Выберите регион

Смотрим на

Ковид, мобильники, удаленка и экзамены: интервью Сергея Кравцова

Огромная "перемена" в виде дистанционного образования закончилась. Но что дальше ждет российское среднее образование? Где останутся книги, а где уже навечно онлайн? И как быть со школами сельскими?

У всех нас в семьях есть школьники: дети, племянники и племянницы, внуки и внучки и так далее. Не говоря уже о том, что сами мы все были школьниками. Почему-то мне кажется, что многие из нас впали в оторопь от уровня знаний школьников той поры, когда еще только набирал обороты ЕГЭ. Средняя школа – это то, о чем имеет суждение любой.

"Вести в субботу" отправились в очень хорошую школу №2030 в Москве, расположенную недалеко от Дома правительства. Будем надеяться, что к 2030 году все российские школы станут такими, где можно снимать вторую часть "Электроника", а мы же помним, что в том фильме мы увидели какую-то такую школу, в каких мало кто учился. Но даже и такую школу из-за пандемии "накрыла" удаленка. Именно там нам назначил встречу новый министр просвещения Сергей Кравцов.

- Здравствуйте, Сергей Сергеевич. Как и мы, сначала – температуру мерить и надеть перчатки.

Впрочем, он и утвердил эти правила Роспотребнадзора для школ. Сам все знает.

- В целом ситуация, конечно, непростая, но контролируемая, – отметил министр просвещения Сергей Кравцов.

По дороге в классы узнаем кое-что интересное о нем самом.

- Вы учитель в третьем поколении?

- В третьем. Бабушка работала учительницей русского языка, мама преподавала информатику.

Вопрос, который сейчас друг другу задают вообще все.

- У вас прививка есть?

- Да.

- У меня тоже есть. ПЦР есть? Давайте на время съемки тогда все-таки снимем маски. Мы не нарушаем, хотя и в школе.

- Перчатки оставим, – говорит Кравцов.

- На всякий случай.

В перчатках проверяем работу многочисленных в этой, конечно, очень передовой школе сенсорных цифровых стендов. А у цифровой доски продолжаем разговор о том, как будущий министр стал учителем.

- Математику преподавали?

- Преподавал.

- Задачку какую-нибудь дадите, чтобы я решил?

- Сейчас, конечно, сложно вспомнить, что-то из теоремы Виета?

- Ой, нет! Это я не потяну.

- Нет?

- Давайте чего-нибудь простенькое.

Уравненьице он мне, "дикому" гуманитарию, предложил действительно самое незатейливое. А вот совершенно новые решения всем пришлось применять в пандемию. Зайдем издалека. Кравцов – автор кандидатской диссертации о занятиях с отстающими по математике с использованием мультимедиа. Но в школьной библиотеке под рукой и привычные учебные пособия.

- Все-таки хочется иной раз и книжку взять. Я какую-нибудь возьму просто для понимания. Вот "Aзбука московская для детей и родителей". По-нашему, по-старому, как мы учились, взял книжечку и почитал.

Кравцов справедливо говорит, что сегодняшнему школьнику нужны уже движущиеся картинки. Но в последние два учебных года на картинки смотрели в монитор, а то вообще и в экранчик мобильного.

- Вот это "обучение в пижамах"… У детей в головах чего-нибудь осталось?

- Во-первых, конечно, это была вынужденная мера, – напоминает Сергей Кравцов.

Сейчас уже можно выдохнуть: катастрофы не случилось. Тем не менее сам же министр говорит, что от школы к школе ситуация с качеством знаний разная.

- У нас порядка 30% школ нуждаются в методической поддержке, – отметил Кравцов.
Предстает вся картина благодаря, конечно же, "цифре". Хотя когда все это пришло практически в одночасье, проблем в цифровых материалах вскрылось много.

- Мы когда приняли вынужденное решение о переходе на дистанционное обучение, очень много увидели непроверенного содержания, в том числе искажение и исторических фактов, м математических формул, – говорит министр просвещения.

- А что вас удручило из того, что вы увидели-то по ходу этого невольного эксперимента?

- Первое, конечно, – это материально-техническое оснащение сельских школ.

Сейчас, по словам министра, поставлена задача, что в сельских школах Интернет должен стать 50 мегабит, в городских – 100, чтобы использовать не только проверенное содержание, но и возможности срочно теперь разработанной новой школьной онлайн-системы "Сферум". Рядом – директор школы №2030, где мы все это снимали, Рябкова Наталья.

- Что вы из опыта удаленки перенесете в уже привычную жизнь, когда дети вернулись в школу?

- Сейчас у нас несколько классов на удаленке, – сказала Наталья Рябкова.

В этой школе ребята наконец-то соберутся с учителями и в неформальной обстановке. Вновь – очно. Удаленка все-таки позади.
- Пользуясь случаем, еще раз хотел бы поблагодарить всех наших учителей. Они ни на миг не оставили своих школьников, и образовательный процесс, несмотря на все сложности, продолжался, – подчеркнул Сергей Кравцов.

- А что это за дополнительная фигура "помощник по воспитательной работе, которая с 1 марта появляется в 10 регионах? Это как завуч, который курировал комитет комсомола?

- Не совсем так, – уточняет Кравцов. – Это молодой человек, выпускник педагогического вуза, который говорит со школьниками на одном языке и организует внеучебную деятельность: спортивные мероприятия, походы в театр, в музей, общение друг с другом.

- Откуда же вы таких брать будете? Вообще это ответственность серьезная.

- Мы организовали конкурс совместно с Российским движением школьников, и идет отбор. Его осуществляют сотрудники "Артек".

- То есть не идеология?

- Нет. Именно организация.

- Потому что многим пришла в голову эта мысль.

- Это организация именно внеучебной деятельности школьников. Это решение давно было принято. Но я еще раз подчеркиваю, недопустимо использование школьников в каких-то интересах.

Вообще же о том, как радикально изменилась жизнь школьников, министр судит и по себе самому. Он ведь сначала хотел стать не учителем, а врачом.

- Открою небольшой секрет, почему не смог и не стал поступать в медицинский университет, хотя в свое время хотел. И в 9-м классе работал санитаром в детской больнице. Когда сказали, сколько это стоит, просто денег не было. Сегодня Единый государственный экзамен эту проблему решает, – отметил Кравцов.

В этом году принято решение, что ЕГЭ будут сдавать только те, кто поступают в вузы. У меня лично тема выпускных экзаменов всегда вызывала двойные чувства.

- Я вот на что хочу обратить внимание. Это отнюдь не бином Ньютона. Но я заканчивал советскую школу. Ненавидел физику, химию, математику. Часы считал, когда это все закончится. Но как же мне это потом пригодилось в жизни!

- Конечно.

- На самом деле лишних знаний не бывает.

- Конечно.

С другой стороны, что скрывать: уровень знаний выпускников школ после перехода на ЕГЭ лично меня чаще расстраивает. Впрочем, министр Кравцов – это как раз и есть тот, кто эту систему начал менять.

- Когда я возглавлял Рособрнадзор, мы отказались от заданий с выбором ответов, – вспоминает Сергей Кравцов.

- Где можно было ткнуть и угадать?

- Это убрали. Много творческих заданий, когда нужно показать и эрудицию, и уровень мышления, решать нестандартные задачи. Оценивается как раз умение мыслить. Мы ввели сочинение как допуск к Единому государственному экзамену, ввели устное собеседование по русскому языку в 9-м классе по литературе. Важно, что экзамен объективно дает возможность поступить в вуз.

При этом Кравцов – тот, кто закрыл много-много псевдовузов. И теперь – о самых-самых последних новостях и веяниях вокруг средних школ. Возьмем, к примеру, победителя конкурса "Учитель года" Михаила Гурова из Ростова-на-Дону, учителя математики, который теперь – советник министра.

- У него горят глаза. Математика может показаться такой формальной, такой неинтересной, скучной, – говорит Сергей Кравцов.

- Утомительный для нас, гуманитариев.

- А вот он может преподавать математику так, что любой школьник совсем по-другому будет к ней относиться, и увлечет. Математика – это не только формулы. Если посмотреть геометрические фигуры, если посмотреть вообще всю красоту, то, конечно, математика по-другому откроется.

Но что все-таки о той "цифре", что в мобильниках? Разрешать ли их в школах?

- Вы – за или против?

- У меня дочка учится в 6-м классе, у нее нет мобильного телефона.

- Вы не дали?

- Желательно мобильный телефон именно в учебном процессе на уроке не использовать, – считает министр.

- Многие родители на это ответят: я хочу, чтобы у ребенка был мобильный телефон, чтобы я могла позвонить, посмотреть, где он находится. В этом смысле какой может быть компромисс? При входе в школу сдавать в ящик? Или как?

- Вообще каждая школа сама решает.

- Это понятно. Но вот ваш взгляд даже, может быть, не как министра, а как родителя?

- На мой взгляд, родителям действительно важно знать, где находится ребенок. Но на уроке, когда родители знают, что ребенок находится в классе, можно мобильные телефоны либо выключить, либо положить рядышком. Какой-то если форс-мажор случился, всегда родители на связи и с директором школы, можно тогда использовать мобильный телефон. Но чтобы мобильные телефоны не отвлекали от учебы. Наверное, у директора можно тоже спросить мнение.

- Наталья Петровна, у вас как? Сдают?

- У нас не сдают ребята телефоны, – говорит директор школы №2030.

- Не сдают?

- Нет, не сдают. Но это наша позиция. Мне кажется, что формирование культуры работы с гаджетом – это тоже задача школы. То есть ребенок, имея у себя телефон, понимает, что сейчас начался урок. Он не должен разговаривать, даже если ему позвонили.

- Слушаются?

- Да, конечно.

- А что вы делаете, если поймали на уроке ребенка, сидящего " в телефоне"?

- Он может попроситься выйти в коридор, если какой-то срочный звонок. Но, как правило, мы после этого просто беседуем с ребенком и говорим, что пожалуйста, вот все-таки урок, это святое сейчас, перезвони потом или напиши, что ты сейчас не можешь разговаривать.

- Это тоже хороший пример, – считает Сергей Кравцов.

- Мне кажется, что это правильно, потому что все-таки мы здесь воспитываем детей. Запрет – это не самый лучший вариант, – считает Наталья Рябкова.

Читайте также

Видео по теме