Выберите регион

Смотрим на

Сергей Горобченко: "Мой герой сбился с пути и всех увлекает за собой"

  • Сергей Горобченко в программе "Судьба человека с Борисом Корчевниковым"
    Сергей Горобченко в программе "Судьба человека с Борисом Корчевниковым"
  • Сергей Горобченко. Кадр из сериала "Чужой"
    Сергей Горобченко. Кадр из сериала "Чужой"
  • Сергей Горобченко в программе "Судьба человека с Борисом Корчевниковым"
  • Сергей Горобченко. Кадр из сериала "Чужой"

"Это ситуации людей, которые запутываются в жизни, уходят от своего истинного предназначения, теряют себя и превращаются в чудовищ". Так в эксклюзивном интервью медиаплатформе "Смотрим" определил тему сериала "Перекати-поле", который показал на этой неделе телеканал "Россия 1", актер Сергей Горобченко.

На телеканале "Россия 1" завершился показ сериала "Перекати-поле". Одну из центральных ролей в нем – состоятельного бизнесмена Анатолия Воскобойникова, в одиночку воспитывающего дочь Ирэн, – сыграл Сергей Горобченко. В эксклюзивном интервью медиаплатформе "Смотрим" актер рассказал и себе и своем герое, об использовании жизненного опыта в кино, о воспитании детей и семейных ценностях, а также о ярких эпизодах своей творческой биографии.

- Чем вас привлек сценарий и ваш герой в этом проекте?

- Герой не совсем обычный для меня, потому что он отрицательный, но при этом имеет очень яркую характерную линию в сценарии. Я люблю играть волевых людей, сильных, с характером, ярких. Мне понравился Воскобойников. Мне он показался хорошим персонажем для работы на данном этапе моего актерского взросления.

- О чем, по-вашему, сериал "Перекати-поле"?

- Для меня – это ситуации людей, которые запутываются в жизни, в своих целях, человеческих "настройках", уходят от своего истинного предназначения, от своего дара человеческого – любви, открытия в себе настоящего таланта и нужности людям, теряют себя, превращаются в чудовищ. В этом сериале все вращается вокруг моего героя, а он, сбившись со своего божеского пути, начинает увлекать за собой в эту воронку всех вокруг. И если такой сильный, могущественный человек не обращается к свету, то он погибает и духовно, и морально, и физически.

- При подготовке к роли вы использовали какие-то истории из своей жизни?

- В каждом человеке есть масса хорошего и масса сложного, безусловно. Мои отрицательные моменты мне известны, они мне понятны. Они известны не только мне, но и моим близким, друзьям и коллегам по работе, ничего здесь такого сверхъестественного нет: в каждом человеке есть свои нюансы, которые он прячет, с которыми борется, скрывает. Не скажу, что что-то такое явно использовал, но даже малейшие какие-то свои негативные неудобства, неустройства я попытался вспомнить и понять, как это может быть. В общем, мне было о чем подумать, так скажем, над собой в этой роли.

- Что нового вам дала роль в "Перекати-поле"?

- Ну, это был интересный опыт. Мои герои часто положительные, и мне это нравится делать, и получается. Здесь была роль на противодействие, внутреннее сопротивление. Герой, повторюсь, – с серьезно отрицательными нотами, но при этом я как-то его понял, я понял его мотивы. Герой нервный получился, и я даже почувствовал, что мне вокруг работы этой существовать было не очень комфортно, потому что этот нерв дал мне какие-то неприятные эмоции. Но рядом со мной были мои чудесные друзья и партнеры, великолепные артисты – Наташа Щукина и Оля Добрынина, молодые ребята. Мы замечательно прошли этот путь. И с Максом Демченко пообщались и нашли какие-то точки творческого соприкосновения. Интересный опыт.

- А как работалось с вашими экранными дочерью и зятем – Ариной Постниковой и Константином Белошапкой?

- Очень приятно и интересно, потому что они, во-первых, талантливые, во-вторых, они современные, молодые, знающие меня по кино, уважающие то, что мной уже сделано, готовые к этой интересной новой жизни в творчестве люди. Безусловно, я получаю удовольствие от взаимодействия с молодыми артистами. И вообще с молодыми специалистами любого направления, чем бы человек ни занимался. Если он одержим своей идеей, профессией, наделен творческой энергией – я рядом с ним всегда.

- У вас самого шестеро детей. Что более ответственно – быть отцом для девочек или для мальчиков?

- Я думаю, что в равной степени нужно быть ответственным по отношению к своим детям. Диалог с мальчиками – это один интересный диалог, с девочками – это совершенно другой интересный диалог. И оба диалога должны быть, конечно, пропитаны любовью. Надо обязательно не терять линию, слышать ребенка, потому что именно через детей своих мы можем, мне кажется, чувствовать сегодняшний день ярко и современно.

- Работа над такими ролями, как в "Перекати-поле", помогает вам лучше понимать собственных детей?

- Ну, я рассуждаю над своими поступками, я анализирую свою жизнь постоянно, я люблю это делать и вижу в этом залог движения. Не просто течь по течению, но думать о том, что ты делаешь, что ты говоришь, каким будет твое завтра при благополучном раскладе природных и физиологических явлений. Мне нравится куда-то стремиться и что-то делать. Что касается роли Воскобойникова: конечно, ложь убивает все, она корежит судьбы, уничтожает отношения. Поэтому моим приоритетом в жизни всегда было стремиться к дружественному, открытому и честному диалогу с детьми, и в данном случае он еще раз подтвердился.

- Есть ли у вас какие-то особые методы воспитания? И вообще, нужно ли воспитывать детей?

- Это для меня очень странный вопрос, потому что если я не буду заниматься воспитанием детей, то кто тогда будет заниматься воспитанием моих детей? Конечно же, необходимо какие-то полезные и нужные вещи передавать своим детям – в этом весь интерес семейного взаимодействия. Обязательно нужно общаться и подсказывать детям, почему они должны учиться на своих ошибках. В чем тогда смысл нашей жизни – родить и как рыбы уйти куда-нибудь, что ли? Естественно, нужно воспитывать своих детей.

Но это не значит, что нужно орать на них, корежить их какими-то своими чудовищными выходками. Воспитание – это не значит, что их нужно связывать и пытать. Воспитание – это общаться с детьми, дружить, понимать их дар, чувствовать, к чему они стремятся, что они любят, как они делают свою жизнь, чем они занимаются с утра, когда встают, нужно ли им делать зарядку утром, заправлять кровать и как за столом сидеть, что говорить и как общаться со взрослыми, со сверстниками. Ну, это же естественно. Для чего тогда вообще все?

- Дети всегда обнаруживают в человеке новые способности. Что нового вы в себе открыли?

- У нас пять детей. И шестому (первому) – 23 года, но мы не прекращаем диалога, не выпадаем ни на минуту, ни на секунду. Это не значит, что мы постоянно общаемся, но мы идем в одну сторону, мы делаем то, что мы наметили, то, что мы определили, то, к чему мы вместе организовали наши жизни. Я помогаю ему, он помогает мне, мы подсказываем что-то постоянно, думаем, как правильно пройти тот или иной лабиринт. Это естественно.

Ну, а с младшей командой, которая дома, – это, безусловно, ежедневные новые открытия. Но я в общем и целом знаю свои слабые и сильные стороны и стараюсь максимально свои сильные стороны детям подарить, а про слабые объяснить – чего делать не надо. Мы чему-то постоянно учимся. Победы детей идут на шаг вперед нас. Но это не значит, что я с ними шагаю на шаг вперед, это не значит, что я бегу сейчас оголтело со старшим на ринг или в бассейн, это не значит, что я в ворота встаю. Но я переживаю это все с позиции своего опыта и знаний. Я вообще люблю учиться, я постоянно себя чему-то обучаю, что-то новое ищу, думаю, анализирую.

- Ваш герой в сериале "Перекати-поле" воспитывает дочь в одиночку. А вы с супругой сходитесь в вопросах воспитания?

- В общих вопросах воспитания мы с супругой сходимся. Это большой плюс. Мы не спорим с ней, нужно ли ребенку заниматься спортом или музыкой. Это понятно, что мы стараемся максимально вложить в детей.

- А в других вопросах?

- Бывает иногда трудно. У нас немножко разные режимы жизненные с супругой. Я люблю больше утро, она – вечер. И вот здесь у нас момент взаимодействия и урегулирования постоянного. И в эти моменты в 50 процентах я бываю прав, а 50 процентах – она. Но если я лишаю себя ее мнения, то я реально лишаю себя половины силы. То же самое, я вижу, происходит с женой. То есть только полюбовное, внимательное отношение к особенностям друг друга, к дарам, которые вложены в нас, делают нас в семье полноценными. Можно из-за этого войти в очень серьезный плотный конфликт и потерять друг друга; из-за этого, я думаю, даже рушатся семьи.

Надо понимать, что люди даны друг другу не просто так, это дар Божий, что люди живут вместе. Мы венчаны, поэтому нужно испытывать в себе постоянно это чувство верности по отношению к выбору своему, быть ответственным и не нарушать его не при каких раскладах. Знать, что испытания обязательно будут, искушения будут. Но обязательно иметь своим идеалом верность. Если ты выбрал и сделал этого человека своей половиной, то нужно быть ему верным и ни в коем случае не бросать эту линию. Если ты ее бросишь – ты потеряешь все. И добиваться того, чтобы взаимопонимание было. И идти вперед, несмотря ни на что.

- Картина "Перекати-поле" снималась в классических русских локациях. А какое самое интересное место, где вам довелось сниматься?

- Для меня место всегда запоминается творческим процессом, людьми, с которыми работаешь. Потому что если хорошие отношения, есть яркий опыт работы, какие-то творческие моменты яркие, то и место запоминается. Я очень хорошо помню почему-то все Ярославское направление, мы там много снимали с Прошкиными – и со старшим, Александром Анатольевичем ("Доктор Живаго"), и с Андреем ("Миннесота"). Очень яркие эмоции от этих работ, и локации встают перед глазами...

Москва – вся. Едешь по Москве, и буквально каждый метр, каждый километр обозначен творческой материей кино.

- Вы воплощали разные ипостаси русского духа – от бандита Пети "Рамы" в "Бумере" до Дмитрия Карамазова в телеверсии романа Достоевского. Вам приходилось доказывать, что вы можете сыграть какую-то роль?

- Всегда идут утверждения, всегда приходится общаться, разговаривать, но как-то это не кажется доказыванием своих возможностей, просто идет какой-то взаимный, обоюдный процесс знакомства. Но вот самая первая роль в кино – в сериале "Агент национальной безопасности" – это действительно было удивительно. Режиссер Виталий Аксенов проводил кастинг на роль компьютерщика, похожего на мальчика из сериала "Никита", – маленького и в очках. Каким-то чудом я попал в этот список. И когда я пришел, он говорит: "Нет-нет, этого убирайте сразу, потому что это не то". Меня это так задело! Я говорю: "Подождите, а что вы хотите? Давайте попробуем!". Надели очки, я начал что-то доказывать и понял, что ему нравится сама моя целеустремленность. И эта работа состоялась, и какой-то даже толчок от этой первой работы был, и остался и есть, и я помню очень хорошо эту энергию.

- На роли бандитов вас приглашают?

- Приглашают, но бандиты мои все с запутавшейся историей. Человек в принципе с потенциалом хорошим и творческим даже, но запутавшийся в жизни. Такое часто бывает. И об этом, собственно, и "Перекати-поле". Человек сбился со своего истинного пути, и он очень слаб, потому что он занимается не своим делом, идет за каким-то лидером бесконечно. И на место поставить такого человека в принципе очень легко, если правильно понять, кто он, какой он.

- "Бумер" стал настоящим событием. Как вы думаете, какой еще проект с вашим участием мог бы рассчитывать на аналогичный успех?

- Если стремиться и хотеть, то все будет. Надо заниматься просто профессией, надо заниматься ею искренне, много и подробно, как, впрочем, и всем в жизни, в чем ты хочешь преуспеть.

- Вы производите впечатление собранного, уравновешенного и сбалансированного человека. Это так, или мы просто многого не видим?

- Вы видите то, что вы видите. Вот какой я есть, наверно, такой я и есть. У каждого есть свои подводные камни и черные космические воронки. Но в каждом человеке есть и хорошее, и плохое. И слава богу, что я занимаюсь своим любимым делом, что мне Бог дал силы заниматься творчеством и заниматься им достаточно искренне, подробно. Я через это открываю и веру свою, и любовь, и семью – все у меня живет по законам открытия своего дара. Я так же смотрю на всех людей, и на весь мир смотрю именно так.

Татьяна Санина, Smotrim.ru

Читайте также

Видео по теме