Выберите регион

Смотрим на

Выставка «(Не) время для любви. Истории влюбленных, переживших Холокост»

В основе проекта — дневники, мемуары, биографические романы бывших узников концлагерей, партизан, подпольщиков.

Одиннадцать историй любви, воспоминания о свадьбах и свиданиях в гетто, взаимной заботе, мечтах о доме — короткие пронзительные тексты. А рядом — работы художников, которые исследуют тему Холокоста. Главной в ней остается надежда.

Записи — предельно искренние. «Пока мы еще не на свободе, но Мейер обязательно что-нибудь придумает», — пишет девушка по имени Маня. А Хеннелора признается подруге, что влюбилась в польского солдата. В таких местах, как Будзынь, не влюбляются — возражает та. Любовь не планируют, она случается — отвечает Хеннелора.

«Для меня Холокост — это содержимое чемодана девушки, которая в скором порядке убегает в Палестину, чтобы спастись от нацистов, или изображение рук молодых девушек 24-летних, которые постарели на 50 лет всего за пять из-за тяжелой работы и голода. Мое большое желание говорить о Холокосте в таких деталях», — призналась куратор выставки Катя Крылова.

Работы художников созвучны воспоминаниям узников. Нелли Агасси, говоря о Холокосте и любви, решила быть лаконичной: использовать только карандаш.

«Я вложила противоположные смыслы в свою работу. „Seе уоu“ — с одной стороны, означает „мы увидимся“ там, за горизонтом. С другой, Sea — это море, в котором можно утонуть и не увидеться никогда», — отмечает художница.

Скульптура из металла Рами Атера называется «Дорога к...». Автор задает вопрос: к чему приведет эта дорога? Памяти жертв Холокоста Давид Паломбо посвятил свою менору — ханукальный светильник. Работа Миры Майлор «Концепция дома» символизирует хрупкость жизни и эфемерность планов на будущее.

«Это, безусловно, новый прием, как донести до зрителя, посетителя трагедию Холокоста. Когда человек приходит и проживает трагедию этих молодых пар. Понимает, как с одной стороны, у людей есть светлые чувства, планы на счастье и они не имеют перспективы — в силу того, что оттуда, где они находятся, уже нельзя выйти», — отмечает директор Еврейского музея и центра толерантности Александр Борода.

Француз Кристиан Болтански для своей инсталляции установил 800 японских колокольчиков на заснеженном поле в Канаде. Работу назвал «Animitas» — «маленькие души». Звон колокольчиков будто бы сопровождает потерянные души на пути к обретению покоя.

Юлия Струкова 

Новости культуры

Читайте также