Выберите регион

Смотрим на

Константин Богомолов ставит "Ромео и Джульетту" в Театре Станиславского и Немировича-Данченко

Это первая балетная постановка известного драматического режиссера.

Константин Богомолов – теперь и в балете. "Ромео и Джульетта" – первая балетная постановка известного драматического режиссера. Даже зная его стиль, предсказывать что-то трудно. На репетиции побывала Яна Музыка.

Константин Богомолов репетирует балетный спектакль. Мы единственный телеканал, которому разрешено присутствовать при рабочем процессе. Это эксклюзивные кадры. Артистам пластического жанра знаменитый театральный режиссер ставит актерские задачи. Сейчас работают над сценой бала.

"Мы должны так возлежать вальяжно, свободно, абсолютно в полном расслаблении, как древнегреческие жители на пирах", – рассказала артистка балета Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Елизавета Артемова.

В этом спектакле Константин Богомолов еще и автор либретто. Классический сюжет сильно изменился. Многое театр держит в секрете, до премьеры Богомолов никаких комментариев прессе не дает.

В мировой практике примеры, когда театральный режиссер работает над балетной постановкой, можно пересчитать по пальцам. Музыкальный шедевр Прокофьева и премьера новой хореографии. Руководитель балетной труппы Лоран Илер долго думал, кто бы мог сделать "Ромео и Джульетту", и решил предложить проект молодому солисту театра Максиму Севагину, который уже создал несколько балетов как хореограф. Полгода он жил с этой идеей, многое успел придумать и вдруг узнал, что руководство театра планирует пригласить в спектакль еще и режиссера. Первая встреча двух художников прошла легко, а вот потом начались трудности.

"На второй встрече, когда мы уже стали более детально разбираться в концепции и в принципе в идеологии спектакля, я почувствовал, что мне его мысли противоречат очень сильно. Ну, потому что я полгода сам варил в своей голове всю эту информацию, пытался придумать, уже весь спектакль практически поставил, а тут вдруг какие-то новые идеи", – поделился хореограф Максим Севагин.

Максим говорит, решил практиковать полное принятие. И оказалось, то, что он хочет выразить через хореографию, прекрасно сочетается с режиссерскими предложениями Константина Богомолова. Первоначальное сопротивление превратилось в сотворчество. Партитура Прокофьева осталась неприкосновенной, а вот история в этом балете будет новая. Для режиссера важно, чтобы классический сюжет для сегодняшнего зрителя стал остроактуальным.

"У него интересные какие-то возникают задачи молниеносно и спонтанно. И ты удивляешься, когда он поднимается на сцену и начинает буквально менять или что-то добавлять, и это очень вкусно, интересно, интригующе смотрится", – рассказал ведущий солист балетной труппы Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Евгений Жуков.

Драматические спектакли Богомолова предполагают особое существование. Актеры говорят: режиссер настраивает интонацию, максимально приближенную к жизни. Хореографу Максиму Севагину тоже близка естественность в искусстве.

"Мне кажется, что у меня тоже есть такая задача в балетном искусстве. Отойти от буфонности, какой-то слишком нарочитой выразительности старого балета, драмбалета. Мы сейчас в современном балетном искусстве стремимся к естественности. Хочется уйти от нарочитости, театральщины такой специальной", – признался Максим Севагин.

Еще один уникальный факт – худрук балетной труппы в этом спектакле работает как артист. Но какой персонаж воплощает Лоран Илер, до премьеры держится в тайне.

Читайте также

Видео по теме