27 апреля 2022, 13:08

Джазовые персонажи Алексея Гуськова

Не пропустите первый выпуск проекта "Большой джаз" с участием Алексея Гуськова 30 апреля в 20:00.

З0 апреля телеканал "Россия –Культура" начинает показ проекта "Большой джаз". Его съемки проходили в творческой, импровизационной обстановке, и зрителей ждут открытия. Так, в составе жюри, мастерство участников будет оценивать Народный артист России Алексей Гуськов. Актер не часто выступает в этом качестве и признается: "оценивать – не моя задача". Однако для проекта «Большой джаз» он сделал исключение. Более того, этот опыт оказался для него "вдохновляющим". Подробности узнала Алина Артес.

А.А. Приглашение на съемки программы "Большой джаз" стало удивлением для Вас? Как долго Вы раздумывали над этим предложением?

А.Г. – Приглашение на съемки передачи стало для меня большой честью, потому что я, конечно, не являюсь столь высоким профессионалом в музыке как мои коллеги по жюри. Как я шутил, справа от меня – величайший саксофонист, слева– великий трубач, а я – просто большой любитель джаза!

Вообще роль члена жюри не является для меня привычной. Я не любитель оценок и призов, да и вообще оценивать – не моя задача. Но в данном случае меня попросили исполнить иную роль – стать проводником между профессиональными музыкантами и зрителями. И я старался быть чутким слушателем, воспринимал исполнение скорее эмоционально, чем профессионально. Я так и сказал на передаче, что для меня есть две оценки: за мастерство и за артистизм, как в фигурном катании. И я старался поощрять баллом тех, кто вызывал у меня внутренний отклик.

А.А. – Таких откликов было много?

А.Г. – Ребята поразили меня. Номера были сделаны интересно не только с музыкальной точки зрения, но и с драматической. За каждой композицией стояла своя история, и это очень ценно. И я не просто оценивал конкурсантов, я наблюдал за развитием сюжета, ведь каждый номер – это отдельное мини-представление.

А.А. – Вам не раз приходилось исполнять роли музыкантов, а если точнее – дирижеров. Это и фильм "Концерт", и многосерийная лента "Седьмая симфония"… Как думаете, почему режиссеры видят Вас в этом амплуа?

А.Г. – Все началось с фильма "Концерт", который снимался в 2008 году. Это особый для меня фильм, очень сильно повлиявший на мою актерскую биографию и, в определенном смысле, изменивший меня. Я чувствовал ответственность, потому что речь шла о музыке Чайковского, о Большом театре, то есть, о нашей национальной гордости. Во всех трех странах, где проходили съемки, мне помогали профессиональные дирижеры: русский, румынский и французский. А дальше, кроме того, чтобы научиться попадать в ритм, в такт, управлять оркестром, была еще моя собственная работа, потому что мне надо было придумать этого героя, дирижера Андрея Филиппова. Его прообразами стали и Евгений Светланов, у которого я позаимствовал какие-то жесты, и Карлос Клайбер.

Я вернулся к этой работе на съемках "Седьмой симфонии", потому что мне надо было найти манеру дирижирования Карла Элиасберга. Я посмотрел все визуальные материалы о нем, которые только можно было найти, но конечно же искал что-то и у других дирижеров, как, например, знаменитый кулак Сейджи Озавы.

А.А. – Знаю, что Вы брали уроки музыки перед стартом съемок фильма "Концерт". Эти занятия как-то изменили Ваше отношение к музыке?

А.Г. – Нет, я всегда любил музыку. Наверное, просто лучше стал ее знать, глубже чувствовать. Музыка – совершенный вид искусства. Драматические актеры вербальны, и наши возможности ограничены словами. А музыка не имеет этих границ. И если музыкант играет мелодию, все зависит лишь от его мастерства и степени переживания артиста.

На "Большом джазе" это тоже ощущалось, кстати. Мы слушали музыку самых разных исторических периодов, но нам было интуитивно понятно, о чем идет в речь в том или ином произведении.

А.А. – В жюри "Большого джаза" зрители увидят также Игоря Бутмана. Оценивать конкурсантов, находясь рядом с корифеем джаза, легче или сложнее?

А.Г. – Игоря я знаю очень давно, невероятно люблю его – и как человека, и в творчестве. Восхищаюсь тем, что он делает для развития джаза у нас в стране, поэтому работа с ним – это всегда праздник. При этом отмечу, что Игорь оценивал выступления участников очень строго. Как профессор, который требовал идеального исполнения и высокой точности. Он всегда такой, когда речь о музыке.

А.А. – Я знаю, что Вы вместе исполняете спектакль "Онегин-блюз", в котором сочетаются классический текст Пушкина и джазовые стандарты. В "Большом джазе" тоже много необычных сочетаний. Как Вам кажется, насколько легко джаз соединяется с другими жанрами?

А.Г. – Я думаю, что с джазом можно сочетать все. Джаз это универсально. По моему, одним из первых сочетание симфонического оркестра и саксофона использовал Равель во время написания "Болеро". Это цикличное ученическое произведение стало легендарным, а необычная смесь из инструментов и звуков вошла в историю. Поэтому не стоит думать, что джаз – это что-то далекое и несвязанное с нами, иногда джаз проявляется в самых неожиданных моментах.

Что же касается нашего спектакля, то я могу сказать, что текст Пушкина прекрасно ложится на джазовую мелодию. Сам Онегин – это очень джазовый, синкопический персонаж. Ищущий, пытающийся, мечущийся. Уверен, "Большой джаз" он бы смотрел с интересом!

Смотрите и вы! Первый выпуск проекта "Большой джаз" с участием Алексея Гуськова 30 апреля в 20:00.

Не пропустите первый выпуск проекта "Большой джаз" с участием Алексея Гуськова 30 апреля в 20:00.

Читайте также

Видео по теме

Эфир

Лента новостей

Авто-геолокация