Выберите регион

Смотрим на

Пекин задал общемировой тренд

Управлять Интернетом – это все равно что "пригвоздить желе к стене", смеялся Клинтон. Но ядовитую часть желе уже фильтрует Китай. Западные соцсети и порносайты. Что делает с ними "Великий файрвол"?

Автор: Александр Балицкий

Созвучному с русской считалочкой "3-15" популярному в КНР телешоу, что уже 31 год выходит в прайм-тайм в День защиты прав потребителей, высокий рейтинг был гарантирован.

В эпоху Интернета, когда все товары и услуги именно там и ищут, китайские журналисты разоблачали интернет-агрегаторы, что выдавали по поисковым запросам ссылки на сомнительные частные медкабинеты под видом солидных клиник.

Лайками и просмотрами (за деньги) агрегаторы были готовы обеспечить даже тех, кто не имел права на оказание медицинских услуг. Среди выведенных на чистую воду оказался и UC-браузер, принадлежащий известной Alibabа. Китайские магазины приложений после скандального телешоу доступ к площадке заблокировали, но осадок остался. Претензий к корпорации-лидеру не только интернет-продаж в Китае накопилось достаточно.

Западная пресса смакует то, что в самом Китае публично не обсуждают. Антимонопольное расследование в Alibabа идет с декабря. Так, за нечестную конкуренцию корпорацию могут оштрафовать на рекордный миллиард долларов. Но пристальное внимание китайских антимонопольщиков не только к детищу Джека Ма. Под прицелом сейчас и все высокотехнологичные гиганты – от Tencent до Baidu. Подозревают, что замкнули IT-рынок на себе. А у китайских властей на него свои планы, и борьбу с монополиями здесь объявили одним из приоритетов новой пятилетки.

"Мы будем наращивать усилия по борьбе с монополиями бизнеса, будем бороться с нерегулируемой экспансией капитала, будем обеспечивать честную рыночную конкуренцию", – заявил Ли Кэцян, премьер Госсовета КНР.

Огромные корпорации – считают в Пекине – самое время осадить. Ведь на повестке – строительство "цифрового Китая", где главное – технологии и инновации, иначе первую экономику мира не обогнать. А значит, общие правила и новая киберстратегия.

"Набор новых правил, обнародованный Канцелярией киберпространства Китая в январе, должен заменить исходное положение в этом году, укрепив железную хватку Пекина в Интернете и расширив его контроль над отечественными технологическими компаниями за пределы китайской границы", – заявляют в КНР.

Но превращение в сверхкибердержаву – по мнению китайского лидера – без киберсуверенитета невозможно. Об этом Си Цзиньпин говорил еще в 2015-м на международном интернет-форуме.

Собственный путь киберразвития, свое регулирование и своя государственная политика – все вместе – "Великий китайский файрвол", чей принцип сформулировал еще Дэн Сяопин: "Если вы откроете окно в мир слишком широко, туда обязательно залетят мухи".

Си это не только учел, но и усовершенствовал, сделав акцент на киберпространстве как инструменте управления и национального возрождения.

Подобно Великой китайской стене "Великий файервол" (или, как говорят в Китае, "Золотой щит") был призван оградить Поднебесную от нежелательной информации. И когда он только создавался, тогда еще Клинтон саркастично назвал это "прибить желе к стене", намекая, мол, все равно не удержит. Но то желе оказалось покрепче любого камня. А китайская интернет-оборона – едва ли не самой эффективной.

Грандиозная система контроля и слежения в Интернете, созданная в качестве мощного интернет-фильтра для контроля контента. Запрос проверяется в случае неугодной информации, что не вписывается в идеологический контекст, интернет-соединение сбрасывается.

Но прежде чем иностранные сети запретить, Китай создал свой собственный мощный IT-сектор, чтобы любые запросы китайского пользователя удовлетворить. Вместо YouTube тут – Youku. Вместо WhatsApp – WeChat. Weibo вместо Twitter. И так – во всем. Причем функционал часто гораздо шире. А число пользователей каждой такой китайской соцсети давно превосходит их зарубежные аналоги.

"Китай построил самую большую в мире оптоволоконную сеть и сеть 4G. А станций 5G у нас теперь почти 720 000. При этом число пользователей Интернета выросло до 989 миллионов в конце прошлого года", – заявил Ян Сяовэй, заместитель руководителя Канцелярии киберпространства КНР.

То, что "большой китайский брат" про всех все знает, тут мало кого беспокоит.

"Если вы надеялись быть анонимным в Интернете в Китае, забудьте об этом. Чаты, форумы, видеоигры – везде регистрируется настоящее имя, удостоверение личности и номер телефона. Китай также требует от интернет-компаний хранить пользовательские данные на локальных серверах и разрешать властям проверять их, когда это необходимо", – сказал Цзэнь Су, журналист газеты
South China Morning Post.

О том, как устроена система контроля, журналистам гонконгской газеты, что, кстати, принадлежит Alibaba Group, но в материковом Китае тоже заблокирована, рассказали те, кто круглосуточно отслеживают материалы в социальных сетях: "Мы, как санитары. Только чистим не дороги или жилые кварталы, а киберпространство".

Кроме армии киберполиции на службе китайской интернет-нравственности и сами соцсети. Только в этой компании таких – 120 тысяч сотрудников. Вседозволенность – это не про Китай.

"Если кто-то пересекает черту, показывая интимные части тела, призывает к насилию или терроризму, мы блокируем аккаунт без предупреждения. А еще помню был случай, связанный с планами местных властей построить мусоросжигательный завод рядом с одним городом. Возможно, из-за недопонимания со стороны чиновников жители забили тревогу. И собрались, чтобы выразить протест. Мы нашли это место, от него забили на карте радиус в десять километров. И сделали так, чтобы там невозможно было вести трансляцию в соцсети. В итоге предотвратили эскалацию", – рассказал Чжи Хен, сотрудник отдела мониторинга контента потокового видео.

Списки неблагонадежных ресурсов постоянно пополняются. Недавно в компанию к Facebook, Twitter и прочим WhatsApp добавился мессенджер Signal. Странно, что вообще продержался столько времени. Но западные журналисты все равно спросили: "Почему Китай запретил иностранную социальную медиаплатформу?"

"Я не знаю о ситуации, о которой вы упомянули, пожалуйста, обратитесь в компетентные органы. В принципе, я могу сказать вам, что китайский Интернет открыт", – ответил Чжао Лицзянь, официальный представитель МИД КНР.

Для китайских телекомгигантов такой подход только на руку. Tencent, Baidu, Alibaba... Уже 20 лет – никакой конкуренции со стороны западных компаний. В ответ власти просят корпорации не идти по стопам своих западных оригиналов, решая единолично, чему и кому быть в Сети, а чему – нет, как это делает тот же Facebook, чьи недавние споры с правительством Австралии еще больше убедили Пекин в превосходстве собственной модели.

"Необязательно быть защитником авторитарных правительств или диктатур, чтобы сказать, что нам нужно более эффективно регулировать Интернет, чтобы увидеть, к чему они привели. Китай более правильно понимал риски, возникающие в онлайн-мире, чем правительства западных стран. А это будет означать, что Китай станет примером для многих стран. И они будут внимательно смотреть, чтобы увидеть, что работает, а что – нет", – считает Роджер Кримерс, научный сотрудник по цифровой экономике Китая и аспирант по праву и управлению Китаем в Лейденском университете.

Так, сам того не подозревая, Пекин задал общемировой тренд и понимание: свободы Интернета не существует. Вопрос: кто сильнее окажется в битве за контроль над сознанием? Впрочем, рядовые китайцы об этом даже не думают. Для них Интернет – это не политика, а развлечение и онлайн-шоппинг. Еще один тренд, которому в Китае даже слагают гимны: "Где Интернет, там сияющая мечта. Из глубин далекого космоса – к родному дому. Я представляю свою нацию всему миру!"

Читайте также

Видео по теме