовал себя хорошо. Хорошо помню, как закутанный в какие-то теплые платки, я вместе с мамой поехал на Карповку и около этой стенки, к которой приходило много ленинградцев в то время, мы молились, и я своими словами благодарил отца Иоанна за исцеление. Причем в то время в относительной близости к тому месту, где собирались верующие у стенки, всегда стоял милиционер. Так что на глазах у этого милиционера мы и молились у стены, которая отделяла нас от гробницы отца Иоанна Кронштадтского. Я не знаю, как это получилось, но, закончив восьмой класс школы, я понял, что дальше учиться в средней школе, как все остальные дети, – это непозволительная роскошь. И пришел к родителям и сказал, что я собираюсь, простите, уйти из дома, пойти работать и учиться, закончить школу. Но мама прореагировала со слезами на глазах, папа был в полном недоумении. Но я так достаточно упорно стал продвигать эту мысль. И тогда мои благочестивые родители поехали в Псково-Печерский монастырь. Там был такой удивительный старец Анфиноген. И они пришли к этому старцу и говорят: вот наш мальчик куда-то хочет направить свои жизненные стопы по такому пути, который у нас вызывает опасение, и рассказали. Старец замолчал и сказал: как этот мальчик сказал, так и поступайте. И закрыл дверь. Мама была, конечно, ужасно опечалена. Ну, представляете, мальчишке 15 лет, он хочет из дома уйти. А папа сказал: нет, если старец так сказал, так уверенно и твердо, давай поступим так, как он и сказал. И меня отпустили, с 15 лет я жил самостоятельно.

- Раскол он на Украине, проходящий по вашему сердцу на самом деле. А как вы держитесь? Вы перед Богом ответственны в том числе и за этих людей.

- Для меня это действительно большая скорбь. Даже я мог бы употребить более сильное слово "горе". Это горе – видеть разделение православного народа, видеть страшное ожесточение. И я думаю, что по-настоящему руководство Украины не может быть в восторге от всего этого, но запущен маховик ненависти, этого разделения, этого противостояния. В этой связи я бы хотел особенно подчеркнуть роль блаженнейшего митрополита Ануфрия, который не дает себя втянуть в это противостояние. Он, конечно, вместе со своей Церковью, со своим народом, но никто не может показать на него пальцем и сказать: вот это лидер другой партии, церковной партии, он, так сказать, во главе борьбы с теми, кто не согласен. Мои слова касаются жизни и служению блаженнейшего митрополита Ануфрия и всей нашей Церкви. Мы по-хорошему не участвуем в этой схватке. Ответственность за этот кошмар не несут наша Церковь и наши православные люди. Несут те политики, которые допускают это противостояние внутри своего народа. А разделенная нация, разделенный дом – это очень опасно.

- Вызов пандемии. Я помню Пасху 2020 года, когда два страшных слова из ваших уст: храм пуст. Вы о чем думали, когда в первый раз в своей жизни служили в такой обстановке?

- Это один из самых трудных эпизодов в моей жизни. Когда я вышел из Царских врат и увидел огромное пространство храма Христа Спасителя, практически пустой храм, то это было очень непростым переживанием.

- Почему с нами это произошло? С нами в этом случае – это со всем миром, со всей планетой. Почему Господь это попустил?

- Может быть, Господь немножечко нас в чувства привел этим. Вот вы такие всемогущие, вот вы все умеете, все знаете, а вот вам дается опыт вашей слабости, вашей растерянности, вашей неспособности что-то сделать. Не думаю, что Господь долго будет испытывать нас. Но пройти через какой-то период самокритического отношения к самим себе. Может быть, в XXI веке и стоит пройти через этот опыт для того, чтобы немножко взбодриться. И, может быть, даже слово "взбодриться" не совсем правильное. А может быть, для того, чтобы осознать свои ошибки и заблуждения, в первую очередь в сфере оценки самих себя. Бог гордым противится, а смиренным дает благодать.

- Я вам задам такой личный вопрос, вы простите за него. Может быть, иногда вечерами, когда вы заканчиваете молитву, откладываете "Молитвослов", если вы по нему молитесь, начинаете молиться своими словами, чаще всего о чем своими словами Бога просите сегодня?

- Об этом трудно говорить. Позвольте, я не буду говорить о всем, о чем я обращаюсь к Господу, но я всегда молюсь о нашем народе. Я молюсь всегда о президенте. Я молюсь всегда о нашей стране. Но и, конечном, в первую очередь я молюсь о нашей Церкви, чтобы Господь оградил нас от расколов, от разделений, от всего того, что ослабляет церковный организм. Вот эта молитва присутствует у меня каждый день.

Читайте также

Видео по теме