Полный контакт "Нам приходится на ходу учиться современной войне"

1 декабря 2022, 09:07 1 декабря 2022, 10:07 1 декабря 2022, 11:07 1 декабря 2022, 12:07 1 декабря 2022, 13:07 1 декабря 2022, 14:07 1 декабря 2022, 15:07 1 декабря 2022, 16:07 1 декабря 2022, 17:07 1 декабря 2022, 18:07 1 декабря 2022, 19:07

Персоны

В эфире "Вестей ФМ" Владимир Соловьёв.

О необходимости новаций в области технического отношения войск в условиях современных боевых действий. Гость – экс-глава "Роскосмоса", руководитель военно-промышленной компании "Царские волки" Дмитрий Рогозин.

РОГОЗИН: Что необходимо сейчас, во время вот таких военных действий? Прежде всего, прямой выход разработчиков – не важно, государственных или частных – непосредственно туда, где можно испытать то, что ты считаешь крайне полезным для фронта. причём не с искусственными препятствиями, которые ты можешь создать на полигоне, а с настоящими в виде РЭБа, в виде беспилотников противника, под обстрелом.

Я не занимаюсь сейчас стратегическими вопросами, которыми занимался на прежней работе: "Сарматом", нашей тяжёлой межконтинентальной баллистической ракетой, или твердотопливными комплексами. Там есть, кому этим заниматься, дело пошло, я его толкнул, провёл первые испытания и я счастлив, что имел отношение к этому делу. Я сейчас занимаюсь вопросами испытания и доводкой до ума средств тактического звена.

Что такое тактическое звено? Это батальон, это рода, это, может быть. даже бригада. Они оснащены тем, чем они оснащены, а они должны быть оснащены совершенно иным образом. Потому что война, которую мы сейчас ведем, поставила под сомнение очень многие вопросы, в том числе даже материальное оснащение некоторых родов и видов вооружённых сил.

Например, вот смотрите: фронтовая авиация. Она работала в первый период, а сейчас на "ленточке" я её не так часто вижу. Почему? Да потому что средства ПВО противника позволяют создать такой купол, что при заходе в него точно потеряешь свой самолёт и экипаж. Поэтому приходится бить, как мы часто видим в работе армейской или фронтовой авиации, с кабрирования: поднимают нос самолёта, стреляют неуправляемыми снарядами или управляемыми ракетами, совершенно очевидно и разумно боясь заходить в зону ПВО противника.

Или возьмём военно-морской флот в его традиционном понимании: он же на радаре горит, как яркое пятно. Эта война другая совершенно, и я не очень уверен, что стратеги, гражданские или военные, которые занимаются военным планированием, вообще подозревали, с чем мы столкнёмся, и нам приходится учиться "с колёс".

Так вот, если говорить о том, какая должна быть авиация, какой флот, там тоже требуются серьёзные выводы, и, скорее всего, они приведут нас к тому, что флот у нас в перспективе будет в виде подводных дронов, а авиация будет исключительно беспилотная и работающая исключительно в собственной зоне ПВО, но обладающая гиперзвуковым оружием большой дальности и высокой точности. Вот это будет новое, что надо развивать.

Что касается тактического звена, это средства связи, средства управления боем.

О разработке, производстве и внедрении новейших отечественных систем вооружения. Гость – исполнительный директор АО НПК "Техмаш" госкорпорации "Ростех" Александр Кочкин.

СОЛОВЬЁВ: У нас есть что-то, что круче HIMARS?

КОЧКИН: Есть аналог, но он покруче и по габаритам, и по могуществу. Это реактивная система залпового огня нового поколения "Торнадо-С". Это новое поколение РСЗО "Смерч". Эта разработка уже есть в войсках, она сегодня выполняет свою функцию в рамках специальной военной операции. По могуществу воздействия на цель она превосходит HIMARS где-то процентов на 30-40. плюс дальность действия – на сегодняшний день она работает на дистанцию до 120 км, HIMARS пока работает на 70.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Полный контакт. Все выпуски

Видео передачи

Популярное аудио

Новые выпуски

Авто-геолокация