Выберите регион

Смотрим на

Как афганские дети учатся при новой власти

Урок в афганской школе: что за детство у нового поколения при талибах?

1 декабря три военно-транспортных самолета Ил-76 доставили в аэропорт Кабула следующую партию гумпомощи – еще 36 тонн: продукты питания, питьевую воду, теплую одежду. Из России также прибыли военные медики с оборудованием и медикаментами. После бегства американцев и в условиях продолжающейся блокады к Афганистану подступает гуманитарная катастрофа. Все, как обычно, после западного вмешательства и насаждения демократии якобы с благими целями: страна разорена и брошена. В общем, нагадили. Подчищать теперь приходится другим.

"Сейчас там сложное положение. Мы сейчас не будем, не время и не место давать характеристику движению "Талибан" (запрещено в РФ), но оно контролирует ситуацию в стране. Надо помочь афганскому народу, хотя бы нужно деньги разблокировать, афганские деньги, которые на счетах в западных банках, прежде всего в США находятся. Надо разблокировать и дать возможность людям хоть элементарные вещи решать. Это не пойдет на оружие, да и оружие-то в Афганистане уже не нужно "Талибану" (запрещено в РФ), потому что там на миллиарды долларов оружия оставили, бросили просто. Нужно, мне кажется, посмотреть на шаг вперед", – заявил Владимир Путин.

В школе для девочек Сабит оказался случайно. Он пришел с мамой, учительницей старших классов. Она готовит выпускниц к сдаче экзаменов. Работа не только непростая, но и рискованная. В нарушение существующих правил.

Это, конечно, удивительное ощущение – энергетика школьного класса. Здесь нет никого, но, кажется, сейчас дверь откроется – и они сюда забегут. Но не забегут, потому что запрещено девочкам после шестого класса ходить в школу.

Тирина Рахмани место директора занимает с 2002-го. Пережила многое: и обстрелы, и бандитизм на улицах, и пренебрежительное отношение проамериканского правительства к простым афганцам. Сейчас новая власть пытается вводить новые, давно забытые порядки. Тирина говорит, что ее уже точно ничем не удивить и не напугать. По-настоящему смелая афганская женщина.

"Старшеклассницам пока запрещают ходить в школу. Мы учителя, конечно, знаем, что нас могут наказать, но как мы их оставим?! Работаем, несмотря ни на что", – признается Тирина.

Введенный запрет на обучение старшеклассниц талибы называют "временным". При этом сроки не обозначили. Еще каких-нибудь полгода – и можно уже не мечтать о поступление в вуз. Столичным школьницам такой вариант не подходит. "Ну, и что, что официально запрещено ходить в школу, нам же нужно получить диплом", – говорят девочки.

Скоро уже зима, и в помещении в школы достаточно сыро и холодно, поэтому занятия для девочек проводят прямо на улице.

Учителя зарплату не получают уже несколько месяцев. Невыплаты начались еще при прошлой власти. Талибы утверждают, что в последние месяцы своего правления президент Гани и высокопоставленные чиновники переводили за границу на персональные счета практически все деньги бюджетников. А сейчас афганские вклады в западных банках заблокированы, казна пуста.

"Мы обращались в Министерство просвещения, но нам сказали, что подождите. Вот мы и ждем. С другой стороны, работу сейчас все равно не найдешь", – говорит она из учительниц.

Школа старая, серьезного ремонта здесь не было с момента открытия в начале 70-х годов прошлого века. Жизнь во всем Афганистане с тех времен становилась только хуже. И сегодня не все могут себе позволить купить хлеб.

Бывшая городская свалка, превращенная в колоссальный лагерь беженцев, на окраине Кабула. Сюда приезжают люди со всего Афганистана. Зимой, которая не за горами, все это занесет снегом – останутся только входы.

Дом сделан из глиняного кирпича, даже необожженного. Все это постоянно разрушается и требует восстановления чуть ли не каждый месяц. Зиргар поселился здесь восемь лет назад. Переехал с семьей и родственниками из провинции Лагман, где в то время было неспокойно. Вся семья, а это 50 человек, живет в этом лагере. Другое место им было не по карману.

"Я здесь развожу баранов. На жизнь мне нехорошо жаловаться. Я доволен. Главное, что семья наша в безопасности", – признается Зиргар.

Он имеет в виду безопасность в буквальном смысле слова. Физическую. Он знает точно, что в Кабуле его не ограбят, не отнимут скот, не убьют. Что у него есть кров, пусть и на заброшенной свалке, смрадный запах которой сложно описать. И что его пятеро детей могут учиться в средней школе. Такие составляющие счастливой жизни в Афганистане.

Большинство парков развлечений в городе закрыты. Но афганцы очень предприимчивые люди – по городу ездят самодельные аттракционы. Плата небольшая – всего пять афгани, примерно пять рублей.

Буквально в 150 метрах от этого ада, где находится лагерь беженцев и где люди живут на бывшей помойке, расположена средняя школа, где ведется преподавание на английском языке, где детей обучают компьютерной графики и много чему еще. Можно зайти и посмотреть – туда пропускают. Частная школа. Существует 12 лет. Раньше учились 300 школьников. Сейчас – 50. Плата за обучение в месяц, эквивалентная 140 рублям, для большинства родителей теперь неподъемна.

"Раньше помогали международные организации. Но теперь Министерство просвещения их к нам не направляет, ведь мы – частная школа", – отметил Джан Али Экбаль – директор школы.

Вот такого, наверное, вы никогда не видели. Я тоже впервые с этим сталкиваюсь. Идет обычный урок. С одной стороны сидят мальчики, мужчины. А за голубой шторкой – девушки, которые тоже хотят получить образование. И тоже мечтают поступить в университеты. И сделать свою карьеру в Афганистане.

Но, то что со стороны выглядит, возможно, странным, для большинства афганцев – норма. Судить этих людей, живущих в XV веке по меркам XXI, сложно. Ведь не всегда понятно даже европейцам, в чем больше цивилизованности, в пуританских занавесках посреди класса или в уроках по истории ЛГБТ-сообщества в средних школах, которые, например, внесены в программу Соединенного Королевства. Узнав об этом, талибы могли бы намного раньше выгнать из Афганистана войска коалиции.

Читайте также

Видео по теме