Актуально Для выполнения нацпроектов предпочтут российское

4 февраля 2020, 12:11

Программу ведёт Елена Щедрунова.

Вице-премьер Юрий Борисов считает недостаточными те меры, которые предложили Минфин и ФАС, чтобы обеспечить повышенную долю отечественной продукции при госзакупках в рамках национальных проектов, в которых на настоящий момент доля иностранной продукции остаётся высокой. Похоже, что те требования, которые выдвинул вице-премьер, для аппарата правительства выглядят как-то не очень исполнимыми. Во всяком случае об этом аппарат правительства сообщил.

Какова доля отечественной продукции сейчас при госзакупках? Есть такая статистика? И кто-то её ведёт?

Владимир Климанов: Скорее всего, ведут, хотя я такой информацией не владею. Могу сказать здесь, что госзакупки в отличие от гособоронзаказа, который традиционно курировал вице-премьер Борисов, – это более конкурентная сфера жизнедеятельности. И здесь поставщики с иностранным участием допускаются к участию в конкурсах, они могут в них участвовать, потому что Россия долго присоединялась к ВТО и у ВТО есть определённого рода требования, которые Россия согласилась сама соблюдать в части доступа поставщиков из разных стран к такого рода деятельности. Здесь нет нарушения интересов национальной безопасности, на что уповают очень многие страны, когда вводят те или иные торговые ограничения, не допуская иностранных участников на внутренний рынок. В отличие от гособоронзаказа госзакупки гражданской продукции – это конкурентная среда.

На ВТО многие страны уже плюют, те же США вообще считают ВТО устаревшей организацией. Многие другие страны пошли по тому же пути. Поэтому вспоминать ВТО в этой ситуации немного будет нелогичным.

Речь идёт о госзакупках в рамках национальных проектов, на которые идут исключительно государственные деньги. Неужели государство не может поставить некий заслон и обеспечить развитие собственных промышленности и предпринимательства, а не оплачивать труд зарубежных работников?

Владимир Климанов: Без сомнения, такая политика должна проводиться. Более того, в условиях введённых по отношению к России санкций, а с нашей стороны – контрсанкций, подобного рода замкнутость в поставках продукции отечественными производителями возникает по естественным причинам, поэтому никаких дополнительных мер здесь не нужно. Понятно, что у каждой страны есть желание преференциально покупать продукцию отечественных производителей, поскольку это создаёт рабочие места, оживляет экономику, не даёт выводить капитал, создавая отрицательный платёжный баланс, и т.д. Это вполне очевидно. Другой вопрос, что мир становится всё-таки открытым, и проведение подобной политики изоляционизма рано или поздно будет тупиковым направлением в деятельности любой страны.

Почему тупиковым? Ведь ни у вас нет информации о доле отечественных товаров в госзакупках, ни, как выяснилось из информации того же аппарата вице-премьера, у Минфина нет такой информации. Такое ощущение, что за этим вообще никто не следит. Также было добавлено, что ФАС не предоставляет российским производителям никаких преференций в отношении иностранцев. Почему?

Владимир Климанов: Есть требования ВТО, которым Россия следует исходя из участия в этой международной организации. Более того, были уже разного рода судебные прецеденты на этот счёт в международных арбитражах, и не всегда они заканчивались в нашу пользу. Очевидно, что следовать таким правилам, наверное, необходимо. Если мы сами поставили под ними свою подпись, 17 лет присоединялись к этой организации, то почему надо сегодня от этого отказываться?

Вопрос странный. Потому что мы не можем обеспечить подъём собственной экономики и развитие собственных производителей. На нас в суд подают, а мы, видимо, ни на кого в суд не подаём, хотя Россию на многие рынки не пускают.

А у Минфина нет никакой информации о доле отечественной продукции при госзакупках просто потому, что, видимо, никто не ведёт подобной статистики, никому она, наверное, не интересна. А есть у нас некий ресурс, на котором производители могли бы узнать, где и какие будут проводиться госзакупки, подготовить документы и принять участие в конкурсе на госзакупку? И с другой стороны, те, кто размещает заказы в рамках госзакупок, понимают, что в стране производится или тоже имеют об этом весьма туманное представление, как и Минфин?

Владимир Климанов: За последние десять лет дважды принимался федеральный закон, которые регулирует эту сферу деятельности, и сегодня действует единый портал zakupki.gov.ru, на котором все госзаказчики, включая не только органы власти, но и госкомпании и компании с госучастием, должны размещать информацию о проводимых закупках и, помимо этого, перед конкурсами размещать планы закупок, которые они собираются осуществить в ближайшее время. То есть, на этот счёт достаточно прозрачная информация. И здесь я не вижу каких-то сложностей. И это как раз открывает доступ разных участников торгов к данным закупкам, в том числе и порождает разного рода недобросовестные махинации, что, как известно, часто имеет место быть. Хотя в общей массе это не такой большой поток, но он имеет место, когда недобросовестные поставщики пытаются участвовать в конкурсах с целью каких-то выгодных для себя операций. В этой связи подобная единая база госзакупок считается достаточно продвинутой. Я бы ещё сказал, что при таком уровне цифровизации общества странным выглядит избыточность разного рода бумажных документов, которые сопровождают закупки, и избыточная бюрократизация многих процедур, потому что участие в госзакупках – это всегда огромные издержки для участников этих конкурсов. Нужно в достаточно сжатые сроки подготовить всю документацию и лишний раз зачем-то скопировать множество документов, которые нужно представить или загрузить в электронную систему для участия в электронных торгах. Мне кажется, что избыточность процедур в системе госзакупок – это тот камень преткновения, который будет нужно в ближайшее время убрать.

Да, либо цифровая экономика, либо бумажки. Касаясь темы торгов, на них действует пресловутое правило, которое доказало свою странность, что тот, кто предложит меньшую цену, тот, собственно, заказ и получит. Зачастую за пять копеек предлагают сделать евроремонт, и они по идее должны выиграть торги. Это правило как-то будет модифицироваться?

Владимир Климанов: Вы упомянули на самом деле только одну форму госзакупок – аукцион, победителем которого становится сторона, предложившая меньшую сумму. На аукционе все поставщики оцениваются только по одному этому критерию. А во всех других формах оцениваются и другие параметры: квалификационные требования к поставщику, качество товара и т.п. Другое дело, что не всегда легко это сделать. Известно, что часто бывает какой-то сговор между потенциальными коррупцегенными лицами, которые участвуют в этих торгах. Мы знаем, что есть целый ряд видов деятельности, где только через аукцион можно осуществлять соответствующие закупки. В строительстве целый ряд процедур таким образом осуществляется. Но понятно, что на самом деле система госзакупок сейчас сильно разветвлена, чтобы под каждую задачу найти в ходе конкурса какую-то форму верификации.

­В рамках госзакупок для нацпроектов увеличат долю отечественной продукции

Актуально. Все выпуски

Все аудио
  • Все аудио
  • "Итоги" с Е.Щедруновой и И.Шатровым

Популярное аудио

Новые выпуски

Авто-геолокация