Полный контакт История Лугового от первого лица

3 апреля 2012, 07:05 3 апреля 2012, 08:05 3 апреля 2012, 09:05 3 апреля 2012, 10:05 3 апреля 2012, 11:05 3 апреля 2012, 12:05 3 апреля 2012, 13:05 3 апреля 2012, 14:05 3 апреля 2012, 15:05 3 апреля 2012, 16:05 3 апреля 2012, 17:05

Персоны

Владимир Соловьев, Анна Шафран и депутат Госдумы Андрей Луговой обсудили со слушателями радио "Вести ФМ" дело Литвиненко в программе "Полный контакт".

Луговой: В 1992 году, когда вся система ломалась, из 9-го Управления КГБ было создан Главное управление охраны, я был переведен в 1-й отдел Главного управления охраны или 18-е отделение, как его тоже называли. Это все, что было связано с безопасностью охраняемых лиц.

Соловьев: То есть вы профессионально занимались охраной?

Луговой: Да, я был профессиональным телохранителем, я был заместителем начальника группы личной охраны на тот момент премьер-министра Егора Тимуровича Гайдара. Потом я работал продолжительное время с главой администрации президента Филатовым, работал на подменах у разных охраняемых лиц. Вот сейчас пишут, что я работал у министра иностранных дел Козырева. На самом деле, я там всего две или три недели с ним работал, был в поездках. Ну, и много бывал в командировках с Ельциным, с Черномырдиным в составе больших групп охранных по всему миру, по сути дела, и в Америке, Канаде, Японии.

Соловьев: А чем занимался Литвиненко?

Луговой: Литвиненко в это время был сотрудником, как я понимаю, подразделения по борьбе с организованной преступностью Федеральной службы безопасности. Он познакомился, как я слышал от него, с Березовским, когда было покушение на Березовского, и этим расследованием много кто занимался, тогда и милиция, как я понимаю, и ФСБ. И он входил в состав группы людей, кто этим занимался. И он, безусловно, сразу привлек внимание Березовского. Вообще, Литвиненко по своей сути был человек очень красноречивый. Вы знаете, есть люди, которые умеют очень красиво и очень правильно говорить, и очень убедительно. Так как Березовский был человеком достаточно занятым, встречи его с кем-то носили всегда непродолжительный характер, поэтому те люди, которые умели при встрече с ним за 5 минут сформировать какую-то идею, какую-то позицию, они всегда были востребованы Березовским. А человек был изнутри ФСБ, который предлагал ему свои услуги, который занимался покушением, который очень убедительно рассказывал много историй – кто, откуда и как покушается, и произошло такое их единение. Но, самое главное, дружба-то у них началась с того, когда проводилось расследование убийства Листьева, я напомню, что с одной стороны рядом с Березовским находились подразделения ФСБ, которые как бы занимались расследованием покушения, и в это время, по указанию я уж не помню кого, Коржакова, готовилось проведение серьезных обысков в доме приема "Логоваза". Дом приемов "Логоваза" был оцеплен большой группой.

Соловьев: Потому что уже тогда в убийстве Листьева впрямую обвиняли Березовского.

Луговой: Да, потому что ему более чем кому-либо было выгодно. И тогда, когда в этот дом приемов ворвалось подразделение Регионального управления по организованной преступности – человек 20 в масках, то Литвиненко был единственный, кто встал впереди Березовского, достал удостоверение, оружие перед сотрудниками милиции показал и сказал: "Я здесь нахожусь по указанию директора ФСБ, обеспечиваю безопасность, никто к Березовскому не подойдет". Я утрированно говорю. И это произвело на Березовского большое впечатление. И у них возникли доверительные отношения. То есть, он впрямую, как показалось Березовскому, защитил его перед таким столкновением, которое происходило. Там были разборки всю ночь, кстати.

Соловьев: А в известной программе, когда человек в маске и сотрудники без маски рассказывали под камеру, что готовится покушение на Березовского по указанию власти, это что была за история?

Луговой: Я эту историю, на самом деле, как и все, увидел в средствах массовой информации. Но очень хорошо помню реакцию на всю эту историю Бадри. Было совершенно очевидно, что это была подготовленная акция, операция. За эту операцию был выплачен 1 миллион долларов США. Это мне говорил Бадри сам, смеясь над Литвиненко. Это была такая история, это был такой спектакль, шоу, не было никаких доказательств - ничего, на тот момент. Я хочу обратить внимание, это был 1998, если я не ошибаюсь, год, существовало определенное противостояние между Примаковым и Березовским, тогда это все мешалось, обыски "Сибнефти" проводились еще и так далее, и тому подобное. Это была такая придуманная история, за которую был получен миллион долларов. И Литвиненко не очень грамотно им распорядился. Он основную сумму себе оставил, а с остальными не очень поделился. У них потом был конфликт, они все переругались, все попереувольнялись. Потом все приходили к Березовскому отдельно, пытались к Бадри приходить, но он с ними не особо встречался, правда, переключив на Березовского. И поэтому такой был придуманный скандал, который, собственно говоря, и поставил крест и на всей дальнейшей карьере Литвиненко. И потом, когда Литвиненко пытался эту историю придумать, говоря, что его арестовывали за это, это полная ерунда, бред и там совсем другие основания были.   

Соловьев: Как все оказались в Лондоне?

Луговой: В Лондоне оказались очень просто. Березовский покинул в соответствии с теми претензиями, которые у него были с Уголовным правом, насколько я понимаю. А Литвиненко остался в Москве один. И, естественно, никому здесь уже не был нужен, поэтому ему надо было как-то привлекать к себе дальнейшее внимание, поэтому, , по-моему, в 2000 году осенью, либо ранней весной 2001 года он купил билеты в Турцию.

Полный перечень выпусков вы можете найти в разделе "Программы", на странице программы "Полный контакт".

 

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Полный контакт. Все выпуски

Видео передачи

Популярное аудио

Новые выпуски

Авто-геолокация