Выберите регион

Смотрим на

Янина Студилина: "Я вся в синяках, но это неважно"

На канале "Россия 1" продолжается шоу "Танцы со звездами". Яна Студилина, звезда фильма "Сталинград" и одна из самых перспективных участниц проекта, рассказала о своих взаимоотношениях с партнером Денисом Тагинцевым; о том, как стало меняться ее тело во время тренировок, о полученных травмах, о костюмах и о царящей на площадке атмосфере. Подробности – в материале "Смотрим".

Одну из самых ярких блондинок российского кинематографа – Янину Студилину – не случайно сравнивают с голливудскими дивами. Например, немецкий актер Томас Кречмар, партнер Янины по фильму "Сталинград", назвал свою коллегу "российской Шарлиз Терон". Но, помимо эффектной внешности, ей не занимать актерского дара – а совсем недавно выяснилось, что у артистки есть и танцевальные способности. Этот талант помогло раскрыть шоу "Танцы со звездами" на телеканале "Россия 1".

Сложно поверить, но лишь на проекте актриса поняла, что на самом деле не умеет танцевать. Хотя и с физической подготовкой, и с пластичностью у нее не было проблем. Впрочем – обо всем по порядку.

- Янина, почему из всех проектов вы выбрали именно этот?

- Если честно, танцевать – это была мечта моего детства. И так получилось, что с актерством сложилось (я и в театре была, и даже в школьные времена у нас было много спектаклей, постановок), но почему-то так получилось, что вот танцами я не занималась. Периодически были какие-то секции, но вот так, чтобы посвятить себя этому изо дня в день – не было, а душа просила. И когда мне позвонили и предложили участие в проекте, спросили: "Вы умеете танцевать? – Конечно, я очень люблю танцевать!" А вот то, что я не умею танцевать, я поняла только тогда, когда я пришла. Я поняла, что танцевать на дискотеке или даже на съемочной площадке, когда героиня танцует, например, где-то – это одно, а скользить по паркету с вытянутым носочком, не отрывая ножку – это совсем другое.

- Но вы не испугались перспективы долгих изнурительных тренировок?

- Нет, на самом деле, я вообще пришла в проект в очень хорошей физической форме. Я хожу четыре-пять раз в неделю в спортклуб, плаваю, баня, ледяная купель. Я думала: "Мне – будет тяжело?!". Но, оказывается, я пришла в большой спорт! Потому что тренируемся мы по три-четыре часа, и мне безумно повезло с партнером. Денис Тагинцев – чемпион, поэтому и от меня он требует чемпионского подхода. То есть – не сдаваться, если вдруг устаешь, руки в позиции держать дольше всех. Понимаете, у меня уже появляется рельеф! Мы с ним делаем огромное количество верхних поддержек, когда все думают, что партнер поднял тебя и кружит, а на самом деле, партнеру действительно огромная работа – тебя поднять (лифт), но дальше партнерша держится сама. И вот от всех этих поддержек у меня начали появляться кубики на животе. Их не было никогда! Так что благодаря этим "лифтам" теперь и фигура тоже поменяется!

- Ходят слухи (развенчайте их, пожалуйста), что у вас с партнером сложились не очень хорошие отношения...

- У меня с Денисом изначально сложились очень хорошие отношения, просто у него не самый простой характер. Он сам – чемпион, и он привык добиваться результата любой ценой. В большом спорте, вы же знаете, есть такое понятие – выбить результат. Он не сразу понял, что я работаю не за кулаки, а за пряники. И чем больше меня хвалить, тем больше я хочу сделать. Поэтому пока мы "пристроились" друг к другу, у нас было в хорошем смысле напряжение. Он все время так: "Яна, соберись, не отвлекайся! На телефон не отвечай! Четыре часа – только со мной". Он требовал полной концентрации внимания, но как только я поняла, что это дает нереальный результат, я стала ему полностью доверять

Конечно, сначала было тяжеловато, особенно – довериться в поддержках. Вдруг он уронит меня, не дай бог, оступится. Когда были прогоны – у нас же с водой! – паркет скользкий... Мы все знали, что один из участников упал, и тогда я подумала: "Боже мой! Только бы не с нами!". У нас на протяжении всех репетиций настолько уже совпало доверие с Денисом и настолько стали чувствовать друг друга, что, на самом деле, мне кажется, нас объединили именно поддержки. Ведь они зависят не только от того, как я сделаю или он сделает, а как мы можем сделать это командой. И тогда легко получается вход, легко – выход, и там – все замечательно. Поэтому я ему полностью доверяю: как профессионал он, конечно, фантастический, и учиться у такого человека – это просто мечта!

Более того, скажу: даже при всех наших ссорах, недопониманиях если бы меня спросили, хотела бы я танцевать с каким-то другим партнером – ни за что! Правда, ни с кем не представляю себя в паре, кроме Дениса Тагинцева.

- К счастью, обошлось без травм. Хотя, наверное, были какие-то инциденты, после которых вам хотелось все бросить?

- А как без травм?! Вы что?! Мы, когда после Нового года вернулись с Денисом и продолжили делать поддержки, они получались настолько хорошо, что он сказал: "Ты знаешь, я вот одну поддержку припас, она очень сложная! Даже не все профессионалы-девочки могут ее сделать, но у тебя так все хорошо получается, ты в такой хорошей форме. Давай, пока ты отдохнула, мы с тобой ее и сделаем". В общем-то, если бы это была киношная склейка, то дальше – мы в таком положении, что я не могу сидеть, фактически дышать, и Денис меня везет в госпиталь Лапина. Приезжаем – а никого на месте нет, новогодние праздники же. Поэтому мы ждали, пока сделают рентген ребер. Я уже попрощалась с проектом.

Мне уже даже было не страшно, что я сломала ребра, мне было страшно, что мне нельзя будет тренироваться. Я там уже порыдала, порасстраивалась. А потом мне сказали, что у меня ушиб мягких тканей. У меня в животе был во-ооот такой шарик. Мне сказали: "Тренироваться нельзя!". Я смотрю на своего врача и спрашиваю: "То есть как?! Мне нельзя танцевать?" Он говорит: "Официально – нет, но если вы себя более-менее чувствуете, то продолжаем". И Денис на следующее утро мне написал: "Ну что? Выйдешь? Продолжаем или отдыхаем?". Я говорю: "Продолжаем". Поэтому мы не останавливались.

- Наверное, это в вашем характере – не сдаваться и не останавливаться?

- Что нас объединяет с Денисом – мы оба суперперфекционисты, мы не можем сделать на 9 из 10. И вот пока "десять" не получится, мы будем до двух ночи "сражаться" – то есть все, что должно быть, мы прямо до конца сделаем. И здорово, что нас окружают люди на проекте, которые тоже очень стараются. И зритель видит, грубо говоря, меня и Дениса, а за кадром остается огромное количество людей, которые нам помогают – это и костюмеры, и гримеры, и хореографы. Прежде всего – наш главный хореограф, режиссер-постановщик Василий Козырь. То есть все-все очень сильно стараются помочь и сделать шоу.

- Кстати, о костюмах: нравятся ли вам наряды на проекте?

- Нам после каждого эфира даются музыка и направление танца, и после этого нам присылает эскизы Игорь Чепурин. Он их создает полностью для каждого героя и присылает нам картинки. Мы дальше смотрим с Денисом и говорим, возможно ли технически в таком костюме танцевать, или из-за той или иной поддержки нужны какие-то модификации.

Но, к примеру, платье в первом танце претерпело очень много изменений. Изначально оно должно было быть длинным, однако из-за того, что у нас поддержки, Денис бы запутался полностью в моей юбке, и мы бы упали вместе. Поэтому мы его "подстригали" все короче, короче и короче, и я уже боялась, что просто в белье выйду на паркет. Но в итоге мне платье безумно понравилось. Мне показалось, что именно в этом номере должно было быть что-то такое легкое, летящее, что-то, что бы абсолютно не отвлекало от истории. На самом деле, то, что мы пытаемся создать с Денисом на паркете – это не только танец, но и также история отношений двух людей. И мне как актрисе, конечно же, это интересней. Как только я понимаю, почему это происходит, я сразу запоминаю все шаги. Почему? Потому что я хочу в этот момент партнера поцеловать, или, наоборот, я хочу его отторгнуть, или я на него обижена... И через эмоциональную связь (как мне кажется) самое интересное – если мы сможем рассказать, а зритель поймет, что же такое там у них происходит интересное на паркете.

- Вы дружите с другими участниками "Танцев"?

- С Дмитрием Дюжевым мы дружим давно, и он безумно старался в проекте. Вообще, вы знаете, очень приятно, что за кадром нет какого-то такого соперничества, чтобы все друг другу говорили: "Вот, кто-то там упал! Класс!" Нет, наоборот, все очень доброжелательные. Я даже была, честно говоря, очень удивлена, потому что Дава популярен и в соцсетях, и среди молодежи, однако он был очень доброжелательный. Он, оказывается, как и я, сибиряк: я из Омска, он – из Новосибирска. Очень открытый. С Димой Дюжевым мы тоже друг друга подбадривали, говорили: "Вот это у тебя хорошо получилось, вот тут ты молодец, вот тут ты победил". Как-то, знаете, все друг друга пытаются поддерживать. Нет такого ощущения, что кто-то кому-то какие-то гадости делает. Наоборот! И это очень здорово! Очень сплоченный коллектив.

- Скажите, при вашей занятости вам хватает времени на семью?

- Сейчас огромная поддержка моей семьи состоит в том, что они решились на этот проект вместе со мной, потому что получается, что я либо собираюсь на репетицию и мне нужно как-то привести себя в чувства, либо я после репетиции и у меня уже очень мало чувств, я очень сильно устаю. И поэтому я очень рада, что именно этот проект появился в то время, когда я не в активном съемочном процессе, а могу полностью себя посвятить и отдать танцам. Мне безумно нравится этот проект, правда! И это исполнение детской мечты. А если у тебя есть мечта и ты занимаешься любимым делом, то тебе не страшно, болит ли у тебя сегодня копчик или у тебя все ноги в синяках. Я реально вся в синяках! Но это все неважно, потому что как только получаешь удовольствие от процесса, то понимаешь, что это все не зря.

- Есть ли у вас свой личный "танец счастья"?

- Мне кажется, что "танец счастья"- это когда ты вообще не думаешь о том, как ты танцуешь, как ты выглядишь, что ты делаешь – ты просто получаешь кайф. И, знаете, Василий Козырь, наш главный хореограф и режиссер, дал один совет. Он сказал: "Твой танец, Яна, пройдет всего минуту 30 секунд или 2 минуты, а подготовка к нему будет многочасовая, и в памяти останется именно она. Попробуй выйти на паркет и получить удовольствие". И я вам искренне скажу: не знаю, как по мнению жюри, хорошо я или плохо танцую, не мне судить, но удовольствие я получила.

А еще мне очень нравится, что это все происходит в прямом эфире. Потому что ощущение в ту секунду, когда ты танцуешь здесь и сейчас и с тобой 12,5 млн человек – это что-то невероятное. Мне кажется, что мне передалась энергия всех телезрителей и я сделала так, что из всех репетиций именно прямой эфир оказался лучшим.

- Как вы думаете, почему стоит смотреть "Танцы со звездами"?

- Во-первых, у нас все по-настоящему. Правда. Это, знаете, такие искренние эмоции, которые, мне кажется, вы не увидите в кино у многих артистов, участвующих в проекте. Для нас это абсолютный выход из зоны комфорта. Там, где мы ничего не умеем, ничего не знаем, нас бросили "учиться плавать", и посмотрим, кто выплывет. И страсти очень, очень накаляются, потому что все соперники очень серьезные. В этом году все очень хорошо танцуют и показывают очень красивые номера. И что лично мне безумно нравится – в этом сезоне канал "Россия 1" решил сделать шоу не только про бальные танцы, но и кинематографично рассказывать истории. То есть получается некий мюзикл, а не просто бальные танцы, где задействованы профессионалы. А мы все-таки артисты, и мне хочется верить, что мы сможем донести до зрителя еще очень много эмоций и показать им маленькое кино, пусть даже длиной в две минуты.

Ольга Мялова, Smotrim.ru

Читайте также

Видео по теме