Выберите регион

Смотрим на

Сельскохозяйственный прорыв: Воронежская область не боится рисковать

Автор: Елена Ерофеева

Весна в России – горячая пора для села. Наш агрокомплекс уже который год показывает опережающие темпы роста, а Россия из покупателя зерна стала крупнейшим мировым экспортером. Наш сельскохозяйственный экспорт превышает оружейный – 21 миллиард долларов против 16. Прошлый год стал рекордным по сбору зерна: 135 миллионов тонн – больше, чем когда либо в Советском Союзе. С 2000 года в разы увеличилось производство сахарной свеклы, овощей, мяса и птицы. Как раз сейчас у российских аграриев ответственный период, от которого во многом зависят показатели всего года.

На раскаленном до 300 градусов гриле он обжаривает мраморное мясо. Запечатывает огнем, дает отдохнуть и снова в огонь. Под плотной поджаристой корочкой – нежная розовая мякоть. Это черный ангус. Мясо этих быков считается премиальным, а сам скот – элитным. Поэтому и условия такие: определенный ландшафт, хорошее питание, в рационе – четыре вида кукурузы, это дает мясу сладкий привкус.

200 дней на усиленном питании. Бычки находятся на откормплощадке. Это огромная территория площадью 100 гектаров. Чтобы увидеть весь масштаб, надо подняться на вертолете. Отсюда животные кажутся маленькими, на самом деле каждый бык весит, как минимум, полтонны.

Десять лет Сергей Ниценко занимается разведением ангусов. Он начинал с чистого поля как с чистого листа: от заготовки кормов до убоя – все пришлось создавать с нуля. Это сегодня в "Заречном" – 12 ферм, поголовье – 70 тысяч и большой завод.

Качество говядины проверяют ультразвуком. Как сказали бы доктора, делают УЗИ. Мраморность – это белые штрихи на красном, тонкие жировые прослойки, которые придают мясу вкус. На предприятии выпускают 27 видов стейков.

Долгое время в России считалось, что заниматься мясными породами невыгодно: сложно и дорого. Поднять такой бизнес было возможно только крупной компании с серьезными инвестициями. Но без государственной поддержки вряд ли бы справились.

"В области был создан такой правильный бизнес-климат, инвестиционный климат, чтобы представители агробизнеса поверили власти и могли на долгосрочной основе планировать развитие своего бизнеса. Поэтому появились большие капитальные вложения в сельское хозяйство, очень интересные современные объекты", – рассказал Алексей Гордеев, полномочный представитель президента РФ в ЦФО.

Это было время, когда Алексей Гордеев руководил Воронежской областью. В 2009-м село как будто проснулось. На пустырях закладывали новые комплексы, строили фермы, из-за границы начали завозить скот.

"Француженкам" делают педикюр, болгаркой срезая очерствевшие копыта. Создают комфорт для жизни: мягкая подстилка, вкусная еда и никакого стресса. Их обслуживают не люди – безмолвные машины: и корм раздают, и доят роботы.

Животное заходит в секцию. Специальными щеточками промывается вымя. Дальше лазер считывает расположение сосков, подключаются доильные стаканы. В это время корова поедает сладкий концентрат – это все равно что нас заманили бы вкусными конфетами.

Кроме "французов" сюда завезли голубую бельгийскую – такой породы в России больше нет нигде – и английскую джерси. Надои небольшие, зато молоко жирное – шестипроцентное. Из него делают сыры и сливочное масло.

"Мы не можем сразу во всей стране возродить то, что, к сожалению, разрушили в 90-х. Мы отучили людей работать, разрушили полностью животноводство. Постепенно, я думаю, такие комплексы будут возрождаться по всей стране", – отметил депутат Госдумы Аркадий Пономарев.

Пономарев создавал этот холдинг: сначала был только молочный завод. Но закупать сырье на стороне – это не гарантия стабильности. Нужно было свое молоко и свои корма для животных. Теперь полный цикл: от поля до прилавка.

В ностальгических пакетах – треугольником – молоко поставляют в школы. Здесь выпускают сметану, йогурты, кефир на живой закваске. Принципиально не используют сухие бактерии.

Штефан Дюрр седлает коня Василия и на заре неторопливо обходит загон. Он приехал из Германии в Россию – тогда еще советскую – в далеком 1989-м. Создал молочную империю. В его холдинге – сотни тысяч гектаров земли, разбросанные по всей России, заводы, молочные комплексы. Только дойных коров – больше 50 тысяч. Но он и сам иногда не прочь надеть рабочий фартук и встать рядом с доярками.

Он, как может, бьется за качество и переживает, когда вместо молока на магазинных прилавках встречает суррогат. Он – самый крупный в России производитель молока – 1300 тонн в сутки. Планирует расширяться.

"Если раньше сельское хозяйство считалось чуть ли не дырой, сколько ни брось, все куда-то уйдет, утонет, растворится, разворуют, то сегодня это сектор, которым мы гордимся. И здесь, на воронежской земле, произошло чудо: в два с лишним раза вырос объем производства сельхозпродукции", – подчеркнул депутат Госдумы Евгений Ревенко.

Почти век в Воронежской области цветут яблочные сады. Но когда из Польши хлынул поток импорта, этот цвет стал увядать. Нужны были новые технологии, а это огромные деньги. Средства нашли.

Здесь построили новые камеры хранения: никакой химической обработки и никакого парафина, как в Европе. В азотной среде яблоки просто "засыпают". А перед тем как отправить на транспортер, их "будят", опуская в теплую воду.

Когда остановили импорт яблок из Польши, для воронежского плодопитомника открылись сетевые рынки. В этом году разбили новые сады – тоже с господдержкой. Молодые саженцы уже дали цвет.

Если бы не дожди, "Белорусы" не выезжали бы с поля. С зерновыми уже закончили, надо срочно отсеять подсолнечник. Пока над полем сгущаются тучи, механизатор Игорь Кодыкин давит на газ.

Область обеспечивает себя мясом, молоком, хлебом. Кормит и Россию. Здесь не загадывают, а строят планы на далекую перспективу. И не боятся рисковать, порядком окрепнув за последние десять лет. На своей воронежской земле сельхозпроизводители уверенно стоят на ногах.

Читайте также

Видео по теме