Выберите регион

Смотрим на

Донбасс, коронавирус, будущее страны: главные темы беседы Путина с журналистами

10 февраля состоялась встреча президента РФ Владимира Путина с руководителями российских СМИ. Встреча проходила в закрытом режиме по видеосвязи. Обсуждались следующие темы: судьба Донбасса, политика сдерживания со стороны Запада, природа протестных настроений, влияние мирового рынка зерна и нефти на цены внутри страны, зависимость рынка РФ от крупных монополий Запада, настоящее и будущее России.

10 февраля президент РФ Владимир Путин пообщался с руководителями российских СМИ, передает телеканал "Россия 24". Встреча прошла в закрытом режиме по видеосвязи. Заявления президента по некоторым ключевым вопросам Кремль решил опубликовать.

Речь зашла о судьбе Донбасса.

- Это и Донбасса касается. Вы понимаете, конечно, у меня перед глазами стоят некоторые люди, которые получили травмы и увечья, особенно дети, в Донбассе. Но на наших с вами… Я говорю – на наших с вами, потому что вы – "четвертая власть". На наших с вами плечах – огромная ответственность за Россию в целом. И прежде чем принять какое-то решение, мы должны подумать о последствиях любого нашего шага. Донбасс мы не бросим. Несмотря ни на что.

Также глава государства объяснил, почему сейчас к России применяется политика сдерживания со стороны Запада и какие методы при этом идут в ход.

- Наши оппоненты или потенциальные противники испокон веков, это всегда было со времен царя Гороха, в нашей новейшей истории, в более отдаленной, в период подготовки и ведения Первой мировой войны, всегда опирались на людей очень амбициозных, жаждущих власти, всегда их использовали. Использовали, конечно, не для их интересов, а для своих собственных. И здесь ничего нового мы не видим. Вообще не вижу я ничего нового. Амбиций много, энергии много. Желание заработать побольше денег, прорваться к власти очевидно. И все это просто самым активным образом используется. Для чего? Тоже очевидная вещь.

Послушайте. Я уже говорил, в сфере военного строительства. Сначала тоже, как над вакциной, хихикали. Помните, когда я рассказал о новых современных видах оружия, которые ставятся на вооружение в Российских вооруженных силах на боевое дежурство? Сначала начали хихикать, что все это ерунда, фейк, придумано. Сейчас все это сменилось на совершенно другие настроения. Сейчас уже говорят, что, чтобы вести дальнейшие переговоры о сдерживании гонки вооружений, нужно обязательно включать в переговоры наши новые образцы тактического и стратегического оружия. Я уже не говорю про "Авангард" и все остальное, все наше гиперзвуковое оружие.

С учетом того, что наши ученые-биологи изобрели вакцину, хочу обратить ваше внимание – это не единственное достижение. У нас много достижений. Это начинает уже раздражать. Отсюда появляется политика сдерживания, в том числе – и в экономике. КОКОмовские (КОКОМ – Координационный совет по экспортному контролю, международная организация для контроля над экспортом в СССР. – Ред.) списки никто не отменил, они же на практике функционировали даже в 90-е годы. Никто же не отменял этих ограничений. Просто по мере того, как мы становились на ноги и стабилизировали ситуацию на Кавказе, начали все больше и больше на это обращать внимание.

Вы что, не помните, как меня рисовали с такими клыками, и кровь капала там? Paris Match, по-моему. Таких картинок было много. И свои дискуссии на этот счет я очень хорошо помню. Как только мы стали стабилизироваться, на ноги вставать – все, вот тогда началась сразу политика сдерживания. Ну, вы что, этого не понимаете что ли? Не видите? Именно тогда. Потихонечку, исподволь, маленькими шажками, все больше и больше. И чем мы становились сильнее – тем сильнее проводится эта политика сдерживания. Вот это второй компонент, для чего используются люди подобного рода.

А здесь – по всем направлениям. Наше влияние на постсоветском пространстве, как бы то ни было, растет. При всех сложностях. Ведь когда Союз разваливали, должны были понять, что сейчас начнется становление независимых государств со всеми вытекающими последствиями. Но тем не менее, за последние годы наше влияние здесь растет. Тоже вызывает беспокойство. И тоже это будет то, от чего нас будут оттаскивать. И этих людей, безусловно, будут использовать для этих же самых целей.

Мы что, забыли, как в конце 80-х годов резали наши подводные лодки, наши самолеты и ракеты средней дальности? После того, как начали их уничтожать, главный конструктор покончил жизнь самоубийством, застрелился. Вот это в рамках общих разговоров о снижении напряженности в мире. Уверен, что от этих людей потребуют и таких решений.

Разговор шел и о природе протестных настроений, о том, кто, как и зачем подогревает ситуацию.

- По поводу того, что люди выходили на протесты, в том числе и не из-за этого фигуранта. Да, наверное, вы правы, так и есть. Но вы знаете, в чем дело? Ведь и фигуранта этого тоже используют именно сейчас, именно тогда, когда во всех странах мира, в том числе и у нас, возникает усталость у людей, возникает накопленное раздражение, возникает недовольство, в том числе по отношению условий, в которых они живут, уровнем своих доходов. Мы же с вами люди, мы все понимаем, у нас друзья есть, родственники, связи. Ну, что ни объясняй. Человеку хуже стало жить – ну, что ни объясняй ему, что ни говори, пандемия – не пандемия. Вот хуже жить – значит, плохо. Кто виноват? Начальство. Ну, такова доля начальства, здесь уже ничего не поделаешь.

И, конечно, этим пытаются пользоваться и в Европе, и в других странах, и в самих Штатах. Этой ситуацией пользуются всякие противоборствующие силы. И у нас этим пытаются тоже воспользоваться. И воспользовались. Ну, конечно. А как же? На это расчет.

Сначала был расчет на то, что мы совсем не сможем ничего сделать с этим коронавирусом. Сначала на это же рассчитывали. Исходили из того, что мы никчемные, и звать нас никак, и мы ничего не сможем сделать. Но мы смогли. И лучше, чем другие страны. Я уже говорил, у нас самый объективный показатель – количество заболевших на 100 тысяч населения. У нас 12 человек, а там – до сих пор 45. Значит, мы начали СИЗы эти производить в 20 раз больше, чем в начале эпидемии. В 20 раз! Мобилизация всей системы здравоохранения, мобилизация промышленности оказалась просто несравнимо выше, чем в европейских странах и Штатах. Там, вообще, просто развал какой-то. Там высокий уровень здравоохранения и промышленности, и достижения замечательные. Нам еще далеко по некоторым направлениям до них. Совершенно очевидная вещь. Но способность… Но это для определенной публики. А у нас – для подавляющего большинства населения. И способности к мобилизации нет у них, как оказалось. У нас – лучше.

У нас тоже проблем достаточно. Я знаю про эти проблемы. Знаю, как в коридорах люди лежали, в больницах. Я все это знаю. Ну, не все, наверное, но многое. Но все-таки это лучше, чем в других местах. Не получилось. Но, тем не менее, раздражение накапливается. Проблем много, денег не хватает. Конечно, пытаются хоть что-то сделать, использовать. Поэтому понять можно людей.

Но здесь ведь в чем дело? Дело в том, что власть должна набраться терпения, работать тем не менее ритмично, не заливать деньгами те проблемы, которые нужно не заливать, а работать на регулярной основе, действовать не спорадически, а исходя из здравого смысла и экономической целесообразности. Мы же не случайно выработали целую систему современных способов развития различных отраслей экономики, социальной сферы и жизненных пространств, в которых мы живем, в том числе крупных и малых городов. Постепенно все будем делать, делаем.

Вы понимаете, люди ведь оценивают свою жизнь не по тому, что было вчера или 10 лет назад, а по тому, что хочется, чтобы было завтра. Знаете, от этого никуда не деться. Власть должна понимать это, а понимая это, конечно, ускорять темпы развития. Вот в рамках национальных проектов и будем это делать.

Еще одна тема – влияние мирового рынка зерна и нефти на цены внутри страны.

- Мы гордимся аграриями. Они добились выдающихся результатов, прежде всего – благодаря своему труду, труду людей, которые работают там, на полях, на фермах и на заводах по переработке. Благодаря, кстати говоря, я бы сказал, и мужеству организаторов производства, бизнеса, который вкладывает, и их таланту, умению организовать работу. Все это – очевидные вещи. Но давайте не будем забывать, что это было сделано в том числе благодаря поддержке со стороны государства. Это льготы, это кредиты, это поддержка в случае неблагоприятных погодных условий, это субсидирование экспорта и целый большой набор по удобрениям, по транспорту, по ГСМ и так далее. Все это было сделано в том числе и при прямой поддержке государства. Даже тогда, когда нас и вашего покорного слугу крестили почем зря, говорили, что все это в черную дыру, все это напрасно, никогда у нас ничего не будет. Нет. Кстати говоря, это тоже, наряду с вакциной, такое направление, где мы осуществили очевидный прорыв.

Но послушайте, если на мировом рынке мы занимаем определенную нишу, и там растут цены на то же зерно, мы знаем, как у нас внутри страны потребляются хлебобулочные изделия. При этом мы продолжаем субсидировать экспорт. Понимаете, да? Ну, хорошо, цены выросли, но субсидировать-то зачем, увеличивая экспорт? У нас ведь то же самое происходит с нефтью. Цены на мировом рынке выросли – значит, нефтяники мне говорят: "Мы должны внутри продавать по таким же ценам, потому что у нас убытки". Какие убытки? Недополученная сверхприбыль – да. Убытки-то здесь причем? То же самое – по зерну.

Говорил президент также о зависимости нашего рынка от крупных западных монополий и о том, какой будет реакция на возможные враждебные действия с их стороны.

Мы не будем ничего сворачивать до тех пор, пока у нас не будет своего. И сворачивать-то, когда у нас будет свое, если что-то и будем, то только исходя из конкретных ситуаций. На мой взгляд, когда наши уважаемые коллеги увидят, что есть альтернатива, что они не занимают монопольного положения на этом рынке, они и вести себя будут по-другому. Но у меня, например, нет желания что-то искусственно свинчивать и закручивать. Но, когда уже какие-то враждебные действия будут осуществляться, я этого не исключаю. Враждебные действия в отношении нашей страны недопустимы.

Повторю еще раз. Конечно, у нас есть "Яндекс", у нас есть другие инструменты. Сбербанк развивается очень неплохо в этом плане и, кстати говоря, по некоторым направлениям. Мне Герман (Греф – ред.) недавно все это рассказывал довольно подробно. По некоторым направлениям своей "облачной" деятельности он уже даже где-то их обгоняет в чем-то. Поэтому у нас есть хорошие перспективы. Мы будем этим заниматься. Но мы не будем делать ничего, что создавало бы проблемы нашим гражданам и пользователям просто искусственно, потому что они нам не нравятся или что-то там плохое про какое-то начальство написали. Нет, конечно. Но на какие-то неприкрытые атаки, конечно, мы не сможем не реагировать. Надеюсь, что и они это будут понимать по мере того, как будут утрачивать монополию на рынке.

Еще на встрече прозвучали рассуждения о настоящем и будущем России. Владимир Путин рассказал, какое значение он вкладывает в слово "патриотизм".

- Вот вы сейчас сказали про исключительность. Они (президенты США – ред.) клятву приносят своему народу на чем? На Библии. А в Библии что сказано? Что перед Господом все равны. В Библии брак – это союз между мужчиной и женщиной. Он клянется на Библии и нарушает ее. Значит, он нарушает данную им клятву американскому народу?

В этих вещах очень много противоречий. И это совсем не значит, что мы должны следовать их примеру. У каждого народа, так же, как и у каждого человека, своя судьба. Я верю в пассионарность, в теорию пассионарности. Это, собственно, как в природе, в обществе, – идет развитие, пик, затухание.

Россия не достигла своего пика. Мы на марше, на марше развития. Она прошла через тяжелейшие испытания в своей истории в 90-е и начале 2000-х годов, но она на марше развития. Я в этом абсолютно убежден. И, опираясь на это, у нас, если говорить образно, в хорошем смысле этого слова (можно оболгать и оплевать любое понятие), но чувство патриотизма, любви к Родине, к Отечеству является сердцевиной нашего будущего. Потому что, если не любить свое Отечество, относиться к этому наплевательски, пренебрежительно, плевать на свою историю, на своих стариков, в которых мы отражаемся на самом деле, уничижать их и их достижения, – это значит, не верить и в будущее. А оно, я абсолютно в этом убежден, у России есть.

Повторю еще раз. Я смотрю по тому, что у нас происходит. Проблем море. Но, в отличие от других, старых или быстро стареющих наций, мы все-таки на подъеме, мы – достаточно молодая нация. У нас бесконечный генетический код. Он основан на смешении кровей, если так по-простому, по-народному сказать. А это возможно, если мы будем сохранять межнациональное единство и межконфессиональное единство, уважая каждого человека, который проживает на этой территории. Чтобы каждый, кто здесь проживает, чувствовал, что это его родина, даже будучи представителем самого малого народа. Поэтому все это можно объединить одним словом – "патриотизм".

Все, что я вам говорю сейчас, – я говорю спонтанно, прямо вот то, что в голову приходит. Если подумать, можно сформулировать, наверное, более образно и точно. Но по сути это будет именно то, что я сейчас сказал.

Читайте также

Видео по теме