Выберите регион

Смотрим на

Теона Контридзе: "В артисте мюзикла должно быть трое…"

Не пропустите новый выпуск проекта "Большой мюзикл" 11 декабря в 20:00.

Новый выпуск проекта "Большой мюзикл", который зрители канала увидят 11 декабря в 20.00, посвящен оперетте. Перед премьерой мы встретились с членом жюри проекта Теоной Контридзе. В интервью Алине Артес певица объяснила разницу между такими похожими, но, одновременно, разными жанрами, как оперетта и мюзикл, рассказала о несыгранных ролях и поделилась планами на будущее.

А.А. – Помните ли Вы, когда впервые услышали об идее "Большого мюзикла"?

Т.К.- Помню, потому что мы с Любой Платоновой, моей обожаемой подругой, в 2012 году отдыхали вместе в Мексике. Прогуливаясь по пляжу и рассуждая о проектах "Большой джаз", "Большая опера", "Большой балет", мы фантазировали на тему мюзикла. Уже тогда было понятно, что это сильно долгосрочная перспектива. Мюзикл как жанр в нашей стране был еще в состоянии неокрепшего ребеночка.

Когда в 2021 году, Люба сказала мне, что "Большой мюзикл" все-таки запускается, моему счастью не было предела!

А.А. – Кажется, Вы впервые выступаете в качестве члена жюри. Каково попробовать себя в этой роли?

Т.К. – У меня был один опыт в этом амплуа у себя на родине, в Тбилиси, в одном из телевизионных проектов. Но это совершенно другая специфика. А в "Большом мюзикле", в общении с конкурсантами я с самого занимала позицию старшей коллеги, человека, который не то, чтобы больше всех знает, но делится тем, что знает. Мне хотелось, чтобы моими советами и замечаниями молодые артисты могли воспользоваться в театре, на концертах и в шоу. Надеюсь, мои комментарии были полезны им и в рамках проекта, и вне его.

Фото: Вадим Шульц

А.А. – Расскажите и нам, чем отличается оперетта от мюзикла? Как Вы думаете, почему в этом вопросе столько путаницы?

Т.К. – Это связано с тем, что характеристика артиста оперетты и артиста мюзикла одинакова. В обоих случаях в нем должны присутствовать три наполнения: драматический талант, вокальный и хореографический. Но оперетта даже чисто фонетически связывает нас с оперой. Здесь важно академическое звучание. А мюзикл – это соединение свинга с эстрадой.

Хотя в современном мире разница между мюзиклом и опереттой постепенно стирается. Например, в европейском мюзикле вы можете часто услышать академическое звучание. У Уэббера например. Я считаю, что Сара Брайтман тоже близка к академической музыке. "Призрак опера" очень близок к этой манере. Но в оперетте вы вряд ли услышите джазовое звучание. Мюзикл более демократичен.

А.А. – Если бы Вы и сами могли выступить в один из конкурсных дней, какой бы номер Вы исполнили, какой образ выбрали?

Т.К. – Меня приглашали на роль Урсулы в мюзикле Алана Менкена "Русалочка". Но тогда мой ребенок был маленький, и когда она услышала, что меня позвали на эту роль, она разрыдалась и спросила, почему я не могу играть Ариэль. Она видела меня только в этом положительном образе.

И я поняла, что если я сыграю Урсулу, то очень травмирую своего ребенка. Но вот этот гештальт так и остался не закрытым. Если бы я участвовала, обязательно воплотила бы эту мечту в жизнь.

Фото: Вадим Шульц

А.А. – Профессия артиста мюзикла меняется?

Т.К. – Когда мы начинали делать "Метро", мы даже толком не понимали, что такое кастинг. Когда я приехали на отбор, увидела около 5 тысяч человек. Вся Большая Дмитровка и весь Камергерский переулок были заполнены людьми. Для меня это был шок. Со стороны это выглядело, как демонстрация.

И к кастингу мы были дико не подготовлены. Мы вообще не понимали, во что мы вписываемся и что нам нужно показать. Сейчас ребята, конечно, намного лучше понимают, с каким опытом надо приходить. Другое дело, что у меня есть вопросы к их вокальной подготовке, но это уже второстепенная проблема, которая при таланте вполне решаема. Но вообще, конечно, ребята стали профессиональнее.

А.А. – Но не только участники мюзикла учатся и меняются. Вы в этом году тоже решились на ответственный шаг и пошли учиться в Академию музыки имени Гнесиных, факультет музыкального менеджмента. Что даст Вам этот опыт?

Т.К. – Учеба для меня – это исследование и внутренняя археология моих ресурсов. И я вот ищу, есть ли во мне что-то новое. Мне очень интересно!

Фото: Вадим Шульц

А.А. – Когда мы с Вами говорили в прошлый раз, о Вашем участии в "Клубе "Шаболовка, 37", Вы готовились к выходу нового альбома. В итоге он получился очень разнообразным. В нем есть и лирические песни вроде "Мамы", и ироничная композиция "Лухари вилаж". Как Вам удается совмещать столь разные настроения?

Т.К. – Я где-то читала, что композитор использует всего три-пять настроений. Гениальные люди могут увеличить это число до семи. И мне хотелось в нашем альбоме показать эти настроения.

Кроме того, мы не фантазировали на тему целевой аудитории. Мы решили отталкиваться только от нашего состояния. И это сегодня – роскошь! Очень часто исполнители сегодня ориентируются на хайп и какие-то приемы. Но мы решили просто делать музыку, без расчета на кого-либо. Если альбом понравится кому-то еще, нам будет приятно.

А.А. – Вы много гастролируете. Как Вам удается найти ключик к сердцам зрителей в самых разных городах и особенно – сейчас?

Т.К. – Единственный ключик к сердцам людей, зрителей, который у меня есть, – это мое безусловное их обожание. Считаю, что главный мой талант – любить людей. В каждом человеке я вижу частичку любви и огромного потенциала. И я стараюсь с каждым наладить контакт через музыку, юмор, сентимент, эмоции. Поэтому зрители реагируют так, что это невозможно передать.

Сегодняшний мир очень непростой. Нужно сдавать тесты, показывать сертификаты, чтобы попасть на концерт. Но они все равно летят к нам, а мы летим к ним, потому что иначе и быть не может.

А.А. – Что в Ваших планах?

Т.К. – Концерты! Я жду концертов в Марокко и Бразилии. Тем более, что Бразилия – страна моей мечты, я буду отмечать там свой день рождения. Так что я с волнением и радостью смотрю в будущее!

Не пропустите новый выпуск проекта "Большой мюзикл" 11 декабря в 20:00.

Читайте также

Видео по теме